Укол зонтиком в Мариинском

В Мариинском театре впервые в его истории прошли двухдневные гастроли легендарной труппы Пекинской оперы со спектаклями «Легенда о Белой змее» и «Му Гуйин принимает командование».

Укол зонтиком в Мариинском | предоставлено пресс-службой Мариинского театра

предоставлено пресс-службой Мариинского театра

Гастроли, начавшиеся в Пекине в июне минувшего года и уже прошедшие в городах Китая, США и Японии, были посвящены 120-летию со дня рождения Мэй Ланьфана, династического артиста Пекинской оперы, внесшего огромный вклад в укрепление ее традиции. Историки театра знают, что система Ланьфана стоит в одном ряду с системами Станиславского и Брехта.

На примере Пекинской оперы российский зритель столкнулся с ярчайшим проявлением культуры иного типа _ ритуальной, традиционной, сохраняющей верность древним моделям театра. Почти нет сомнений, что больше половины пришедших в старый Мариинский театр зрителей рассчитывали услышать солистов Оперного театра из Пекина с обычными оперными голосами. К тому же давно известно, что китайские оперные певцы за последние десять лет стремительно интегрировались в мировую оперную индустрию. Однако Пекинская опера оказалась чем-то абсолютно иным, чему трудно найти аналоги из известных нам театрально-музыкальных феноменов.

Пекинская опера _ отнюдь не «Мадам Баттерфляй», а разновидность традиционного китайского музыкального театра, соединяющего в себе пение в сопровождении оркестра традиционных китайских инструментов, танец, элементы цирковых зрелищ, шоу боевых искусств. Ее истоки уходят к императорскому двору XVIII века, а период зрелости _ к середине XIX века. Пекинская опера неприкосновенна и в этом смысле похожа на музейную реликвию. Здесь все _ костюмы, декорации, сложная система жестов, сценических амплуа, мизансцен и, главное, вокального интонирования _ встроено в жесткие рамки традиции. Она нерушимо, как великая Китайская стена, соединяет далекое прошлое с современностью, подчиняя ее законам ритуальных игр.

По словам организаторов, уровень приехавших солистов был аналогичен уровню Анны Нетребко и Дмитрия Хворостовского, разумеется, с разницей в системе координат. Пока не раздались первые звуки оркестра и не запели первые солисты, трудно было представить, что нас ждет. Для того чтобы войти в темпоритм китайского представления, потребовалось время, причем не менее получаса, чтобы понять, что во всем этом есть не только повод повеселиться над парадоксальными высказываниями героев, напоминавших поначалу не то театр абсурда, не то какую-то английскую комедию. Но за всем этим, безусловно, стояла философия жизни.

На фоне незамысловатой рисованной декорации, менявшейся от картины к картине и изображавшей условную действительность (некое озеро с пагодами вдали, горы в тумане или комната в жилище героя), актеры обменивались очаровательными репликами. Например: «Опять пошел дождь. Что делать?» _ «А зонтик?» Или: «Вас зовут Сюй Сянь?» _ «А откуда вы узнали?» _ «У вас на зонтике написано». Таким нехитрым образом завязывается знакомство Белой и Синей змей с аптекарем Сюй Сянем. Чуть позже они будут несказанно радоваться такому невероятному случаю: «Вчера мы попали под дождь, если бы вы не дали зонтик, нам бы плохо пришлось». Так незаметно Белая змея и полюбила Сюй Сяня.

Звуковысотный уровень диалогов приходился на сопрановый регистр (это касалось не только героинь, но и героев, говорящих фальцетом), к тому же в несколько носовой, гобойной, поджатой манере. Русские уши сначала улавливали в диалогах героев нечто похожее на «мяу-мяу» и «чин-чин», с каждой новой картиной дифференцируя более разнообразные фонетические конструкции, словно втягиваясь в магическое черно-белое поле иероглифов. Плюс к этому звон китайских струнных (юэцинь, саньсянь) и регулярные колотушечные удары деревянного вапа, дребезжание тарелок дало, бо и сяоло, способные ввести в транс, _ и слушатель постепенно гипнотизировался, подчиняясь китайскому звуковому космосу. Удивительно, но эти колотушки и удары тарелочек вдруг напомнили звуковое сопровождение в разговорных диалогах в «Волшебной флейте» Моцарта, поставленной в Концертном зале Мариинского театра Аленом Маратра, который известен своими увлечениями восточным театром.

К тому моменту, когда Белой змее пришлось сражаться с вражескими полчищами, слушатели были уже готовы к труду и обороне и наблюдали завораживающее зрелище летящих стрел, не отрывая глаз. Эта кульминация действа стала образцово-показательным шоу в духе цирка цигун. Зло побеждено, добро торжествует _ таковой была нехитрая мораль этой легенды, одной из самых популярных в Китае.

К чему приведут оживившиеся российско-китайские связи, пока трудно сказать _ слишком разные у нас ментальности и эстетические системы. Пока что повод для размышлений дала взявшая на себя обязанности конферансье перед началом представления изящная петербургская актриса Евгения Игумнова _ дочь от смешанного брака актрисы и режиссера театра кукол Ольги Игумновой и китайского композитора Цзо Чжень Гуаня. Бабушка которого и вовсе была украинкой. Поистине _ живем в эпоху интересных перемен.

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 198 (5324) от 21.10.2014.


Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Эротика в обмен на продукты. Как художник Сомов выживал в Петрограде
21 Августа 2019

Эротика в обмен на продукты. Как художник Сомов выживал в Петрограде

Русский музей развернул в Михайловском замке выставку к 150-летию Константина Сомова.

Иронический оптимизм от Тарантино. О чем рассказывает фильм «Однажды в... Голливуде»
16 Августа 2019

Иронический оптимизм от Тарантино. О чем рассказывает фильм «Однажды в... Голливуде»

В своей картине режиссер противопоставляет жизненную правду - и ее вечную, несокрушимую экранную имитацию.

Перчик под дождем. Как прошел фестиваль «Оперетта-парк» в Гатчине
06 Августа 2019

Перчик под дождем. Как прошел фестиваль «Оперетта-парк» в Гатчине

Оперетта хороша в любое время года, но летом - особенно.

Михаил Пиотровский. Не отрекаясь и не проклиная
31 Июля 2019

Михаил Пиотровский. Не отрекаясь и не проклиная

Настал важный момент для культуры нашей страны: идет война за то, как она будет развиваться дальше.

Люди земли и неба. Какими были Семен Аранович и Илья Авербах
29 Июля 2019

Люди земли и неба. Какими были Семен Аранович и Илья Авербах

Вспоминаем двух советских режиссеров.

Маринист на рейде. 35 картин и рисунков Айвазовского представили на выставке в Кронштадте
03 Июля 2019

Маринист на рейде. 35 картин и рисунков Айвазовского представили на выставке в Кронштадте

Участие коллекционеров позволило наглядно показать контрасты художника, которого одинаково занимали темы бури и покоя.

Граф поклонялся искусству. В Эрмитаже представили коллекцию Строганова
27 Июня 2019

Граф поклонялся искусству. В Эрмитаже представили коллекцию Строганова

Живопись, акварели, скульптура, фарфор, мебель, редкие книги — все это показывает хороший вкус коллекционера.

Анна Нетребко впервые исполнила в России партию Аиды в опере Верди
13 Июня 2019

Анна Нетребко впервые исполнила в России партию Аиды в опере Верди

Это случилось на исторической сцене Мариинского театра на фестивале «Звезды белых ночей».

В особняке Карла Шредера открыли доступ в кабинет хозяина
11 Июня 2019

В особняке Карла Шредера открыли доступ в кабинет хозяина

Туда можно попасть с экскурсией просветительской программы «Открытый город».

Открыли архивы: неожиданные повороты в судьбах известных зданий Петербурга
10 Июня 2019

Открыли архивы: неожиданные повороты в судьбах известных зданий Петербурга

О том, как решения властей отражались в судьбе самых известных объектов города, можно узнать на выставке.

«Теперь у нас подлецов не бывает». Размышления о спектакле «Мертвые души» в Театре имени Ленсовета
08 Июня 2019

«Теперь у нас подлецов не бывает». Размышления о спектакле «Мертвые души» в Театре имени Ленсовета

Спектакль молодого режиссера Романа Кочержевского – это тоска по живой душе в круговороте душ мертвых.

Михаил Пиотровский. Провокация в Венеции
05 Июня 2019

Михаил Пиотровский. Провокация в Венеции

Почему присутствие Эрмитажа на Венецианской биеннале вызвало у многих раздражение?