Главная городская газета

Трое в лодке, не считая остальных

  • 27.09.2016
  • Полина Виноградова
  • Рубрика Культура
Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Культура

Выставка буддийского искусства открылась в Петербурге

Вниманию посетителей готовы представить порядка ста уникальных произведений IX - XVIII веков. Читать полностью

Фестиваль «Михайловское» прошел в Пушкинских Горах

Студенты Пушкинского театрального центра представили пушкиноогорцам свои премьерные спектакли. Читать полностью

«Петербург» в Театре на Васильевском

С драматургом Юлией Тупикиной - автором популярной пьесы - встретился автор «СПб ведомостей». Читать полностью

Первая балетная школа России отпраздновала юбилей

В течение трех дней на сцене Мариинского театра сдавали экзамен выпускники Академии русского балета имени А. Я. Вагановой.
Читать полностью

«Петербург-2103» как мост в будущее

На выставке, открывшейся в ЦВЗ «Манеж», представленные проекты отвечали на один вопрос: куда движутся архитектура и градостроительная практика Петербурга?

Читать полностью

Дары географов: внутри коллекции РГО в Петербурге

Древние рукописи и русский лубок, одна из первых карт Петербурга, монгольские скульптуры и японские дагерротипы - все это можно увидеть в музее петербургского отделения Русского географического общества. Читать полностью
Трое в лодке, не считая остальных | ФОТО Руслана Шамукова/ТАСС

ФОТО Руслана Шамукова/ТАСС

Актер театра и кино Андрей Носков известен широкой публике по своим ролям в популярных сериалах «Кто в доме хозяин?» и «Мужчина во мне». Однако список его театральных ролей превосходит фильмографию. Он играл во многих петербургских театрах. Но в последнее время Андрей Носков любит находиться и по другую сторону занавеса: как режиссер он ставит спектакли в совместном с братом творческом товариществе «Носковы и компания»; как продюсер работал в нашумевших мюзиклах «Пола Негри», «Мастер и Маргарита»... Две его постановки с успехом идут на сцене Театра эстрады им. А. Райкина: комедия «Здрасьте, я ваша тетя!» и мюзикл для всей семьи «Мама-кот». 28 сентября здесь же Андрей НОСКОВ представит премьеру спектакля «Фарс. Мажор» по мотивам пьесы «В открытом море» польского драматурга Славомира Мрожека. Наш корреспондент поговорила с режиссером о том, как сочетается драматургия абсурда с эстрадным жанром.

- Андрей, как вы решились поставить абсурдистскую пьесу Мрожека в пространстве, созданном для эстрадных представлений?

- Надеюсь, у нас получится сочетание остросоциального фарса и эстрадных традиций. Фабула простая: после кораблекрушения группа людей осталась на лодке в открытом море. Герои принимают решение - кого-то съесть. Предстоит выбрать: кого именно?

- В пьесе Мрожека всего три героя, у вас же действующих лиц гораздо больше.

- У нас фантазия на основе идеи Мрожека. Несколько человек оказались в критической ситуации, каким путем они пойдут? Мне было интересно препарировать этот момент выбора, когда люди то ли от слабости, то ли от страха выбирают самый примитивный выход... Абсурд часто врывается в нашу жизнь в совершенно неожиданном месте в неожиданное время.

Мы делаем мифологическую историю. Это анекдот-притча. Сюжетные ходы абсурдистов можно очень оригинально использовать. Сегодня русский театр бросает в крайности, а у абсурдистов этих крайностей очень много.

- Вы ставите свой спектакль в Театре эстрады. Что сейчас представляет собой эстрадный жанр?

- Этот жанр почти утерян. А ведь в нашем городе работал Аркадий Райкин, в Театре музыкальной комедии - Владимир Воробьев, на телевидении ставил спектакли Александр Белинский... Потом все это потерялось.

Мы фактически заново учимся утерянным навыкам. Я за последние четыре года провел несколько кастингов и понял, что только сейчас появились артисты, способные одновременно петь, танцевать и играть, что очень важно для эстрадного жанра. Думаю, что лет через десять, если продолжать делать хорошие мюзиклы, российская школа эстрадного и музыкального театра снова окрепнет и нас можно будет сравнивать с Бродвеем и Лондоном.

- А драматурги есть, которые могли бы написать такие истории, чтобы завлечь в театр широкую публику?

- Мне все время присылают пьесы, но это или новая драма с матом и физиологическими подробностями, или псевдоамериканские детективы. Пронзительных историй я давно не слышал. Новую драму уже двадцать пять лет называют новой. Пора бы уже обновить драматургию. А лучше обратиться к классике.

- Кинематограф вас теперь совсем не увлекает?

- Увлекает, но я и правда немного отдалился от киноиндустрии, поскольку последние два года активно ставлю спектакли.

- В театре сейчас легче заинтересовать зрителя, чем в кино?

- В театре легче зрителя обмануть. В Петербурге, например, мало осталось русского классического театра. В основном создается этакий образец европейского театра, новая драма. В театре можно пустить бегущую строку, дым, катающиеся шары, летающие декорации... Чтобы зритель разгадывал: что это такое? О чем это? Когда зритель не понимает или ему скучно, он боится себе в этом признаться и думает, что сам виноват, что не понимает. Хотя это не так.

Театр может быть интересный или неинтересный, и неважно в каком жанре! Если история - невнятная, нет образов, между актерами ничего не происходит, тогда из театра уходит жизнь. Некоторые говорят, что в Европе нет классического театра в нашем понимании этого слова, но это неправда. Я регулярно смотрю видеозаписи Лондонского национального театра, берлинских театров и понимаю, что мы обманываем нашего зрителя - на Западе есть разный театр, в том числе абсолютно классический во всем своем совершенстве.

Мне не хватает, как и многим зрителям, как и моим детям, театра, где есть пронзительная история и хорошие артисты эту историю играют - не пересказывают, не читают по ролям, а именно играют. Все знают, о чем пьеса «Ромео и Джульетта», но в любой новой версии интересно, как здесь и сейчас Джульетта встретила Ромео, чтобы зал замер, засмеялся, заплакал, задумался...

- Вы до сих пор играете спектакли своего товарищества «Носковы и компания»? Давненько не выпускали премьер.

- В Петербурге мало площадок для независимых трупп, театры очень закрыты для посторонних спектаклей, поэтому играем нечасто, хотя зрителям нравится. В Москве гораздо больше площадок, на которых люди могут увидеть независимые антрепризы, причем очень мощные. А у петербургской публики предубеждение против антрепризы все еще сохранилось.

Театр должен быть разным: большим, маленьким, и на сто мест, и на тысячу мест. Разные бывают способы высказывания.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook