Тамтамы минувших битв

Не знаю, как вы, а я вот люблю читать мемуары. Хорошо написанный мемуар может быть столь же увлекательным, как роман, но в нем (в отличие от романа) все вроде как правда. Ощущение приятно щекочет нервы: перелистывая страницы, ты будто бы подглядываешь в замочную скважину истории. Необязательно древней, давно закончившейся истории. Последнее время мемуары публикуются и о совсем недавнем прошлом. Именно о них я и хотел бы сказать сегодня пару слов.

Тамтамы минувших битв | В книжных магазинах многие выбирают мемуарные издания. ФОТО Елены ПАЛЬМ/ИНТЕРПРЕСС

В книжных магазинах многие выбирают мемуарные издания. ФОТО Елены ПАЛЬМ/ИНТЕРПРЕСС

Вот, например, неброско оформленная книжица «Российские подводники в холодной войне 1962 года». Составлена она из воспоминаний нескольких адмиралов, которые полвека назад юными лейтенантами принимали участие в боевых походах к берегам Индонезии. Честно сказать, прежде я никогда не слышал, чтобы у моей страны были какие-то особые отношения со столь далеким партнером, как Индонезия. Поэтому читать книжицу начал еще в троллейбусе, на котором ехал домой из книжного магазина. И едва не проехал нужную мне остановку.

Вкратце суть истории такова. С самых что ни на есть послевоенных времен СССР поставлял в Индонезию огромное количество военной техники. И специалистов, знающих, с какой стороны к технике подойти. А когда индонезийские союзники столкнулись с проблемой (голландцы не желали отдавать остров Папуа - Новая Гвинея), Хрущев распорядился отправить в южные моря целую бригаду подводных лодок Т-613. После чего голландцы позорно бежали, а у советского флота появилась собственная база неподалеку от модного курорта Бали.

Дочитав до этого места, я отложил книгу и попробовал представить, как же все это могло выглядеть на практике. Капитан вызывает молодых лейтенантов родом откуда-нибудь из-под Перми или Тамбова. И сообщает, что выдвинуться им предстоит не хухры-мухры, а к берегам Папуа - Новой Гвинеи. Где папуасы до сих пор практикуют охоту за человеческими головами, а в джунглях пронзительно визжат орангутаны. «Есть!» - отвечают лейтенанты и идут выполнять приказ.

В советские времена у моей страны имелись интересы в самых разных уголках планеты. Тайны из этого никто не делал, газеты писали о разного рода братской помощи угнетенным почти в открытую. Подразумевалось, что наши специалисты в основном строят больницы да кормят изможденных детишек наваристой кашей. Но вот выходящие последнее время мемуары рисуют совсем иную картину. Оформлены книжки неброско, зато картина открывается головокружительная.

Еще пример: мемуары дипломата Владимира Шубина, которые называются «Горячая холодная война». Лет сорок назад Шубин курировал африканское направление советской политики. Как и положено дипломату, пишет он так, что местами суть происходящего понять ну совершенно невозможно. Зато пленяют мелкие детали. Типа такой: чтобы разобраться в обстановке, в 1977-м в Зимбабве были отправлены трое офицеров ГРУ, которые две недели на пирогах плыли через саванну по Лимпопо, попутно отстреливаясь от воинственных местных племен.

Британцы гордятся подвигами своего легендарного шпиона Лоуренса Аравийского. Американцы жмурятся от восторга, описывая сотрудников ЦРУ, поднимавших каннибалов-хмонгов на борьбу с армией Вьетнама. А вот Шубин упоминает об этой операции впроброс - всего несколькими предложениями. Ну съездили, ну переночевали пару раз прямо посреди кишащей львами саванны - чего такого?

Об Африке, кстати, мемуаров последнее время выходит особенно много. Отдельный том про советский контингент в Алжире (где нашим военным пришлось как-то окопаться в руинах суфийского монастыря и неделю отстреливаться, греясь ночами у костерка из арабских рукописей, пока из столицы не подоспела помощь). Отдельный том про Конго (где в бой чернокожих повстанцев водили языческие жрецы, распевавшие древние заклинания). А уж про тех, кто воевал в Анголе, в год выходит не меньше трех-четырех книжек, включая даже сборники армейской поэзии, с чудесными рифмами, типа «сгоревшая танка рама - а где-то дома ждет мама».

Даже если автор и не желает рассказать всего, что видел своими глазами, от этих текстов все равно пахнет чем-то подлинным, невыдуманным. Вот бывший разведчик по фамилии Перфильев пишет о работе в Ливане в 1985-м. Там повстанцы как-то похитили наших дипломатов и удерживали их до тех пор, пока анонимные умельцы не отрезали нескольким лидерам повстанцев головы (а заодно и прочие части мужского организма), после чего дипломатов сразу отпустили. Вот экс-дипломат Владимир Красильников описывает, как до самых 1970-х велась работа по расчленению Китая и присоединению к СССР его западных окраин. Читаешь и диву даешься: куда только смотрят кинопродюсеры? Почему обо всем этом до сих пор не снято по большому крупнобюджетному боевику?

Понятия не имею, почему бум такого рода литературы случился именно сейчас. Но новая книжка на тему колониальных войн СССР появляется на прилавках не реже, чем раз в месяц. И, читая о тех давних операциях, вдруг ловишь себя на том, что начинаешь куда лучше понимать и окружающий тебя мир. Не знаю, как вы, а я страсть как люблю читать мемуары.

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook

Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Эротика в обмен на продукты. Как художник Сомов выживал в Петрограде
21 Августа 2019

Эротика в обмен на продукты. Как художник Сомов выживал в Петрограде

Русский музей развернул в Михайловском замке выставку к 150-летию Константина Сомова.

Иронический оптимизм от Тарантино. О чем рассказывает фильм «Однажды в... Голливуде»
16 Августа 2019

Иронический оптимизм от Тарантино. О чем рассказывает фильм «Однажды в... Голливуде»

В своей картине режиссер противопоставляет жизненную правду - и ее вечную, несокрушимую экранную имитацию.

Перчик под дождем. Как прошел фестиваль «Оперетта-парк» в Гатчине
06 Августа 2019

Перчик под дождем. Как прошел фестиваль «Оперетта-парк» в Гатчине

Оперетта хороша в любое время года, но летом - особенно.

Михаил Пиотровский. Не отрекаясь и не проклиная
31 Июля 2019

Михаил Пиотровский. Не отрекаясь и не проклиная

Настал важный момент для культуры нашей страны: идет война за то, как она будет развиваться дальше.

Люди земли и неба. Какими были Семен Аранович и Илья Авербах
29 Июля 2019

Люди земли и неба. Какими были Семен Аранович и Илья Авербах

Вспоминаем двух советских режиссеров.

Маринист на рейде. 35 картин и рисунков Айвазовского представили на выставке в Кронштадте
03 Июля 2019

Маринист на рейде. 35 картин и рисунков Айвазовского представили на выставке в Кронштадте

Участие коллекционеров позволило наглядно показать контрасты художника, которого одинаково занимали темы бури и покоя.

Граф поклонялся искусству. В Эрмитаже представили коллекцию Строганова
27 Июня 2019

Граф поклонялся искусству. В Эрмитаже представили коллекцию Строганова

Живопись, акварели, скульптура, фарфор, мебель, редкие книги — все это показывает хороший вкус коллекционера.

Анна Нетребко впервые исполнила в России партию Аиды в опере Верди
13 Июня 2019

Анна Нетребко впервые исполнила в России партию Аиды в опере Верди

Это случилось на исторической сцене Мариинского театра на фестивале «Звезды белых ночей».

В особняке Карла Шредера открыли доступ в кабинет хозяина
11 Июня 2019

В особняке Карла Шредера открыли доступ в кабинет хозяина

Туда можно попасть с экскурсией просветительской программы «Открытый город».

Открыли архивы: неожиданные повороты в судьбах известных зданий Петербурга
10 Июня 2019

Открыли архивы: неожиданные повороты в судьбах известных зданий Петербурга

О том, как решения властей отражались в судьбе самых известных объектов города, можно узнать на выставке.

«Теперь у нас подлецов не бывает». Размышления о спектакле «Мертвые души» в Театре имени Ленсовета
08 Июня 2019

«Теперь у нас подлецов не бывает». Размышления о спектакле «Мертвые души» в Театре имени Ленсовета

Спектакль молодого режиссера Романа Кочержевского – это тоска по живой душе в круговороте душ мертвых.

Михаил Пиотровский. Провокация в Венеции
05 Июня 2019

Михаил Пиотровский. Провокация в Венеции

Почему присутствие Эрмитажа на Венецианской биеннале вызвало у многих раздражение?