Главная городская газета

Жизнь и ее прекрая снаясторона

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Культура

Фестиваль «Михайловское» прошел в Пушкинских Горах

Студенты Пушкинского театрального центра представили пушкиноогорцам свои премьерные спектакли. Читать полностью

«Петербург» в Театре на Васильевском

С драматургом Юлией Тупикиной - автором популярной пьесы - встретился автор «СПб ведомостей». Читать полностью

Первая балетная школа России отпраздновала юбилей

В течение трех дней на сцене Мариинского театра сдавали экзамен выпускники Академии русского балета имени А. Я. Вагановой.
Читать полностью

«Петербург-2103» как мост в будущее

На выставке, открывшейся в ЦВЗ «Манеж», представленные проекты отвечали на один вопрос: куда движутся архитектура и градостроительная практика Петербурга?

Читать полностью

Дары географов: внутри коллекции РГО в Петербурге

Древние рукописи и русский лубок, одна из первых карт Петербурга, монгольские скульптуры и японские дагерротипы - все это можно увидеть в музее петербургского отделения Русского географического общества. Читать полностью

Застывший образ танца «обыкновенной богини» Улановой

В Петербурге открылась выставка, посвященная памяти Галины Улановой. На вернисаже представлены портреты не только выдающейся примы русского балета, но и других прославленных балерин. Читать полностью
Жизнь и ее прекрая снаясторона |  Больше всего Елена Васильевна Образцова любила черный цвет. ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

Больше всего Елена Васильевна Образцова любила черный цвет. ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

Коллекция Эрмитажа пополнилась костюмами оперной дивы Елены Образцовой.

«Нет великого и малого в искусстве, – считал великий художник Леон Бакст, чьи костюмы к дягилевским «Русским сезонам» когда-то покорили Париж и оказали сильное влияние на развитие моды. – Все – искусство... Великий скульптор Бенвенуто Челлини собственноручно делал чашки и солонки». Бакст писал своей будущей жене Любови Гриценко: «Одевайтесь, как цветок! У вас столько вкуса. Да это ведь одна из радостей этой земли! Носите у корсажа цветы, душитесь, завертывайтесь в кружева – все это безумно красиво. Все это жизнь и ее прекрасная сторона».

Это с его легкой руки к моде, которую прежде считали безделицей, стали относиться, как к искусству. В 80-х годах прошлого века в крупнейших музеях мира начали устраивать выставки модельеров и покупать их творения.

Эрмитаж, в котором еще в конце 80-х годов прошлого века прошла выставка Ива Сен-Лорана, сейчас работает над формированием коллекции современного костюма и моды в отделе истории русской культуры. В составе собрания уже есть, например, костюмы, которые «играли» в фильме Александра Сокурова «Фауст», работы талантливого петербургского модельера Константина Гончарова, ушедшего из жизни в 1990-е годы в совсем молодом возрасте, модели Татьяны Котеговой. На днях коллекция пополнилась 34 предметами костюма и аксессуаров, принадлежавших великой оперной певице Елене Образцовой. Их передала в дар музею ее дочь певица Елена Макарова.

Директор Эрмитажа Михаил Пиотровский, открывая церемонию, сказал:

– Эрмитаж всегда экспонировал костюмы, у нас громадная коллекция. Сейчас мы начали коллекционировать современный костюм. А эти платья не просто красивые вещи, они обладают мемориальной ценностью. Ведь это костюмы великого человека. Елена Васильевна любила наш музей, она бывала у нас, давала концерты. Для нас Елена Образцова – образец того, как люди должны вести себя в искусстве и в жизни и величайший образец высочайшего вкуса. Да не обидятся на меня модельеры, художники, но скажу, что когда заказчик такой, то пятьдесят процентов успеха модельера заключается в его личности. Это как в «Танце» Матисса – пятьдесят процентов Матисса и пятьдесят процентов Сергея Щукина.

В атриуме Главного штаба выстроились манекены, облаченные в роскошные вечерние платья. Рядом – портрет Елены Образцовой, которая недавно оставила этот мир. Платьев не так много. Преобладают черные. На их драматическом фоне яркие акценты – наряды розового, синего и зеленого цветов. Но, кажется, ее цвет все-таки черный.

Кристиан Диор, один из величайших модельеров ушедшего столетия, часто говорил, что платья оживают на женщине, когда ею начинают восхищаться. В этом можно было убедиться, увидев Елену Макарову, дочь Елены Васильевны, которая встречала гостей в одном из концертных платьев своей матери. Это платье от петербургского модельера Татьяны Котеговой: очень длинное, ниспадающее роскошными складками. Елена Макарова выглядела в нем так, будто сошла с картины кого-нибудь из прерафаэлитов.

По ее словам, все платья с историей. Но самое интересное с этой точки зрения – скромное черное, которое юная Елена Образцова купила в Париже, потратив все свои суточные. В нем она потом выступала на конкурсе Чайковского в Москве в 1970 году и получила первую премию.

– Мамины туфли я в детстве любила примерять, – вспоминает Елена. – А вот к платьям меня поначалу не подпускали, чтобы не испортила. Но однажды мама привезла из Америки подаренного ей зверька, похожего на тушканчика. И в один прекрасный день он пропал. Искали по всей квартире, не нашли и подумали, что с ним что-то сделал наш кот. А потом нашли – оказалось, что он сделал себе в укромном уголке гнездо из маминых шифоновых платьев, прогрыз в них дыры. С тех пор платья от меня перестали прятать.

Мама комплексовала по поводу фигуры, все время стремилась похудеть. И потому очень любила черный цвет, который стройнит. Когда она садилась на диету, то меры не знала, мы переживали за ее здоровье. И нам казалось, что она выглядела лучше, когда была в теле – роскошная статная русская женщина.

К одежде Елена Васильевна относилась бережно, ведь она помнила трудные времена, когда не было денег на роскошные наряды и она все время носила черный костюм и белую блузку к нему.

– Ее даже называли монашкой, – говорит дочь.

«Тряпичницей» Елена Васильевна не была, с легкостью раздаривала свои платья подругам. В обычной жизни, когда ей не надо было соответствовать образу дивы, она предпочитала удобную одежду, любила брюки, туники.

Концертные костюмы хранились у нее в доме на манекенах или подвешивались на балку под потолком, чтобы не мялись.

На вопрос, не жалко ли ей расставаться с мамиными вещами, Елена Макарова ответила, что не хочет превращаться в скупого рыцаря, который сидит на сундуке, набитом добром:

– Я рада отдать и платья, и ноты, и какие-то фотографии из семейных архивов, мне важно, чтобы люди помнили маму, чтобы студенты учились на ее примере. Эрмитаж – знаменитый музей, в нем всегда много посетителей. Так зачем я буду хранить платья дома, в квартире? Чтобы на них спали мои кошки? Или держать в сейфе ее драгоценности, которые я сама никогда не надену, потому что я не такая публичная персона, какой была мама, мне особо некуда их носить.

Елена рассказала, что собирается устроить аукцион, на котором будут проданы некоторые вещи, принадлежавшие Елене Васильевне. Вырученные средства пойдут в Фонд борьбы с лейкемией и на поддержку Фонда Елены Образцовой. В планах также организация фестиваля оперных певцов «Елена».

На церемонии присутствовала Татьяна Котегова. Она поделилась с вашим корреспондентом своими воспоминаниями о Елене Образцовой:

– Мы общались с Еленой Васильевной лет девять. Не только как модельер и заказчик, а просто дружили. Когда она приходила в наш модный дом, чтобы заказать какие-то вещи, то полностью доверялась нам, говорила мне: «Делай что хочешь!». Она любила черный цвет, и тут наши предпочтения совпадали. Мы делали для нее и концертные платья, и повседневную одежду. Ей очень нравились туники с брюками. Мы могли разговаривать часами: об искусстве, о моде, о жизни – обо всем на свете. Иногда она даже пела у нас в модном доме – просто чтобы доставить нам удовольствие. Для меня ее уход из жизни – большая потеря. Она до последнего великолепно держалась, невозможно было поверить, что она больна. Я не могу назвать никого из оперных певцов, кого можно было бы с ней сравнить. Она просто царица.

А ее дочь Елена так похожа на мать! Чертами лица, манерой двигаться. Сегодня, когда она пела, мне иногда казалось, что передо мной молодая Елена Васильевна.

– А платье, в котором сегодня была Елена Макарова, тоже ваша работа?

– Да. Все платья мы делали для Елены Васильевны с такой любовью! И я сказала: «Леночка, оставь их себе, мы тебе переделаем». И мы действительно какие-то из платьев переделали для нее.



Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте
Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook