В Петербурге открылась выставка «Дивизионка: рядом с солдатом»

На снимках военного времени нередко можно увидеть бойцов, читающих газеты. А вот подробностей о том, как выпускались на фронте периодические издания, кто входил в состав редакции, где и кем они печатались, доставлялись в части, каковы были тиражи, очень мало. Тем более любопытна выставка «Дивизионка: рядом с солдатом», открывшаяся в Музее обороны и блокады Ленинграда.

В Петербурге открылась выставка «Дивизионка: рядом с солдатом» | ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

Речь о дивизионных газетах, в которых работали профессиональные журналисты. В подразделениях, меньших, чем дивизия, выпускали боевые листки: они по большей части были рукописными, а их авторами – сами солдаты.

#INJECT_1#

– В «дивизионках» по причине секретности не указывали выходные данные, поэтому большая удача для исследователей – найти номер полевой почты части, в которой выходила газета. Тогда можно установить ее принадлежность, – говорит один из кураторов выставки Юлия Буянова.

За все время войны появилось больше тысячи названий подобных газет, единовременно выходило до шестисот. Наименования их зачастую звучали как призыв: «В атаку!», «За Отечество», «Родина зовет». А под ними неизменный лозунг: «Смерть немецким оккупантам!».

Газет первых месяцев войны уцелело очень мало, в том числе и потому, что до января 1942 года возле заголовка было грозное указание: «После прочтения сжечь». Затем вышел приказ Главного политуправления РККА, согласно которому появилась новая инструкция: «Прочти и передай товарищу».

В среднем газета выходила каждые два-три дня, объем – две полосы, тираж – от 500 до 2000 экземпляров. Зачастую редакции и типографии газет были походными, помещались в двух грузовиках-трехтонках. В одной – наборный цех, во второй – печатный. Там же запас бумаги. Находились они во втором эшелоне и двигались вместе с линией фронта. Как и любых других бойцов, сотрудников газет настигали обстрелы и бомбежки. Никакой «фронтовой аристократией» они не были.

Один из создателей выставки, Виталий Бондарь, показывает необычный экспонат: фрагменты типографских клише газеты «За социалистическую Родину» 43-й стрелковой дивизии Ленинградского фронта, датированных летом 1944 года. На пластинах – изображения освобожденного Новгорода, цехов ленинградских заводов...

– Эти предметы участники поискового отряда «Память» обнаружили во время экспедиции в урочище Пустой Конец Сланцевского района, _ поясняет он. – Судя по всему, редакция находилась в тыловом обозе, попавшем под обстрел близ нарвского рубежа...

В штате дивизионной газеты были редактор, секретарь, один или два литсотрудника, два наборщика, печатник и два шофера. До осени 1942 года в Красной армии, как известно, действовал институт военных комиссаров, сотрудники фронтовых газет были политруками. Как тут не вспомнить политрука Ивана Синцова из «Живых и мертвых»!

Но если он – персонаж собирательный, то главный герой выставки – человек вполне реальный. Это сотрудник двух «дивизионок» Ленинградского фронта фотограф-любитель Николай Калашников. Его цифровой архив, переданный в музей, насчитывает около двух с половиной тысяч фотографий, сделанных им на фронте.

С октября 1940 года по январь 1943-го он был инструктором газеты «Ворошиловский залп» 125-й стрелковой дивизии, затем редактором газеты «Родина зовет» 23-й артиллерийской дивизии прорыва. С ней он прошел весь ее боевой путь: сражался под Ленинградом, освобождал Прибалтику, брал Ригу, воевал в Польше и Восточной Пруссии. В 1947-м в звании майора он ушел в запас. Вернулся в Ленинград, работал в заводских многотиражках, а перед самой пенсией – мастером на Ижорском заводе.

В мае прошлого года мы публиковали снимки, сделанные Николаем Калашниковым в Берлине и Потсдаме вскоре после окончания войны. Признаться, тогда нам было достаточно трудно отобрать несколько штук из целого моря фотографий: каждая по-своему была уникальна и интересна. На выставке уже представлено несколько сотен снимков.

На ленинградских кадрах хорошо узнаются окраины города – Рыбацкое, Колпино, Автово... Измученные и усталые бойцы. Совсем иначе они выглядят на снимках 1944 – 1945 годов. В объективе Николая Калашникова не только Берлин. К примеру, целая серия повествует о сносе памятников кайзеру Вильгельму и прусскому королю Фридриху II в германском городе Лигниц, отошедшем Польше. Торжествующие горожане у ставшего пустым постамента, торжественный марш польских частей по улицам...

Однажды, еще в самом начале войны, к Калашникову попал трофейный немецкий фотоаппарат. А вместе с ним – две пленки, на одной – солдаты вермахты во Франции, на другой – в Северной Африке. Снимки сделаны между боями: отдых, футбольный матч... Их тоже можно увидеть на выставке.

В записной книжке Николая Калашникова есть такие строки: «Я не был под Сталинградом, не брал Будапешта и Бухареста, Варшавы, не штурмовал Берлин, не водружал знамя победы над Рейхстагом, не оставил своего имени на его развалинах. Я, как и моя дивизия, был около этих городов. Мы обеспечивали победу других частей, так получается... Но я гордо смотрю на свое прошлое: и моя работа есть в том, что называется победа».

#выставка #история #наследие

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 12 (6850) от 26.01.2021 под заголовком «Прочти и передай товарищу».


Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Эротика в обмен на продукты. Как художник Сомов выживал в Петрограде
21 Августа 2019

Эротика в обмен на продукты. Как художник Сомов выживал в Петрограде

Русский музей развернул в Михайловском замке выставку к 150-летию Константина Сомова.

Иронический оптимизм от Тарантино. О чем рассказывает фильм «Однажды в... Голливуде»
16 Августа 2019

Иронический оптимизм от Тарантино. О чем рассказывает фильм «Однажды в... Голливуде»

В своей картине режиссер противопоставляет жизненную правду - и ее вечную, несокрушимую экранную имитацию.

Перчик под дождем. Как прошел фестиваль «Оперетта-парк» в Гатчине
06 Августа 2019

Перчик под дождем. Как прошел фестиваль «Оперетта-парк» в Гатчине

Оперетта хороша в любое время года, но летом - особенно.

Михаил Пиотровский. Не отрекаясь и не проклиная
31 Июля 2019

Михаил Пиотровский. Не отрекаясь и не проклиная

Настал важный момент для культуры нашей страны: идет война за то, как она будет развиваться дальше.

Люди земли и неба. Какими были Семен Аранович и Илья Авербах
29 Июля 2019

Люди земли и неба. Какими были Семен Аранович и Илья Авербах

Вспоминаем двух советских режиссеров.

Маринист на рейде. 35 картин и рисунков Айвазовского представили на выставке в Кронштадте
03 Июля 2019

Маринист на рейде. 35 картин и рисунков Айвазовского представили на выставке в Кронштадте

Участие коллекционеров позволило наглядно показать контрасты художника, которого одинаково занимали темы бури и покоя.

Граф поклонялся искусству. В Эрмитаже представили коллекцию Строганова
27 Июня 2019

Граф поклонялся искусству. В Эрмитаже представили коллекцию Строганова

Живопись, акварели, скульптура, фарфор, мебель, редкие книги — все это показывает хороший вкус коллекционера.

Анна Нетребко впервые исполнила в России партию Аиды в опере Верди
13 Июня 2019

Анна Нетребко впервые исполнила в России партию Аиды в опере Верди

Это случилось на исторической сцене Мариинского театра на фестивале «Звезды белых ночей».

В особняке Карла Шредера открыли доступ в кабинет хозяина
11 Июня 2019

В особняке Карла Шредера открыли доступ в кабинет хозяина

Туда можно попасть с экскурсией просветительской программы «Открытый город».

Открыли архивы: неожиданные повороты в судьбах известных зданий Петербурга
10 Июня 2019

Открыли архивы: неожиданные повороты в судьбах известных зданий Петербурга

О том, как решения властей отражались в судьбе самых известных объектов города, можно узнать на выставке.

«Теперь у нас подлецов не бывает». Размышления о спектакле «Мертвые души» в Театре имени Ленсовета
08 Июня 2019

«Теперь у нас подлецов не бывает». Размышления о спектакле «Мертвые души» в Театре имени Ленсовета

Спектакль молодого режиссера Романа Кочержевского – это тоска по живой душе в круговороте душ мертвых.

Михаил Пиотровский. Провокация в Венеции
05 Июня 2019

Михаил Пиотровский. Провокация в Венеции

Почему присутствие Эрмитажа на Венецианской биеннале вызвало у многих раздражение?