Театр «Зазеркалье» открыл новый сезон премьерой «Пиковой дамы»

Театр «Зазеркалье» открыл новый сезон премьерой «Пиковой дамы» Петра Чайковского в постановке Александра Петрова. Фирменный зазеркальский стиль здесь обнаружился в элегичных фантазиях на тему речных отражений и видений.

Театр «Зазеркалье» открыл новый сезон премьерой «Пиковой дамы» | ФОТО Unsplash

ФОТО Unsplash

Мило и в то же время страшно с афиши спектакля зрителей манила маска фарфоровой куклы с пышным париком. Ниже маски — старушечья шея, превращающаяся в тлен: чем не афиша мистического фильма ужасов? На деле все оказалось намного спокойнее, все же «Зазеркалье» — детский музыкальный театр.

Чуть ниже фамилии Чайковского в программке премьеры значилась фамилия композитора Анатолия Королева, который сочинил музыкальные мини-антракты на темы оперы, замесив их на модной электронике. Они стали «монтажными связками», прикрывавшими купюры, которые возникли не только из‑за причудливой концепции, но и в силу отсутствия в театре больших хора и оркестра. Звуковой дизайн оказался хорош, ненавязчив и атмосферен, он придал зеркальной бесконечности в декорациях особую зыбкость и холодок потустороннего.

Петербургскими ­видениями полнилось сознание Германа. В начале оперы он предстал зрителю спавшим на скамейке Летнего сада, одетого в позолоту осенних листьев. Его сон охраняла статуя Минервы, богини ­мудрости и войны. Отказ от всех хоровых сцен в начале первого действия быстро перефокусировал взгляд и слух слушателей с крупного масштаба на камерный, сконцентрировав внимание на человеческой трагедии Германа, Лизы, Графини.

Графиня здесь не заставила себя долго ждать. Уже на вступлении к опере она в маске горгоны Медузы надвигалась на Германа как нечто неотвратимое. В исполнении меццо-сопрано Анны Смирновой эта Графиня играла трагедию уходящей натуры, протест против тлена и бренности. Она гордо держала ­высоченный парик, корсет и опиралась на трость, как истинный страж времени. Графиня рассыплется в прах в своей спальне после того, как нетерпеливый Герман явится к ней узнать тайну трех карт и поднимет пистолет. В этот момент зритель увидел на экране черно-белый негатив Графини, как кадр из фильма ужасов или фэнтези, где задержавшемуся на земле какому‑нибудь многотысячелетнему не знающему покоя герою приходит долгожданный конец.

В этом спектакле нет ничего совсем не знакомого. Режиссер будто решил собрать идеальный пазл из элементов, проверенных временем, очистив пространство драматургии от всего лишнего. Александр Петров вместе с художником Семеном Пастухом, словно два парфюмера, взяв в компанию и третьего — дирижера Павла Бубельникова, отправились на поиски идеальной эссенции города, его ДНК. Они заставили цепенеть с начала и до конца, давая передышки то в девичьей у Лизы с Полиной, то в интермедии «Искренность пастушки» (где насмешливо разыгрывается счастливый исход конфликта оперы и Прилепа-Лиза предпочитает не Златогора, сулящего златые горы, а бедного Миловзора). В интермедии на сцену был брошен козырь — зазеркальная примадонна Ольга Васильева в эпизодической, но важной роли пастушки Прилепы.

Символики на сцене как будто минимум, но концентрация петербургского в воздухе сцены за­шкаливает. Из неожиданностей — портрет Николая I, который угрожающе наезжает на зрителя в кульминации на гимнической оде «Славься сим, Екатерина». Тот самый «Николай Палкин, жандарм Европы», на чье правление пришлись последние годы жизни Пушкина, в эпоху которого и нарядили героев нынешней «Пиковой дамы». Поэтому в спектакле много романтического психологизма, чего стоит только сцена в девичьей, где Полина дает понять, как завидует Лизе, которую ждет, как ей кажется, счастливый брак с Елецким. Поэтому она и поет ей романс про могилу, не понимая, что тем самым тоже накликивает несчастье. Меццо-сопрано Анна Евтушенко филигранно отыгрывает этот психологический рисунок роли, выписанный режиссером.

Сцена у Канавки, в которой вот-вот утопится Лиза, в больших театрах нередко вызывает приступы скуки. Елена Миляева — писаная красавица, словно сошедшая с полотна итальянского мастера эпохи Возрождения, в партии Лизы творит чудеса, перепевая многих маститых див. И психологическая прорисовка ее роли, сочетающая акварельность с крупным масляным штрихом, тоже не дает оглохнуть от стандартного пафоса оперной экспрессии. Благодаря ее внешним данным, пронзающему взгляду опера обретает магию киноэкрана. Рядом с ней и Графиня в белилах тоже легче прочитывается как «Венера Московская», которая красавицей слыла в Париже, но время ее безвозвратно ушло. Понятно, как трудно сохранять рядом с Лизой самообладание такому бонвивану, как Томский, особенно когда его исполняет знойный баритон-брюнет, усач Виктор Коротич…

Этой «Пиковой» могло бы еще долго не быть, если бы в труппе «Зазеркалья» шесть лет назад не оказался тенор-самородок Дмитрий Каляка. Пришедший в оперу из медицины, совершивший свой личный «квантовый скачок», он уже на самом старте проявил себя как певец страстный и одержимый. А потому для исполнения партии Германа ему потребовалось совсем немного — только выучить музыку, с чем он феноменально и с большим запасом прочности справился. Он на территории лирики дарит этому образу много красок и поведенческих черт того самого пушкинского героя — военного инженера, сына обрусевшего немца. Весь спектакль только и делаешь, что следишь за поступками этого героя, одержимого идеей победить, порвать с условностями, ­вырваться наверх из плотной косной массы середняков. Но не судьба: ему и Лизе режиссер дает встретиться лишь там, за облаками, увозя обоих на последних тактах оперы куда‑то ввысь, под колосники.


#театр #премьера #спектакль

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 182 (7265) от 29.09.2022 под заголовком «Зеркала «Пиковой дамы»».


Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Эротика в обмен на продукты. Как художник Сомов выживал в Петрограде
21 августа 2019

Эротика в обмен на продукты. Как художник Сомов выживал в Петрограде

Русский музей развернул в Михайловском замке выставку к 150-летию Константина Сомова.

Иронический оптимизм от Тарантино. О чем рассказывает фильм «Однажды в... Голливуде»
16 августа 2019

Иронический оптимизм от Тарантино. О чем рассказывает фильм «Однажды в... Голливуде»

В своей картине режиссер противопоставляет жизненную правду - и ее вечную, несокрушимую экранную имитацию.

Перчик под дождем. Как прошел фестиваль «Оперетта-парк» в Гатчине
06 августа 2019

Перчик под дождем. Как прошел фестиваль «Оперетта-парк» в Гатчине

Оперетта хороша в любое время года, но летом - особенно.

Михаил Пиотровский. Не отрекаясь и не проклиная
31 июля 2019

Михаил Пиотровский. Не отрекаясь и не проклиная

Настал важный момент для культуры нашей страны: идет война за то, как она будет развиваться дальше.

Люди земли и неба. Какими были Семен Аранович и Илья Авербах
29 июля 2019

Люди земли и неба. Какими были Семен Аранович и Илья Авербах

Вспоминаем двух советских режиссеров.

Маринист на рейде. 35 картин и рисунков Айвазовского представили на выставке в Кронштадте
03 июля 2019

Маринист на рейде. 35 картин и рисунков Айвазовского представили на выставке в Кронштадте

Участие коллекционеров позволило наглядно показать контрасты художника, которого одинаково занимали темы бури и покоя.

Граф поклонялся искусству. В Эрмитаже представили коллекцию Строганова
27 июня 2019

Граф поклонялся искусству. В Эрмитаже представили коллекцию Строганова

Живопись, акварели, скульптура, фарфор, мебель, редкие книги — все это показывает хороший вкус коллекционера.

Анна Нетребко впервые исполнила в России партию Аиды в опере Верди
13 июня 2019

Анна Нетребко впервые исполнила в России партию Аиды в опере Верди

Это случилось на исторической сцене Мариинского театра на фестивале «Звезды белых ночей».

В особняке Карла Шредера открыли доступ в кабинет хозяина
11 июня 2019

В особняке Карла Шредера открыли доступ в кабинет хозяина

Туда можно попасть с экскурсией просветительской программы «Открытый город».

Открыли архивы: неожиданные повороты в судьбах известных зданий Петербурга
10 июня 2019

Открыли архивы: неожиданные повороты в судьбах известных зданий Петербурга

О том, как решения властей отражались в судьбе самых известных объектов города, можно узнать на выставке.

«Теперь у нас подлецов не бывает». Размышления о спектакле «Мертвые души» в Театре имени Ленсовета
08 июня 2019

«Теперь у нас подлецов не бывает». Размышления о спектакле «Мертвые души» в Театре имени Ленсовета

Спектакль молодого режиссера Романа Кочержевского – это тоска по живой душе в круговороте душ мертвых.

Михаил Пиотровский. Провокация в Венеции
05 июня 2019

Михаил Пиотровский. Провокация в Венеции

Почему присутствие Эрмитажа на Венецианской биеннале вызвало у многих раздражение?