Главная городская газета

Век музеев-заповедников: Царское Село

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Культура

«Петербург-2103» как мост в будущее

На выставке, открывшейся в ЦВЗ «Манеж», представленные проекты отвечали на один вопрос: куда движутся архитектура и градостроительная практика Петербурга?

Читать полностью

Дары географов: внутри коллекции РГО в Петербурге

Древние рукописи и русский лубок, одна из первых карт Петербурга, монгольские скульптуры и японские дагерротипы - все это можно увидеть в музее петербургского отделения Русского географического общества. Читать полностью

Застывший образ танца «обыкновенной богини» Улановой

В Петербурге открылась выставка, посвященная памяти Галины Улановой. На вернисаже представлены портреты не только выдающейся примы русского балета, но и других прославленных балерин. Читать полностью

Памяти Дмитрия Хворостовского посвящается

Петербург отдаст дань уважения таланту знаменитого российского баритона. Читать полностью

В Президентской библиотеке прозвучит нежная музыка сильного императора

В Колонном зале библиотеки 27 июня петербуржцы  познакомятся с культурной стороной эпохи российского императора Николая I. Читать полностью

Босиком по льду: «Ромео и Джульетта» - в Петербурге

Драматический спектакль Ильи Авербуха до конца июня приехал в Северную столицу. Детали масштабного ледового шоу - в нашем материале. Читать полностью
Век музеев-заповедников: Царское Село | ФОТО Сергея ГРИЦКОВА

ФОТО Сергея ГРИЦКОВА

В этом году юбилей отмечают российские музеи-заповедники. Нашему городу повезло. Сто лет назад вокруг Санкт-Петербурга - столицы Российской империи - располагались загородные резиденции венценосной семьи - Царское Село, Петергоф, Павловск, Гатчина. Благодаря усилиям многих людей они сохранились и стали музеями.
Наша газета открывает серию тематических полос, посвященных истории и сегодняшнему дню драгоценного ожерелья пригородов северной столицы.

Ольга Таратынова: 
Деликатность - основа нашей профессии

ГМЗ «Царское Село», как и другие бывшие летние императорские резиденции Петербурга, отмечает 100-летие музейной жизни.

О трагических и счастливых событиях этого периода рассказывает директор музея-заповедника Ольга Таратынова.


- Ольга Владиславовна, что можно считать точкой отсчета создания музея?

- По большому счету все началось не с первых декретов новой власти, а сразу после Февральской революции 1917 года. Уже в марте Горький собрал на совещание в своей квартире деятелей искусства, чтобы обсудить и принять план действий по сохранению имущества императорских дворцовых комплексов.

С весны 1917 года в Царском Селе работала Художественно-историческая комиссия, организованная для инвентаризации национализированного имущества и создания музея в бывшей резиденции.

Здесь была совершенно особая ситуация: в Екатерининском дворце работала комиссия, а в Александровском жила под арестом семья отрекшегося от престола императора. Тихий уголок, почитаемый Романовыми своим home, sweet home, превратился в тюрьму.

Семью увезли в ночь на 1 августа 1917-го. Они оставили интерьеры живыми, наполненными предметами быта, даже детскими игрушками, вазами с цветами. И в этот же день сюда пришли члены комиссии, ее председатель Лукомский дал указание ничего не трогать, опечатать и фиксировать, в том числе создавать цветные автохромы.

А потом были декреты. В январе 1918-го нарком Луначарский подписал указ о начале работ по переустройству дворцов. В марте бывшие царскосельские и павловские здания и службы перешли в ведение местных Советов. 7 июня управление царскосельских дворцов обратилось к Народному комиссариату имуществ с просьбой открыть Екатерининский дворец-музей для обозрения посетителей. В первый день экспозицию посетили 294 человека.

- Вы когда-нибудь думали о другом сценарии, по которому все могло пойти? Если бы дворцы не стали музеями, какими мы могли видеть их спустя сто лет?

- У Александровского дворца как раз непростая судьба. Музей, который здесь открыли, стал мощным инструментом политической агитации и пропаганды. Экскурсии проводили именно с такой точки зрения: вот посмотрите, как роскошно жила семья последнего царя, а в это время пролетариат голодал...

А что касается не музейного сценария, Александровский дворец жил не один десяток лет: был здесь детский приют, учреждение военного-морского ведомства. В Екатерининском тоже могли бы разместить какой-нибудь детский или военный санаторий, закрытый институт. Конечно, интерьеры в таком случае были бы «убиты». Не исключен вариант, что после войны не стали бы восстанавливать разрушенные дворцы.

- Вы можете назвать самое драматичное и самое счастливое событие из жизни музея в ХХ веке?

- Великая Отечественная война разделила жизнь музея на до и после. Следы пожаров, обрушившиеся перекрытия Екатерининского дворца, руины на месте некоторых парковых павильонов - вот что увидели сотрудники музея, вернувшиеся после оккупации Царского Села.

Но прежде была героическая, беспрецедентная история эвакуации предметов. Сегодня мы можем смело сказать: все, что возможно было спасти в тех условиях, было спасено благодаря самоотверженности сотрудников.

Титаническая работа легла на женские плечи. Не хватало ящиков и упаковочной стружки, поэтому использовали сундуки, в которых хранились императорские костюмы. А хрупкие вещи укутывали в портьеры. В первую очередь эвакуировали изделия из драгметаллов, мозаики из Агатовых комнат, планы и чертежи царскосельских строений, затем бронзу и мебель. Из мебельных гарнитуров брали по одному предмету, чтобы потом изготовить точные копии. И совершенно верный оказался расчет. Некоторые гарнитуры пропали - сгорели или были похищены. Но эти стулья, потом возвращенные из эвакуации, позволили воссоздать ансамбли. Хотя знаменитый гарнитур Жакоба, выполненный по заказу Екатерины II, сумели вывезти целиком. Мраморную скульптуру - тяжелую, массивную, хрупкую - закапывали в парке.

Очень многое из того, что не удалось вывезти, было утрачено во время оккупации. По свидетельству очевидцев, фашисты вырезали куски штофа на портянки или чтобы обить стены в блиндажах. То, что не было похищено, сгорело. Пожар в Зубовском флигеле уничтожил уникальные интерьеры Камерона. Екатерининский дворец серьезно пострадал. Сейчас наши научные сотрудники изучают судьбы людей, которые эвакуировали музейные предметы и потом восстанавливали разрушенное.

Эпопея возрождения дворца - самое счастливое событие. И это тоже подвиг людей, создавших уникальную ленинградскую школу реставрации. К сожалению, мы до сих пор зализываем военные раны, хотя уже неловко говорить об этом через семьдесят с лишним лет после Победы.

В ряду счастливых событий я бы назвала открытие восстановленной Янтарной комнаты. Это произошло в 2003-м - в год 300-летия Петербурга. На церемонии присутствовали главы 40 стран. Можно сказать, весь мир праздновал вместе с нами возрождение шедевра. К сожалению, подлинная Янтарная комната не найдена. Но ее точная копия - уже не столько памятник декоративно-прикладного искусства XVIII века, сколько памятник труду реставраторов. Возрождение Янтарной комнаты длилось четверть века.

- Сегодня реставраторы тоже работают на знаковых объектах?

- Екатерининский дворец, к сожалению, до сих пор полностью не восстановлен. Сейчас мы реставрируем дворцовую церковь Воскресения Христова - архитектурный шедевр Растрелли, последняя реставрация которого проводилась больше 150 лет назад - в 1863 году. Открытие церкви запланировано на декабрь.

Но главный объект для нас, конечно, - Александровский дворец. 17 июля исполняется сто лет со дня гибели последнего российского императора Николая II и членов его семьи. Их увезли из Александровского дворца, где они прожили больше десяти лет. Мы стремимся к тому, чтобы первые из отреставрированных помещений - личные апартаменты Николая II и императрицы Александры Федоровны - открыть в конце года.

- К счастью, удалось сохранить многие предметы, возродить интерьеры. А удалось ли сохранить дух и атмосферу места?

- Для меня такое место в музее - Агатовые комнаты. Это апартаменты императрицы Екатерины II, сохранившие подлинную историческую отделку. Они уникальны как в художественном, так и в техническом отношении и не имеют аналогов не только в России, но и в мире. Екатерина II лично наблюдала за их отделкой и вносила коррективы в проект. Работу она поручила придворному архитектору Чарльзу Камерону. Он создал неповторимые изысканные интерьеры - личные покои императрицы, в которых она в утренние часы просматривала государственные документы, отвечала на письма, занималась литературными трудами.

Камерон виртуозно соединил увлечения его современников античностью и минералогией. Агатовые комнаты отделаны разными видами уральской яшмы. Во время нацистской оккупации они уцелели, фашисты устроили здесь клуб. При отступлении захватили только то, что располагалось на высоте человеческого роста - яшмовые вазы, скульптуру, бронзовые барельефы.

В начале XXI века стало понятно, что шедевр погибает и может быть безвозвратно утрачен. Благодаря помощи меценатов мы приступили к реставрации. Это был для нас чрезвычайно сложный, но поучительный опыт. Потому что мы имели дело не с воссозданием, как это было с большинством парадных интерьеров Екатерининского дворца, а с уцелевшим шедевром архитектуры. Музей пошел по европейскому пути и использовал крайне щадящие методики с минимальным восполнением утрат. За эту работу мы получили европейский реставрационный «Оскар» - премию «Европа Ностра».

