Главная городская газета

«Три Т» Ирины Соколовой

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Культура

Дары географов: внутри коллекции РГО в Петербурге

Древние рукописи и русский лубок, одна из первых карт Петербурга, монгольские скульптуры и японские дагерротипы - все это можно увидеть в музее петербургского отделения Русского географического общества. Читать полностью

Застывший образ танца «обыкновенной богини» Улановой

В Петербурге открылась выставка, посвященная памяти Галины Улановой. На вернисаже представлены портреты не только выдающейся примы русского балета, но и других прославленных балерин. Читать полностью

Памяти Дмитрия Хворостовского посвящается

Петербург отдаст дань уважения таланту знаменитого российского баритона. Читать полностью

В Президентской библиотеке прозвучит нежная музыка сильного императора

В Колонном зале библиотеки 27 июня петербуржцы  познакомятся с культурной стороной эпохи российского императора Николая I. Читать полностью

Босиком по льду: «Ромео и Джульетта» - в Петербурге

Драматический спектакль Ильи Авербуха до конца июня приехал в Северную столицу. Детали масштабного ледового шоу - в нашем материале. Читать полностью

Театр одного актера на Летних чтениях

В течение трех дней, с 19 по 21 июня, в Петербурге пройдет фестиваль «Летние чтения». В этот раз программа приятно удивит гостей проекта. Читать полностью
 «Три Т» Ирины Соколовой | ФОТО предоставлено пресс-службой ТЮЗа им. А. А. Брянцева

ФОТО предоставлено пресс-службой ТЮЗа им. А. А. Брянцева

Сегодня на Большой сцене ТЮЗа им. А. А. Брянцева будут чествовать блистательную актрису народную артистку России Ирину Соколову, которая в этот день отмечает свой юбилей.

Природу таланта Ирины Соколовой нельзя обозначить словом, можно только радоваться этому чуду. Говоря о творческой универсальности Ирины Леонидовны, известный критик как-то назвал ее мировой душой, соединившей в себе свойства всех существ и даже неживых предметов, которые актриса способна воплотить на сцене.

«Какое время на дворе – таков мессия». Андрей Вознесенский намекнул, что времена у нас всегда трудные, жестокие. И в мессии такой эпохи неизменно метят такие же жесткие и беспощадные. Хорошо, что властителями если не умов, так душ мы добровольно назначаем тех, кто умеет к этой душе найти дорогу. И не с высоких трибун, а с театральных подмостков или через тонкий холст экрана. С Ириной СОКОЛОВОЙ беседовала журналист Татьяна ПОЗНЯК.

– Ирина Леонидовна, вы не раз признавались, что считаете себя абсолютно счастливым человеком. Почему?

– Недавно я принимала участие в телепередаче, посвященной ТЮЗу времен З. Я. Корогодского. Собрались тюзовцы «первого призыва», включая Юру Тараторкина – моего незабываемого Гамлета. Мы погрузились в воспоминания, и стало совершенно ясно, что мы до сих пор живем и дышим тем удивительным временем 1960-х – начала 1970-х, эпохой оттепели и бардовской песни. Какой потрясающий дуэт был у Вити Федорова с Сашей Хочинским, как замечательно пел Юра Каморный! У нас на «экспериментальном» пятом этаже игрались капустники и рождались идеи новых спектаклей, которые переходили потом на Большую сцену. Жизнь кипела и бурлила, как в большом котле, и мы все грелись у этого очага, чтобы потом поделиться теплом с нашим зрителем. Зиновий Яковлевич себя не щадил и нам не давал покоя. Представьте, какой дух царил в театре, если мы выпускали подряд десять спектаклей, и каждый становился событием!

Это был новый разговор с детьми – как со взрослыми, на равных. И часто ребята понимали этот язык лучше, чем их родители. А в нас не было никакого актерского чванства: сегодня ты играешь в «Гамлете», а завтра – дерево или пенек в сказке «Волшебное стеклышко». И позже, когда мы уже набрались опыта, я все равно испытывала волнение и счастье, выходя на сцену ТЮЗа с замечательными партнерами – Ольгой Волковой, Антониной Шурановой, Александром Хочинским, Николаем Ивановым, Игорем Шибановым, Лианой Жвания, Валерием Дьяченко, Антониной Введенской, Натальей Боровковой и всеми, кого помню и люблю. Наряду с Корогодским мне довелось работать со многими талантливыми режиссерами – Вейсбремом, Андреевым, Додиным, Фильштинским, Праудиным. Но система З. Я. – это была школа, почти религия, и ее уроками мы зарабатываем на хлеб по сей день. Сегодня, увы, и Станиславский не в чести. То и дело слышишь от модных постановщиков: забудьте слово «действие»!.. ничего не играйте! А Корогодский нас призывал играть «на шестнадцатый ряд». И еще в драматической студии при ТЮЗе мой мастер Леонид Федорович Макарьев настоятельно рекомендовал принимать всем витамин «Три Т»: прежде всего Терпение и Труд, а тогда, может, и Талант проявится.


– Про вас часто пишут «истинно петербургская актриса». А что вы сами вкладываете в это понятие?

– Словами не объяснишь. Все петербуржцы, и артисты в том числе, наверное, несут в себе черты города, в котором живут. Петербург, а прежде – Ленинград, неизменно стоял особняком по отношению к Москве или другим городам. Я много поездила с гастролями, и, когда возвращаюсь домой, меня всегда поражает эта... распластанность Петербурга в пространстве. Особенно это чувствуешь в центре: когда идешь по Литейному или Троицкому мосту, глядя на ровную кромку домов вдоль Невы, город словно тебя обнимает и нежно укачивает, как в колыбели... Я сменила в этом городе больше пятнадцати адресов и знаю о нем много. Этот город проникает в кровь, и это ощущали все, кто вместе со мной столько лет выходил на сцену ТЮЗа.


– На снимке Валерия Плотникова сорокалетней давности – том, где вы стоите с черной собакой в створе двух уходящих вдаль классических фасадов, – вы – просто плоть от плоти нашего города...

– Валера – большой мастер, он меня недавно приглашал на презентацию нового альбома, но я из-за предъюбилейных хлопот не успела. А в 1973 году он меня снимал на улице Пестеля и, конечно, с собакой. Любовь к животным – наша семейная черта, ее унаследовали и мои дочка с внучкой. Сейчас у нас на попечении шесть кошек и две собаки.


– Может, эта любовь к братьям нашим меньшим и помогла вам так убедительно перевоплощаться в олененка Бэмби, Конька-Горбунка, Кошку, которая гуляла сама по себе, ослика Иа-Иа, Комарика и даже Крокодила?

– Я уже как-то говорила, что мне не надо часами делать наблюдения в зоопарке, чтобы сыграть осла или другую живность. Или изучать основы минералогии, чтобы сыграть Камень... Эти знания хранятся где-то внутри, в копилке памяти, надо их только вовремя оттуда извлечь. И чем ближе к детству эти воспоминания, тем больше шансов, что вы найдете точные краски для образа. Ну и гены, наверное, помогают: я ведь из актерской семьи.


– В канун Года кино хочется спросить, где вы нашли краски для роли фашиста Геббельса, которого сыграли дважды – в фильме Сокурова «Молох», а через 10 лет в сериале Ускова и Краснопольского «Вольф Мессинг»?

– Это Александр Николаевич Сокуров, у которого я к тому времени снялась в трех картинах, вдруг увидел меня в этой роли. Оставалось только сделать все, чтобы его не разочаровать. Ведь сыграла же я усатого злодея Грегорио Чиче в спектакле «Месс-Менд». Я почти никогда не отказываюсь от предложенных ролей и обычно снимаюсь по самой низкой ставке, если мне интересно. С Сокуровым было легко работать, хотя он не очень любит драматических артистов и с удовольствием снимает людей других профессий – балерин, журналистов. А мне всегда страшно смотреть себя на экране, особенно в первый раз.


– В спектакль «Время женщин» на сцене БДТ вошло много реплик, которые вы сами придумали во время репетиций. Позволялось ли вам импровизировать в работе над ролью Лумис в тюзовской постановке Адольфа Шапиро «Вино из одуванчиков, или Замри»?

– Адольф Яковлевич с пониманием относится к предложениям актеров, если они не лишены смысла. А я вообще не капризная артистка. Да и опыт уже позволяет найти общий язык с любым режиссером.


– Родной ТЮЗ дарит вам юбилейный вечер. А что вы сами себе подарите?

– Наверное, таким подарком будет премьера моноспектакля в постановке Вениамина Фильштинского «Соколова и роль» на Экспериментальной сцене под крышей театра-фестиваля «Балтийский дом». Прямо на глазах у зрителя я буду «пробоваться» на роли всех персонажей, действующих в рассказе Владимира Набокова «Истребление тиранов», который он написал в 1936 году. Это довольно тяжелая история, и я много репетировала, чтобы в день премьеры 25 декабря все прошло чистенько-гладенько.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook