Главная городская газета

Зажечь свой очаг

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Культура

Дары географов: внутри коллекции РГО в Петербурге

Древние рукописи и русский лубок, одна из первых карт Петербурга, монгольские скульптуры и японские дагерротипы - все это можно увидеть в музее петербургского отделения Русского географического общества. Читать полностью

Застывший образ танца «обыкновенной богини» Улановой

В Петербурге открылась выставка, посвященная памяти Галины Улановой. На вернисаже представлены портреты не только выдающейся примы русского балета, но и других прославленных балерин. Читать полностью

Памяти Дмитрия Хворостовского посвящается

Петербург отдаст дань уважения таланту знаменитого российского баритона. Читать полностью

В Президентской библиотеке прозвучит нежная музыка сильного императора

В Колонном зале библиотеки 27 июня петербуржцы  познакомятся с культурной стороной эпохи российского императора Николая I. Читать полностью

Босиком по льду: «Ромео и Джульетта» - в Петербурге

Драматический спектакль Ильи Авербуха до конца июня приехал в Северную столицу. Детали масштабного ледового шоу - в нашем материале. Читать полностью

Театр одного актера на Летних чтениях

В течение трех дней, с 19 по 21 июня, в Петербурге пройдет фестиваль «Летние чтения». В этот раз программа приятно удивит гостей проекта. Читать полностью
Зажечь свой очаг | ФОТО предоставлено пресс-службой театра

ФОТО предоставлено пресс-службой театра

Музыкальный театр для детей и взрослых «Карамболь» отмечает в этом сезоне свое 25-летие. На юбилейном вечере, состоявшемся в Концертном зале у Финляндского вокзала, его главный гость Максим Дунаевский назвал идейного вдохновителя и организатора этого театра Ирину Брондз «маленьким гигантом». И был прав. Нескончаемая административная деятельность не мешает Ирине писать вдохновенную музыку к детским спектаклям. Художественный руководитель – директор театра Ирина БРОНДЗ рассказала музыковеду Владимиру ДУДИНУ о том, как умудряется на протяжении четверти века сохранять творческий дух и оптимизм у себя и своих подопечных.

– С какими настроениями театр встречает свое 25-летие?

– Настроение у нас вполне позитивное, несмотря на сложности – финансовые и организационные.

25-летний путь нашего театра – это путь постоянного поиска, совершенствования и открытий. Они касаются и репертуара, и новых талантливых артистов, и расширения зрительской аудитории, и многого другого. Проблемная же часть нашей жизни сегодня связана с тем, что в здании театра (бывший ДК им. Ногина) мы можем только репетировать, но не играть для зрителей.

Этот памятник архитектуры федерального значения (1903 г.) уже более девяти лет ждет реконструкции. Зимой там холодно, репетируем в верхней одежде. У медных духовых инструментов садится строй, певцы теряют голоса, учащиеся студии мерзнут. Поскольку объект – охраняемый памятник, то для элементарного утепления нужны сотни согласований. Мы должны были войти в отреставрированное здание еще к своему 20-летию. Но не только не вошли, но и не переехали, чтобы освободить здание для реконструкции.


– Почему история с реконструкцией тянется так долго?

– Как говорят, в России, чтобы что-нибудь успеть, надо быть очень здоровым и жить очень долго. Мы дети перестройки. Наши учредители в 1995 году решили, что содержать нас уже невыгодно. После девяти месяцев наших мучительных хождений по инстанциям, в 1996 году, появилось распоряжение о государственном статусе театра. Тот документ был подписан В. Путиным, в то время заместителем А. Собчака. Позже мы получили здание бывшего ДК им. Ногина, и все эти годы тратим очень большие деньги на аренду залов. На суммы, потраченные за эти годы, мне кажется, можно было бы построить новый театр. Сроки реконструкции постоянно отодвигаются из-за очередного экономического кризиса. Мы же, несмотря ни на что, должны выдерживать творческую конкуренцию...