- «Царскому Селу» - сто лет. Это современный музей?

- Если вы имеете в виду мультимедиа и новые технологии, то мы их активно используем. Они встроены во все новые постоянные экспозиции, в том числе в Ратной палате, павильоне «Арсенал». Но делаем это деликатно, не нарушая баланса между подлинными вещами и мультимедийными эффектами. Деликатность - это вообще «родовая» черта музейщиков. Даже в XXI веке.

Ирина РАДОВА

 

Принцип Лукомского

RЛукомский.jpg9 июня 1918 года в Екатерининском дворце и 23-го в Александровском открылись и приняли первых посетителей музеи. Пускали во дворцы группами с интервалом 15 минут. Гардеробов не было, по залам ходили в верхней одежде, но обязательно в тапочках. Так сто лет назад началась новая жизнь Царского Села - уже не парадной летней императорской резиденции, а национальной сокровищницы и хранилища художественных коллекций.


Однако музейное строительство в бывшей резиденции русских императоров началось значительно раньше - в начале весны 1917-го, благодаря самоотверженной работе небольшой группы специалистов во главе с Георгием Лукомским. Их задачей было сберечь императорское имущество, объявленное национальным достоянием, для будущих поколений.

Георгий Крескентьевич Лукомский, архитектор, график, историк искусства, общественный деятель, родился 2 марта 1884 года в Калуге в семье инженера. В 1915-м он окончил петербургскую Императорскую академию художеств, получив звание художника-архитектора. Уже к моменту окончания академии Лукомский стал активным участником культурной жизни Петербурга: он был секретарем общества «Мир искусства», сотрудничал с журналами «Аполлон» и «Светильник», выступал с лекциями о «недопущении вандализмов» и необходимости сохранения архитектурных памятников русской старины, представлял свои работы на выставках, публиковал книги «Прогулки по старым кварталам Парижа», «Кострома», «Вологда в ее старине».

Февральские революционные события в Петрограде на полтора года прочно связали Лукомского с Царским Селом.

Важную роль в судьбе императорских дворцов в первые дни существования новой власти сыграло образованное 4 марта 1917 года Особое совещание по делам искусства при комиссаре над бывшим Министерством двора и уделов, в состав которого вошел и Лукомский.

Уже 18 марта вместе с Александром Бенуа он едет в Царское Село, чтобы осмотреть дворцы, оценить их состояние и составить план создания в них музеев. Предложения Бенуа - Лукомского, предполагающие «устройство из Царского Села сплошного города музеев, библиотек и иных учено-учебных учреждений» были приняты на заседании Особого совещания, состоявшемся на следующий день. В начале апреля Лукомский официально возглавил работу по приемке царскосельского дворцового имущества и организованную для этого комиссию, которую позже назовут художественно-исторической.

Принципы работы, предложенные Лукомским для превращения царскосельской императорской резиденции в государственный музей, современники высоко оценили и применили в других пригородных дворцах. В первую очередь сверялось наличие вещей по ранее составленным документам, после чего составлялись новые, уже музейные, описи предметов. Был разработан новый тип учета для особо ценных предметов - инвентарная карточка; проводилась черно-белая и впервые в отечественной музейной практике цветная фотосъемка интерьеров и отдельных предметов дворцового убранства; проводилась необходимая и возможная в условиях революционного времени реставрация.

«Вспоминаю: Царское Село - 1917 - 1918 годы. Работали мы все не за страх, а за совесть, получали грошовое вознаграждение, восьмушку хлеба в день, часто вместо хлеба - канареечное семя или жмыхи. Однако духом не падали, трудились дружно и сумели сберечь все огромное художественное имущество царскосельских дворцов», - писал Эрих Голлербах о работе Художественно-исторической комиссии.

Выполнив задачу, в ноябре 1918 года Лукомский оставил Царское Село и уехал в Киев, где продолжил музейную и общественную деятельность, принял участие в создании Национального музея искусств им. Б. и В. Ханенко, организовал ряд публичных лекций по русскому прикладному искусству XVIII века. Осенью 1919-го Лукомский отправился в Ялту, чтобы осмотреть Ливадийский дворец как специалист, организовавший историко-бытовую экспозицию в апартаментах последнего императора в царскосельском Александровском дворце. Однако работы там оказались невозможны, и в апреле 1920-го Лукомский навсегда покинул Россию.

До своей смерти в 1952 году он жил в Германии, Португалии, Франции, Италии, Англии, постоянно переезжая с места на место, не теряя надежды на возвращение в Россию. Он продолжал исследовательскую деятельность, печатался в журналах, занимался организацией выставок русских художников. Стоит отметить, что значительная часть изданных за границей работ Лукомского так или иначе имела отношение к его деятельности в Царском Селе.

ФОТО предоставлено
пресс-службой ГМЗ «Царское Село»

 

Татьяна АНДРЕЕВА, старший научный сотрудник ГМЗ «Царское Село»

 

Паркам - безмятежная зрелость

RШапельная.jpgПарки, как все живые организмы, зарождаются, взрослеют, стареют. В последние сто лет царскосельские парки пережили многое: войну, периоды забвения, реставрацию. Для Екатерининского, пожалуй, настала пора безмятежной зрелости. Старинные деревья сейчас образуют именно те великолепные пейзажи, которые задумывали садовники два столетия назад.

В Александровском и Баболовском парках нам еще многое нужно сделать, чтобы они соответствовали замыслам создателей.


Строительство Александровского парка началось в 40-е годы XVIII века. Но только к середине XIX столетия в основном завершилось создание объемно-пространственной композиции его сложного ансамбля. В дальнейшем парк развивался по определенной, заложенной в его основе ландшафтной идее. Губительно воздействовали на него время, отсутствие надлежащего ухода и разрушения Великой Отечественной войны.

Сейчас в Александровском парке идут большие ремонтные работы. После воссоздания разрушенных павильонов преобразуется территория вокруг них. Например, после открытия павильона «Арсенал» отремонтирована прилегающая к нему сеть дорог и тропинок и восстановлены утраченные исторические прогулочные маршруты.

После окончания масштабных работ на Елевой аллее восстановлен один из самых значимых участков, образующих «позвоночник» парка.

Посетители теперь с удовольствием гуляют по идеальной дороге длиною в километр. Прежде чем строители приступили к дороге и газонам вдоль нее, специалисты провели «древесную реставрацию». Участки по обе стороны Елевой аллеи расчистили от сорных пород, в результате открылись живописные группы старовозрастных деревьев. Вылечены и «пожилые» ели: их корневую систему, которая у некоторых деревьев буквально висела в воздухе, укрепили в грунте.

Раскрыта перспектива на «Арсенал» от Екатерининского дворца. На этой просеке растут в основном старо- и средневозрастные деревья: дуб, липа, клен, лиственница, береза и ель.

В этом году завершится реставрация павильона «Шапель», а значит, изменения придут и в парк. В начале 1980-х архитектор Наталья Туманова выделила поблизости обширный участок в отдельный ландшафтный район, его стали называть Шапельный. Он один из самых живописных в парке. Главное его украшение - старинные дубы, которым более двухсот лет. Для этой части парка характерны длинные видовые перспективы, открывающиеся с дорог и мостов; луг, окаймленный величественными дубами, и холмистый искусственный рельеф. Над всем пространством доминирует романтическое высокое здание Шапели.

В этом году парк вновь обретет один из самых живописных маршрутов - Сиреневую аллею, проложенную в конце XVIII века. Она встречает посетителей у входа в Александровский парк близ Розовой караулки, проводит по Баболовскому мосту через Виттоловский канал. Здесь можно остановиться и полюбоваться архитектурной кроной старинных дубов на холмах у Шапельного пруда, затем дойти до павильона «Шапель». Поблизости - оранжерейный комплекс «Верхние теплицы», о котором садовод и дендролог Арнольд Регель писал в труде «Изящное садоводство»: эти теплицы славятся не менее виндзорских. Восстановление участка Сиреневой аллеи в «Верхних теплицах» планируется в ближайшем будущем. На протяжении 500 метров аллея была обсажена сиреневыми кустами. Это любимое растение в Царском Селе. Великий князь Сергей Александрович вспоминал, что сирени там была «пропасть».

Четыре года назад музей получил на баланс Баболовский парк. По воле венценосных владельцев резиденции на протяжении многих лет «мелкий дровяной лес» преобразовывался в чудесный пейзажный парк, который незаслуженно остается в тени Екатерининского и Александровского.

Музей получил Баболовский парк в запущенном состоянии. Баболовский дворец с гранитной ванной законсервированы, им предстоит реставрация. Три года назад проводились работы по сохранению и лечению старовозрастных деревьев Ивовой аллеи. В минувшем году проведен ремонт Крайней аллеи - великолепной пейзажной дороги, ведущей, как и все другие, к Баболовскому дворцу.

Как только обновляются дорога или аллея, их сразу заполняют посетители - парк оживает. Постепенно он обретает черты пейзажного парка.

Любая дорога и тропинка
в историческом парке
требует постоянного внимания.

ФОТО предоставлено
пресс-службой ГМЗ «Царское Село»

Ольга ФИЛИППОВА, хранитель парков ГМЗ «Царское Село»

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook