Главная городская газета

В финале печальная повесть

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Культура

Дары географов: внутри коллекции РГО в Петербурге

Древние рукописи и русский лубок, одна из первых карт Петербурга, монгольские скульптуры и японские дагерротипы - все это можно увидеть в музее петербургского отделения Русского географического общества. Читать полностью

Застывший образ танца «обыкновенной богини» Улановой

В Петербурге открылась выставка, посвященная памяти Галины Улановой. На вернисаже представлены портреты не только выдающейся примы русского балета, но и других прославленных балерин. Читать полностью

Памяти Дмитрия Хворостовского посвящается

Петербург отдаст дань уважения таланту знаменитого российского баритона. Читать полностью

В Президентской библиотеке прозвучит нежная музыка сильного императора

В Колонном зале библиотеки 27 июня петербуржцы  познакомятся с культурной стороной эпохи российского императора Николая I. Читать полностью

Босиком по льду: «Ромео и Джульетта» - в Петербурге

Драматический спектакль Ильи Авербуха до конца июня приехал в Северную столицу. Детали масштабного ледового шоу - в нашем материале. Читать полностью

Театр одного актера на Летних чтениях

В течение трех дней, с 19 по 21 июня, в Петербурге пройдет фестиваль «Летние чтения». В этот раз программа приятно удивит гостей проекта. Читать полностью
В финале печальная повесть | ФОТО предоставлено организаторами фестиваля

ФОТО предоставлено организаторами фестиваля

Заключительным аккордом балетной программы фестиваля «Дягилев. P. S.» стали гастроли Екатеринбургского театра оперы и балета, показавшего свою версию балета Сергея Прокофьева «Ромео и Джульетта». Поставить этот балет - дело трудное, если не сказать рискованное. Ведь зритель воспринимает версию Леонида Лавровского, идущую на сцене Кировского/Мариинского театра с 1940 года, как канон, переосмыслять или менять который - поступок дерзкий. Но труппа из Екатеринбурга дерзнула и показала свое интересное прочтение «печальной повести», созданной Шекспиром.

Новую интерпретацию балета осуществил Вячеслав Самодуров, бывший премьер Мариинского театра, Национального балета Нидерландов и английского «Ковент-Гардена», возглавляющий екатеринбургскую труппу с 2011 года.

...Поднимается занавес, и перед зрителем возникают знакомые формы лондонского театра «Глобус» с его балконами и лестницами, ложами для аристократов и галереями для богатых горожан. Здесь шли пьесы Шекспира и его современников, разыгрывались трагедии и комедии, столь популярные во времена Елизаветы I.

А на сцене тем временем идет подготовка к спектаклю: мужчины оттачивают мастерство фехтовальщиков, женщины примеряют наряды, в которых через несколько минут они появятся на сцене. Подмостки и закулисье - неотъемлемые части единого представления.

Художник-постановщик Энтони Макилуэйн и художник по костюмам Ирэна Белоусова создали декорации и костюмы, которые поражают разнообразием форм и изысканностью цветовой палитры. Каждый костюм - законченный образ, каждый головной убор - символ персонажа.

Балет Вячеслава Самодурова исполнен философского смысла. Для хореографа трагедия Ромео и Джульетты лишь одна из множества «печальных повестей» о любви, разлуке и гибели. Балет - о вечном споре красоты и любви со смертью. Эта мысль близка Шекспиру, она не раз возникает в его сонетах, полных горьких раздумий о бессилии красоты перед варварством и смертью. Каждый дуэт балета напоминает сонет, законченный по структуре и лирической наполненности.

Партии влюбленных исполняют Александр Меркушев и Екатерина Сапогова, танцовщики, обладающие яркой индивидуальностью и отличной техникой. Хрупкая героиня Сапоговой словно задает себе и зрителям вопросы: что такое отчаяние? как ведет себя человек, наделенный возвышенной душой, в состоянии крайней безнадежности? Александр Меркушев - танцовщик-виртуоз, у него легкий и сильный прыжок, вихревые вращения и отчаянный азарт молодости.

Меркуцио (яркая работа Игоря Булыцына) - часть веселой и беспечной Вероны, словно живущей в ритме радостной тарантеллы. Танец Булыцына насыщен разными интонациями - от лирической буффонады до эксцентрической эскапады. Сцена смерти Меркуцио без излишнего пафоса. Казалось, он и умирал с шуткой на губах. Тибальд Сергея Кращенко - черный человек солнечной Вероны, не знающий предела надменности и ненависти.

Хореография Вячеслава Самодурова изобретательна по формам - развернутые адажио, сольные вариации, трио, дуэты. Много выдумки он проявил в сложных по рисунку танцах кордебалета.

Балет «Ромео и Джульетта» стал достойным завершением Дягилевского фестиваля, ознакомившего петербуржцев с многоцветьем хореографических стилей и форм классического и современного танца.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook