За столом неподалеку от шкафа

Нина Романовна Либерман – один из старейших и опытнейших книжных редакторов. Когда по моей просьбе она стала вытаскивать из шкафа книги, которым помогла увидеть свет только за последние несколько лет, большой старинный стол очень быстро оказался завален: «Петербург в судьбе Генриха Шлимана» и новый перевод «Слова о полку Игореве», «Жизнь в русской усадьбе» и «Париж для зевак», «Хронологическая роспись содержания» журналов «Аполлон» и «Мир искусства»... Поверьте, тут было от чего разволноваться книжному человеку. Словари, в том числе и мой любимый Толково-энциклопедический, по причине громоздкости остались в шкафу. Так за столом неподалеку от шкафа и проходил наш разговор.

За столом неподалеку от шкафа |  ФОТО из семейного архива

ФОТО из семейного архива

– Нина Романовна, вы всю жизнь работаете с языком, наблюдаете за ним. В перспективе этого долгого пути как видится, как воспринимается сегодняшняя ситуация?

– Я не склонна воспринимать ее так драматично, как многие вокруг. К языку отношусь с уважением и понимаю, что это система, существующая сама по себе. Я бы сравнила ее с океаном в «Солярисе». Мы в него отправляем всякие гадости – он нам навстречу выбрасывает фантомы, а практически существует в том же самом качестве.


– А как же повсеместные стоны о кризисе языка, его болезни, даже умирании?

– Это умирание не языка – умирание образования. А это разные вещи. У образованных людей язык не умирает.


– И все-таки как объяснить некоторую нервозность в отношении к языку?

– Несколько есть объяснений. В значительной степени это объясняется консервативностью многих носителей языка, даже вполне интеллигентных, заслуживающих доверия, но не воспринимающих новшества. Или воспринимающих пену, которая на поверхности всегда бывала, а потом съеживалась, исчезала, – всерьез.

Волнуются по причине заимствований, которые хлынули к нам вместе с новыми реалиями. С этим ничего не поделаешь. Если устройство называется РС, то оно «писи» и есть. Кроме того, эти люди совершенно не учитывают закона языковой экономии. И те, кто говорит, что вместо «парковка» надо говорить «охраняемая стоянка», никогда этого не получат, потому что «парковка» – короче.

Мне кажется, что опасность, которая грозит языку, идет с другой стороны – не со стороны иноязычных заимствований, а со стороны «олбанской» (Как жаль, что печатный текст не передает интонации – иронической, презрительно-торжественной... «Олбанский» – распространившийся в Рунете в начале 2000-х годов стиль употребления русского языка с фонетически почти верным, но орфографически нарочно неправильным написанием слов. – М. С.). Вот это страшно, потому что каким-то клином въезжает в образование, о котором я уже говорила, становится привычкой.

Всегда были дети с прекрасной зрительной памятью. Если эти дети много с детства читали, они без всяких правил запоминали, как нужно правильно писать. Но если сейчас... (уходит и возвращается с книжкой)... вот книжка, где две женщины – одна из них журналист, а другая ее застенчивая и вроде бы образованная мама – постоянно говорят «чё» и «ничё», то, естественно, в каких-то подвалах памяти это обязательно отложится. Когда-то я вычитала, ни много ни мало у Леонардо да Винчи, что если какая-то глупость или нелепость вошла в книгу, то она уже кажется достоверной.

Есть еще одна опасность, которая касается всех, не только недоученных. Это маска. В игре, в трепотне с друзьями в подходящей обстановке люди начинают «прикалываться». Но у маски есть ужасное свойство: она прирастает. Я знала замечательную женщину, сказать о ней – образованная и интеллигентная – значит ничего не сказать. Но она говорила «красивЕе», причем не в шутку. Значит, когда-то в молодости вот так «прикалывалась» и привыкла. Это большая опасность.

Кто-то хочет показаться очень крутым или великим знатоком того же «олбанского» языка. Потом молодость кончается, прекращается тусовка – человек работает в солидной фирме и вынужден брать уроки языка устного.


– Потому что привык говорить так, как говорить в пристойном месте нельзя?

– Да, да!


– А вы не думаете, что бесконечные словари мата, брани, жаргона – вы же сами словарь жаргона редактировали – вбросили слова, которых многие и не знали? Мне иногда кажется, что лингвисты тут много способствовали.

– Нет, я так не думаю. Конечно, словарь русского мата пользовался широкой популярностью. Но словари жаргона или экспрессивной лексики были интересны только специалистам. Этот интерес появился вместе с тем, что стали публиковать самиздат. Как ни смешно, но это тоже был прорыв к свободе.


– Да, конечно. Так же, как и повсеместные колонки о языке, интервью, радио- и телепередачи на новейшем и остром материале. Это внимание общественное что-то дает?

– Я должна сказать, что плакаты с портретами Людмилы Вербицкой «Давайте говорить как петербуржцы», которые развешивают всюду, мне очень нравятся. Это должно что-то давать. Был момент, когда в вагонах метро вешали таблички с небольшими отрывками из стихов – это тоже было прекрасно. Должно идти образование, и это совсем необязательно курсы или учебные заведения. Оно всяко приходит к людям. А когда в думе принимают закон, что говорить, а что не говорить – это, конечно, ерунда.


– А конкурсы слов года, месяца, теперь уже недели – как вы к ним относитесь?

– Не знаю. Мне кажется, что это выявление моды. Сейчас перестали, к сожалению, выходить замечательные сборники «Новые слова и значения». И, вероятно, в связи с их отсутствием...


– Кто их выпускал?

– Институт русского языка Академии наук. Сейчас посмотрим... (Через несколько минут из книжного шкафа извлекаются и ложатся на стол словари новинок русской лексики, которых, увы, уже нигде, кроме научных библиотек, не увидеть. – М. С.) Во Франции такие издают каждый год, причем вместо книжного корешка – кольца, на которые нанизываются дополнения.


– А что такое хорошая речь сегодня?

– Это речь, абсолютно не чуждая новаций, твердо знающая, где, когда и с кем как говорить. Прежде всего – вот это. Я прочла только что книгу Гузель Яхиной «Зулейха открывает глаза». Татарка на русском языке пишет вкусно (и опять не передать интонацию этого выделенного и протянутого, словно на тарелочке поданного, слова. – М. С.). Это хорошая, настоящая речь. Значит, можно и в наше время.


– Чувство языка и умение говорить и писать врожденное или этому можно научить?

– Это в первую очередь полученное в семье – по моему твердому убеждению. Когда с детьми разговаривают с самых малых лет, может быть, с внутриутробного возраста начиная, это формирует речь. Не знаю, я не представляю себе иначе.


– Пушкин.

– А, батюшки, среди кого он рос?


– Среди людей, которые очень плохо говорили по-русски. Ну если не считать Арину Родионовну...

– И Марью Алексеевну. Находились и другие... Лицейские учителя, Кошанский, например...


– ...в классе которого Пушкин был шестнадцатым по успехам. Это к вопросу о школе, с которой вы когда-то начинали. В чем сейчас вам видятся проблемы школьного обучения языку, литературе?

– Мне трудно судить, потому что я давно со школой непосредственно не имею дела. Две мои ровесницы, посвятившие школе, русскому языку и литературе всю свою жизнь, в прошлом году отказались от репетиторства, потому что оно подарило им к школе боязнь и ненависть.


– Чего боятся? За что ненавидят?

– Боятся и ненавидят ЕГЭ, но не только ЕГЭ. Боятся зацикленности, упертости в то, что, скажем, литература школьная – это история литературы, тогда как на самом деле надо было бы прививать чувство наслаждения от чтения. Ведь его нет у большинства детей, которые не получают этого в семье. Они и в школе этого не получают.


– По-вашему, все упирается в семью и спасение утопающих – дело рук самих утопающих?

– Конечно. Именно так.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 097 (5714) от 02.06.2016.

Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Почему Анну Старобинец признали лучшим фантастом Европы
01 Августа 2018

Почему Анну Старобинец признали лучшим фантастом Европы

Как случается с любой более-менее резонансной литературной наградой, от Нобелевской премии до «Большой книги», одни коллеги поздравляли московскую писательницу с победой, другие шумно негодовали.

Михаил Пиотровский: «Есть великие примеры»
02 Июня 2018

Михаил Пиотровский: «Есть великие примеры»

Директор Эрмитажа - об автономности культуры, уголовных делах, связанных с хищениями в музее и о прошедшем Юридическом форуме.

Сказать всё, никого не обидев
12 Июля 2017

Сказать всё, никого не обидев

Музей работает для всех, но ему важна понимающая аудитория. Есть люди, которые все понимают, ориентироваться надо на них. Сегодня это важно.

Уроки танца не кончаются
13 Июня 2017

Уроки танца не кончаются

Состоялся 275-й выпуск Академии русского балета им. А. Я. Вагановой. По давней традиции, в июне выпускники демонстрируют свои таланты на сцене Мариинского театра в рамках фестиваля «Звезды белых ночей...

Гений места движет фестиваль
25 Мая 2017

Гений места движет фестиваль

XXV, международный фестиваль «Дворцы Санкт-Петербурга» откроется 31 мая в Эрмитажном театре концертным исполнением оперы «Сельская честь» Масканьи.

Великая Победа глазами потомков
19 Мая 2017

Великая Победа глазами потомков

В нарядном недавно отреставрированном Доме журналиста на Невском вчера было непривычно, по-школьному, шумно...

Вся ночь впереди
19 Мая 2017

Вся ночь впереди

Завтра в 10-й раз в Петербург придет «Ночь музеев» - одно из главных культурных событий года.

Гранатовый браслет из Гатчины
02 Мая 2017

Гранатовый браслет из Гатчины

В Гатчине подвели итоги XXIII кинофестиваля «Литература и кино».

Кармен-сюита
25 Апреля 2017

Кармен-сюита

Удивительное дело: ни в одной другой экранизации не было так очевидно, что эти двое совершенно не созданы друг для друга...

Уважение рождается в борьбе
09 Марта 2017

Уважение рождается в борьбе

Благодаря музею Исаакий стал гражданской святыней, обрел значение, которое выдвинуло его в первый ряд памятников Петербурга. Музеи всегда оказываются на передовой линии борьбы за цивилизацию. Они подч...

Михаил Пиотровский: Исаакий себя защитит
02 Февраля 2017

Михаил Пиотровский: Исаакий себя защитит

Я написал письмо Патриарху Кириллу. Пресс-секретарь Святейшего сообщил, что Патриарх готов встречаться и обсуждать эти вопросы.

Как сэкономить на культуре
15 Декабря 2015

Как сэкономить на культуре

Посещение музеев, особенно всей семьей, обычно влетает в копеечку и для многих становится роскошью. Сегодня мы расскажем о том, как можно сэкономить, напомним о бесплатных днях и льготах.