Italiano vero. Как развить итальянскую манеру пения?

Баритона Владислава Сулимского называют вердиевским певцом. За свои многочисленные достижения на оперной сцене он стал лауреатом российской оперной премии Casta diva.

Italiano vero. Как развить итальянскую манеру пения? | Сцена из оперы «Макбет». (c) Мариинский театр/Фотограф Наташа РАЗИНА/2016 г.

Сцена из оперы «Макбет». (c) Мариинский театр/Фотограф Наташа РАЗИНА/2016 г.

Вскоре Владиславу предстоит дебютировать в партии Фальстафа в одноименной опере Верди на фестивале «Звезды белых ночей». Певец рассказал музыковеду «СПб ведомостей» о том, что выучить язык итальянской оперы можно только в Италии.

- Баритоны, наверное, благодарны композитору Верди?

- Не знаю, что скажут сопрано, меццо, теноры и басы, но для баритона Верди написал гениальную музыку. Уж не знаю, за что он так любил баритонов. Я никогда не устану петь Верди. Надеюсь, что до старости он меня не оставит.

- Вашей первой серьезной партией в Мариинском театре стал Евгений Онегин в одноименной опере Чайковского. Но сегодня вы ассоциируетесь почти исключительно с итальянским репертуаром, считаетесь лучшим вердиевским баритоном. Помню, как в один прекрасный момент вы вдруг зазвучали как истинно итальянский баритон. С вашим голосом произошла очевидная метаморфоза.

- И я помню момент, когда запел по-другому, но, правда, осознал это не сразу. Я выступил на исторической сцене Мариинского театра на концерте из арий Верди, где исполнил сцену смерти Родриго из «Дон Карлоса» с Валерием Абисаловичем за пультом. Незадолго до этого я вернулся из Флоренции, где был на мастер-классе Паоло ди Наполи, с которым занимался три года. По возвращении я пришел на урок к концертмейстеру Елене Константиновне Матусовской, и после первых спетых мной звуков она сказала, что я стал «по-другому петь». И тут в моей голове что-то переключилось: я вдруг понял, чего от меня добивался Паоло...

- Вы приехали в Петербург из Белоруссии. Там чему-то успели научиться?

- В Молодечно со мной занимался педагог Георгий Илларионович Юревич, педагог от Бога, поставивший на ноги не одного певца, которые сегодня разъезжают по всему свету. Он открыл мне дорогу в пение и подготовил к Петербургу. В Минске в консерватории, куда я поступил на первый курс, я не получил никаких дивидендов от учебы, быстро почувствовал, что пора уезжать. А в петербургской Консерватории Николай Николаевич Алексеев вложил в меня и душу, и нервы. В Академию молодых певцов Мариинского театра я поступил в 2000 году без какого-либо сценического опыта. Там, готовя даже маленькие роли, я рос, учась у старших коллег, прежде всего у Георгия Заставного. А в петербургской Консерватории я учился лишь до четвертого курса, с которого меня попросили, потому что я не успевал выучивать по 20 романсов за ночь в академии и еще в Консерватории сдавать все эти философии. Это было выше моих сил. Так что диплома Консерватории у меня нет.

- То есть вся исполнительская школа пришлась на Мариинский театр?

- Да, всю силу театрального искусства, театральное закулисье я впитывал там. Потом был период жизни в Италии, куда я уехал, решив все поменять и начать учиться сначала. Около полутора лет я жил в Милане, Риме, занимался с разными педагогами. Когда вернулся, Валерий Абисалович сразу взял меня в штат. Мне повезло. Я уж думал, что он забыл обо мне больше чем за два года моего отсутствия.

- Ваша итальянская «модуляция» произошла как-то незаметно. Видимо, времени зря не теряли.

- Меня там всего «переломали», заставив начать с азов, со школы. Итальянская школа немного другая. Это стиль. Мне пришлось выучить язык, я не знал толком ни английского, ни итальянского. Мы общались с педагогом на «языке попугаев». Я понял, что это тупик, купил два словаря - итальянско-английский, англо-русский и с одного на другой переводил, писал на стикерах, развешивал на стенах, смотрел футбол и слушал, что они говорят, неизвестные слова переписывал. Где-то через неделю я уже говорил с педагогом на простейшем итальянском.

- Какие были педагоги в Италии?

- С моим первым педагогом и первым агентом меня познакомил Бужор Методие. Агентом был Вальтер Белох - знаменитейший итальянский агент, работавший с Тебальди, Паваротти. Педагогом - его близкий друг Раймундо Меттре, который много пел, но не титульные партии. Нередко бывает, что люди, сидевшие на маленьких партиях, могут дать в педагогическом плане больше, чем певцы первого ряда. Около месяца мы с ним занимались. Я уехал, ничего не поняв, в голове была каша - языки, техника... Лишь где-то с третьего приезда я начал что-то осознавать. Потом мы с Меттре расстались, я начал ездить к Ренате Скотто, заниматься с ее коллегами, которых она приглашала на мастер-классы.

- А с самой Ренатой Скотто занимались?

- Занимались, но не техникой вокала, а интерпретацией. Она так могла поставить сценическое движение, что и петь уже не надо было. Пластика тела, соединенная с текстом, имеет очень большую выразительную силу. Я это активно использовал в «Симоне Бокканегре», используя много ее советов. Образ состоит из мелочей.

В Мариинском театре работают потрясающие пианисты: что ни пианист, то кладезь знаний. Елена Константиновна Матусовская, которая меня приняла и из ничего слепила тем, кто я есть. Мы с ней долго сражались за каждый звук. Алла Давидовна Бростерман - незаменимый коуч для итальянской музыки, она может подсказать больше, чем многие итальянские педагоги, поскольку работала с великим певцами. Ирина Юрьевна Соболева, Наталья Васильевна Мордашева - к каждому пианисту можно смело идти, доверяя свою судьбу, голос.

- И, как только вы приобрели итальянскую манеру пения, партии Верди посыпались одна за другой?

- Да, у меня уже 13 опер Верди. В 2020 году добавятся «Разбойники» в Мюнхене. Тоже будет вызов серьезнейший.

- Какие гастрольные маршруты ждут вас в обозримом будущем?

- Сейчас появился новый агент, с которым мы обсудили много интересного. На Зальцбургском фестивале этим летом я исполню партию Томского в «Пиковой даме» под управлением Мариса Янсонса. В Венской штаатсопер меня ждет Яго в «Отелло». В Глайндборне на фестивале - «Луиза Миллер» Верди, а осенью - «Трубадур» в Берлинской штаатсопер. Надеюсь, что успею выучить и Фальстафа к премьере в Мариинском. А 28 мая в рамках фестиваля «Звезды белых ночей» должен петь партию Риголетто.

Материал был опубликован в газете под № 091 (6200) от 24.05.2018 под заголовком «За что Верди любил баритонов?».

#опера #музыка #интервью

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 091 (6200) от 24.05.2018.


Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Эротика в обмен на продукты. Как художник Сомов выживал в Петрограде
21 Августа 2019

Эротика в обмен на продукты. Как художник Сомов выживал в Петрограде

Русский музей развернул в Михайловском замке выставку к 150-летию Константина Сомова.

Иронический оптимизм от Тарантино. О чем рассказывает фильм «Однажды в... Голливуде»
16 Августа 2019

Иронический оптимизм от Тарантино. О чем рассказывает фильм «Однажды в... Голливуде»

В своей картине режиссер противопоставляет жизненную правду - и ее вечную, несокрушимую экранную имитацию.

Перчик под дождем. Как прошел фестиваль «Оперетта-парк» в Гатчине
06 Августа 2019

Перчик под дождем. Как прошел фестиваль «Оперетта-парк» в Гатчине

Оперетта хороша в любое время года, но летом - особенно.

Михаил Пиотровский. Не отрекаясь и не проклиная
31 Июля 2019

Михаил Пиотровский. Не отрекаясь и не проклиная

Настал важный момент для культуры нашей страны: идет война за то, как она будет развиваться дальше.

Люди земли и неба. Какими были Семен Аранович и Илья Авербах
29 Июля 2019

Люди земли и неба. Какими были Семен Аранович и Илья Авербах

Вспоминаем двух советских режиссеров.

Маринист на рейде. 35 картин и рисунков Айвазовского представили на выставке в Кронштадте
03 Июля 2019

Маринист на рейде. 35 картин и рисунков Айвазовского представили на выставке в Кронштадте

Участие коллекционеров позволило наглядно показать контрасты художника, которого одинаково занимали темы бури и покоя.

Граф поклонялся искусству. В Эрмитаже представили коллекцию Строганова
27 Июня 2019

Граф поклонялся искусству. В Эрмитаже представили коллекцию Строганова

Живопись, акварели, скульптура, фарфор, мебель, редкие книги — все это показывает хороший вкус коллекционера.

Анна Нетребко впервые исполнила в России партию Аиды в опере Верди
13 Июня 2019

Анна Нетребко впервые исполнила в России партию Аиды в опере Верди

Это случилось на исторической сцене Мариинского театра на фестивале «Звезды белых ночей».

В особняке Карла Шредера открыли доступ в кабинет хозяина
11 Июня 2019

В особняке Карла Шредера открыли доступ в кабинет хозяина

Туда можно попасть с экскурсией просветительской программы «Открытый город».

Открыли архивы: неожиданные повороты в судьбах известных зданий Петербурга
10 Июня 2019

Открыли архивы: неожиданные повороты в судьбах известных зданий Петербурга

О том, как решения властей отражались в судьбе самых известных объектов города, можно узнать на выставке.

«Теперь у нас подлецов не бывает». Размышления о спектакле «Мертвые души» в Театре имени Ленсовета
08 Июня 2019

«Теперь у нас подлецов не бывает». Размышления о спектакле «Мертвые души» в Театре имени Ленсовета

Спектакль молодого режиссера Романа Кочержевского – это тоска по живой душе в круговороте душ мертвых.

Михаил Пиотровский. Провокация в Венеции
05 Июня 2019

Михаил Пиотровский. Провокация в Венеции

Почему присутствие Эрмитажа на Венецианской биеннале вызвало у многих раздражение?