В Петербурге пройдет концерт-спектакль Олега Погудина «Мелодия рассвета»

Олег Погудин – певец, выдающийся исполнитель камерной музыки, народный артист РФ, лауреат Царскосельской художественной премии, молодежной премии «Триумф», премии Виктора Розова «Хрустальная роза», премии правительства Российской Федерации, член Совета по культуре и искусству при президенте РФ. Перед премьерой своего концерта-спектакля «Мелодия рассвета» в Петербурге артист ответил на вопросы «Санкт–Петербургских ведомостей».

В Петербурге пройдет концерт-спектакль Олега Погудина «Мелодия рассвета» | Фото Елены МАРТЫНЮК, предоставлено пресс-службой артиста

Фото Елены МАРТЫНЮК, предоставлено пресс-службой артиста

Петербургские зрители всегда с нетерпением ждут ваших концертов. Как часто удается выбрать время в вашем плотном графике для выступлений в Петербурге? Где в последнее время больше гастролируете?

— Недавно у нас прошли гастроли в южном регионе России: Новороссийск, Краснодар, Ростов-на-Дону, Ставрополь, Кисловодск. Мы также побывали в Сербии, Бельгии, Армении, Киргизии, Молдавии. 12 октября в Москве на сцене Московского международного дома музыки прошел концерт «Лермонтов».

Но я стараюсь не забывать свой родной город, и 7 октября на сцене БКЗ «Октябрьский» состоялась премьера нашего концерта-спектакля «Золотой век», посвященного русской классике: Пушкину, Лермонтову, Глинке, Чайковскому. Мне очень приятно говорить об этом еще и потому, что именно на сцене БКЗ больше сорока лет назад состоялось мое первое выступление в качестве солиста детского хора. 

У вас огромный репертуар, как подбирали программу для завтрашнего выступления?

— На сцене театра «Приют комедианта» 27 октября мы играем премьеру концерта–спектакля «Мелодия рассвета», посвященного греческой песне-рембетика. Специально к этому спектаклю я сделал поэтические переложения всех звучащих там песен. Эта работа была сделана по двум причинам: одна из них – интерес к греческой песне, вторая – желание представить ее по возможности достойно и адекватно, то есть так, как она этого заслуживает. 

Кроме моих переложений в спектакле прозвучат стихи петербуржца Александра Блока и переводы стихов греческого поэта Константиноса Кавафиса, отредактированные петербуржцем Иосифом Бродским. Так что спектакль получился еще и очень петербургским по духу, ведь Петербург просто пропитан духом Античности, тщательно воссозданной здесь в эпоху ампира. Недаром же его называли и Северной Пальмирой, и Петрополем. 

Однако должен оговориться, что в нашем спектакле мы говорим не о древней Элладе, а о современной Греции. Но греческая песня, даже самая простая, питается и от античных, и от византийских корней. От Античности там накал страстей, цельность, архетипичность. От Византии –частый внутренний диалог героев не только с друзьями и любимыми, но и с Богом. 

Что же касается «Приюта комедианта», я очень рад сотрудничеству с этим прекрасным театром, на сцене которого представлены спектакли самых разных жанров, который не боится экспериментировать и очень любит своих зрителей, стараясь сделать посещение театра событием, запоминающимся во всех смыслах. Например, завтра в театральном буфете даже появится коктейль «Мелодия рассвета».

Первые ваши выступления, как я хорошо помню, были посвящены романсам. Именно кристальная чистота их исполнения стала причиной, что зрители назвали вас серебряным голосом России. Это и сейчас ваш любимый жанр? Как и чем вы пополняли свой репертуар в дальнейшем?

— Давайте внесем ясность. Первой про серебряный голос сказала Галина Павловна Вишневская на вручении мне в 1999 году Царскосельской художественной премии с формулировкой «За постижение души русского романса». В том же году лауреатами премии стали Валерий Гергиев и Мстислав Ростропович. Этот эпитет для меня очень ценен, ведь в Серебряном веке серебряным голосом называли Собинова, а сейчас так говорят всего про двух певцов–про вашего покорного слугу и аргентинского певца Франко Фаджоли. Его называют серебряным голосом барокко.

А жанр романса и сейчас остается для меня самым близким, хотя, естественно, за более чем тридцать лет работы на «взрослой» сцене мной подготовлено много и других программ. 

Зрители отмечают ваши изысканные манеры на сцене: никакой фальши и уж тем более пошлости. Это идет от воспитания в ленинградской интеллигентной семье, от нашего города?

— Вы знаете, мне кажется, что, когда норма возводится в некий идеал–это признак серьезного неблагополучия. В нашем случае в культуре. Неужели то, что у человека, выросшего в Ленинграде, получившего здесь высшее образование и всю жизнь работающего в сфере культуры, хорошие манеры, должно являться предметом обсуждения? 

Это во–первых. Есть и во–вторых. Зрители отмечают не мои изысканные манеры, а манеры моего лирического героя. Фрак, в котором я выхожу петь романсы или песни Александра Вертинского,–это форма, спецовка филармонического артиста. А в программе романсов Чайковского я выхожу на сцену еще и с партитурой. Так положено в этом жанре.

А вот завтра на спектакле «Мелодия рассвета» у моего героя не будет никаких изысканных манер–он бедняк, житель афинского предместья двадцатых годов. 

Московская критика после спектакля написала: «В своем новом спектакле Погудин не боится быть смешным, неуклюжим, растерянным, не боится быть просто человеком, возрождая великую традицию великого русского театра, который твердо знал, что его цель –воспитание души зрителя: в котором плакали и смеялись, спектакли которого помнили всю жизнь».

Мы говорим в «Мелодии рассвета» о многом, в том числе и о том, что чистые помыслы и доброе сердце важнее внешнего лоска.

Не могли бы вы сказать несколько слов о детском хоре, который упомянули...

— Мог бы, но, поскольку говорил об этом не раз и даже в интервью вашим коллегам жаловался на этот повторяющийся вопрос, то не стану. Не стану еще и потому, что, как только артист превращается в мемуариста, который кочует из газеты в газету с рассказами о том, как «старик Державин нас заметил», он как артист заканчивается. Кстати, Пушкин упомянул об этом случае всего дважды: один раз в прозе, другой в стихах. И сейчас, будь он жив, наверное, не стал бы рассказывать в каждом интервью, как писал свое стихотворение «Воспоминания в Царском Селе». А у меня, кроме прошлого с детским хором, очень много планов: актерских, режиссерских и даже научных. Вот о них я всегда с радостью готов поговорить. 

У вас актерское образование, как много оно дало вам, это помогает выстраивать программы выступления? 

— На самом деле любое ответственно полученное образование дает очень много. А своих педагогов я до сих пор вспоминаю с благодарностью.

Каждое ваше выступление уникально. И все же, какие бы программы, постановки вы выделили за годы своей концертной деятельности? Какие из них стали этапными для вас? Вспоминается, например, одна из первых ваших программ–по творчеству Александра Вертинского «Я–артист!».

Да, я выпускался из Театрального института с программой «Я – артист!», посвященной творчеству Александра Вертинского. Но я бы опять же хотел поговорить не о том, что было тридцать лет назад, а о современности. О «Золотом веке», о «Мелодии рассвета», об онлайн-концертах. 

За время пандемии мы дали тринадцать онлайн-концертов, подготовили четыре новые программы: «Вертинский+. Литературное кабаре», «Царскосельские лебеди», «Мелодия рассвета», «Золотой век». Вот о «Золотом веке» мне хотелось бы поговорить отдельно.

В 2018 году к своему юбилею я сделал концерт-спектакль «Серебряный век», премьера которого состоялась в Государственном Кремлевском дворце. В Петербурге мы показывали его дважды в двух разных редакциях, спектакль проехал по сорока городам России, побывал в Минске и Берлине. И тогда же возник замысел сделать программу «Золотой век», отправиться к Пушкину. Мы планировали сделать это в 2020-м, но нам помешали ограничения, связанные с пандемией. 

А в 2021 году мы отмечаем юбилей Федора Михайловича Достоевского, и я много думал о том, что его речь на открытии памятника Пушкину–это некий рубеж, водораздел между Золотым веком русской культуры и Серебряным. Это с одной стороны, а с другой, если говорить о спектакле, «Золотой век» стал продолжением и развитием того, что уже было заложено в концерте–спектакле «Серебряный век». Мне близки слова поэтессы Ольги Седаковой о Золотом веке русской поэзии как «дней Александровых прекрасное начало» и ее характеристика Серебряного века – проталины на морозе российской истории.

Русская классика – целый мир, войдя в который мы сможем соприкоснуться с гармонией, чистотой и светом. «Дай нам руку в непогоду», – обращался сто лет назад Александр Блок к Пушкину.

«Да здравствует солнце, да скроется тьма!» – девиз Золотого века. Поэтому нам сейчас так необходимо обращение к нему. 

Но я хотел бы сказать еще вот о чем: в этом спектакле мне удалось собрать уникальный, звездный и молодой творческий коллектив. И это для меня – огромная радость.

Вы – лауреат многих конкурсов, выпустили много дисков. Какие награды за ваше уникальное творчество вам особенно дороги? Понимаю, что для артиста каждая его работа остается в душе навсегда. Но все же, какие бы записанные вами диски выделили? Что чаще всего просят исполнить зрители?

— Любая награда дорога. Я уже вспоминал «Царскосельскую премию», формулировка которой исключительно близка мне по духу. Конечно, нельзя не сказать о присуждении звания народного артиста РФ, которое состоялось в 2015 году. У нас ведь не так много народных артистов России, так что это акт серьезного признания.

Но артист ведь выходит на сцену не ради званий. Недавно я получил письмо. Одна женщина написала, что у нее был очень тяжелый год, потеряла близких во время пандемии, болела сама, казалось, что уже ни на что нет сил. Но она пришла на концерт, и ей стало легче. Вот это очень дорогая награда. 

Что касается «просят исполнить»...  Филармоническая публика приходит и слушает концерт с заявленной программой. Но поскольку газету интересует этот вопрос, я попросил своих сотрудников выяснить, что чаще всего просят радиослушатели. И мне рассказали, что их предпочтения меняются. Например, пару лет назад всем хотелось послушать романс «У церкви стояла карета», а вот сейчас все хотят «Бубенцов». Все время просят, чтобы прозвучали романсы «Гори, гори, моя звезда» и «Любовь и разлука». После того как мы выпустили альбом «Русское танго», стали просить «Черные глаза», «Я тоскую по Родине».

В этом году было очень много мероприятий, посвященных 200–летию независимости Греции: концерты, встречи представителей общественности, и, конечно, там звучали греческие песни из нашей программы. Теперь очень интересно наблюдать, как они появляются в эфире и завоевывают аудиторию. 

Олег Евгеньевич, и вот вы снова выступаете перед петербуржцами. Родной город, любящие вас зрители, это дает дополнительное вдохновение для артиста? С каким чувством вы выходите на сцену в Петербурге?

— Любой артист выходит на любую сцену прежде всего с чувством ответственности перед зрителями. Санкт–Петербург – мой родной город, этим все сказано. Но Петербург еще и единственный город, в котором я выхожу на сцену уже больше сорока лет. Так что, думаю, мои чувства можно понять. 

#спектакль #артист #интервью

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 201 (7038) от 26.10.2021 под заголовком «Серебряная мелодия рассвета».


Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Эротика в обмен на продукты. Как художник Сомов выживал в Петрограде
21 августа 2019

Эротика в обмен на продукты. Как художник Сомов выживал в Петрограде

Русский музей развернул в Михайловском замке выставку к 150-летию Константина Сомова.

Иронический оптимизм от Тарантино. О чем рассказывает фильм «Однажды в... Голливуде»
16 августа 2019

Иронический оптимизм от Тарантино. О чем рассказывает фильм «Однажды в... Голливуде»

В своей картине режиссер противопоставляет жизненную правду - и ее вечную, несокрушимую экранную имитацию.

Перчик под дождем. Как прошел фестиваль «Оперетта-парк» в Гатчине
06 августа 2019

Перчик под дождем. Как прошел фестиваль «Оперетта-парк» в Гатчине

Оперетта хороша в любое время года, но летом - особенно.

Михаил Пиотровский. Не отрекаясь и не проклиная
31 июля 2019

Михаил Пиотровский. Не отрекаясь и не проклиная

Настал важный момент для культуры нашей страны: идет война за то, как она будет развиваться дальше.

Люди земли и неба. Какими были Семен Аранович и Илья Авербах
29 июля 2019

Люди земли и неба. Какими были Семен Аранович и Илья Авербах

Вспоминаем двух советских режиссеров.

Маринист на рейде. 35 картин и рисунков Айвазовского представили на выставке в Кронштадте
03 июля 2019

Маринист на рейде. 35 картин и рисунков Айвазовского представили на выставке в Кронштадте

Участие коллекционеров позволило наглядно показать контрасты художника, которого одинаково занимали темы бури и покоя.

Граф поклонялся искусству. В Эрмитаже представили коллекцию Строганова
27 июня 2019

Граф поклонялся искусству. В Эрмитаже представили коллекцию Строганова

Живопись, акварели, скульптура, фарфор, мебель, редкие книги — все это показывает хороший вкус коллекционера.

Анна Нетребко впервые исполнила в России партию Аиды в опере Верди
13 июня 2019

Анна Нетребко впервые исполнила в России партию Аиды в опере Верди

Это случилось на исторической сцене Мариинского театра на фестивале «Звезды белых ночей».

В особняке Карла Шредера открыли доступ в кабинет хозяина
11 июня 2019

В особняке Карла Шредера открыли доступ в кабинет хозяина

Туда можно попасть с экскурсией просветительской программы «Открытый город».

Открыли архивы: неожиданные повороты в судьбах известных зданий Петербурга
10 июня 2019

Открыли архивы: неожиданные повороты в судьбах известных зданий Петербурга

О том, как решения властей отражались в судьбе самых известных объектов города, можно узнать на выставке.

«Теперь у нас подлецов не бывает». Размышления о спектакле «Мертвые души» в Театре имени Ленсовета
08 июня 2019

«Теперь у нас подлецов не бывает». Размышления о спектакле «Мертвые души» в Театре имени Ленсовета

Спектакль молодого режиссера Романа Кочержевского – это тоска по живой душе в круговороте душ мертвых.

Михаил Пиотровский. Провокация в Венеции
05 июня 2019

Михаил Пиотровский. Провокация в Венеции

Почему присутствие Эрмитажа на Венецианской биеннале вызвало у многих раздражение?