– Казалось бы, вас, занимающихся детским театром, нужно поддерживать в первую очередь.

– Да, большинство наших спектаклей для детей, а точнее – для семьи. В 1992 году, когда мы готовили к выпуску мюзикл «Белоснежка и семь гномов», решено было открыть детскую студию. Дети в «Белоснежке» создавали «атмосферу»: были птичками, цветами. В дальнейшем дети стали играть в спектаклях детские роли, а взрослые – разумеется, взрослые.

С тех пор сменилось уже несколько поколений студийцев. Бывшие дети приводят своих детей. Многие студийцы поступают в вузы, в том числе театральные. Кто-то выбрал другую профессию. Но очевидно, что у них было счастливое детство, проведенное в театре, благодаря которому менялась их внутренняя душевная структура, повышалась самооценка. Когда у юных артистов двойки в школе, ко мне идут родители и просят воздействовать на них. Двойки исправляются...

Трудности в работе с детьми заключаются в отсутствии нормальных бытовых условий: для того чтобы дети проводили у нас больше времени, необходимы дополнительные помещения. Детская студия нуждается также и в законодательной правовой базе, которой нет. Это не дом творчества юных, не музыкальная школа, а студия при государственном театре. На одном из недавних заседаний все руководители подобных студий в Петербурге в один голос говорили о том, что необходимо срочно издать правовой документ. Детей мы набираем по кастингу, и существуют они на контрактных условиях. Ясельников у нас, конечно, нет, но детсадовские кадры с 5 лет имеются.


– Вы берете детей без подготовки?

– Ребенок должен чисто интонировать, выразительно прочитать стихи или рассказать сказку, чувствовать ритм и ритмично двигаться, хотя бы немного уметь импровизировать. Остальное мы разовьем.


– Вы позиционируете «Карамболь» как театр мюзикла?

– Мы прежде всего музыкальный театр. Так сложилось, что занялись мюзиклом. Хотя, если строго разбираться, то «Царевна-лягушка» – это опера-сказка и «Сказка о рыбаке и рыбке» – тоже опера-сказка. «Карнавал Чуковского» – самая настоящая зонг-опера. «Шербурские зонтики» – джазовая опера, как ее определил сам автор Мишель Легран.

Мы осваиваем разные направления мюзикла.

«Иосиф и его удивительный плащ снов», наша последняя премьера, – бродвейский мюзикл. Если говорить о таких мюзиклах, как «Мэри Поппинс» Дунаевского, «Король-олень» Таривердиева или «Человек-амфибия» Андрея Петрова, то это особая ветвь нашего творчества. Бывшие музыкальные фильмы появились на театральной сцене в жанре мюзикла. Мы делали свои редакции, дополненные новой музыкой. Максим Дунаевский специально для нашего спектакля сочинил десять новых номеров.

А для «Короля-оленя» я делала авторизованную редакцию с разрешения Веры Таривердиевой, использовав музыку, написанную Таривердиевым в 1960-е годы. Мы использовали даже его фортепианные прелюдии. В «Человека-амфибию» я включила песни 1960-х. До нас на театральной сцене не было ни «Короля-оленя», ни «Человека-амфибии», ни «Мэри Поппинс».


– О каком же театральном здании вы мечтаете?

– Само по себе наше здание 1903 года постройки прекрасное, тогда качественно и красиво строили. Поэтому я надеюсь, что мы войдем в прекрасный театр. Нам разрешили поднять крышу, а значит, будет штанкетный комплекс с полной высотой, можно сделать подъемную оркестровую яму, а значит, мы сможем давать и концерты, и спектакли. Будут карманы сцены, театральный буфет, лифты, доступность для всех категорий граждан. Нам это здание выделили, когда мы выпустили мюзикл «Приключения Буратино». Помните нарисованный очаг в сказке папы Карло, за которым открывался Чудесный Театр? Мечтам свойственно сбываться.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook