Главная городская газета

Свинг, пришедший с наших берегов

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Культура

Дары географов: внутри коллекции РГО в Петербурге

Древние рукописи и русский лубок, одна из первых карт Петербурга, монгольские скульптуры и японские дагерротипы - все это можно увидеть в музее петербургского отделения Русского географического общества. Читать полностью

Застывший образ танца «обыкновенной богини» Улановой

В Петербурге открылась выставка, посвященная памяти Галины Улановой. На вернисаже представлены портреты не только выдающейся примы русского балета, но и других прославленных балерин. Читать полностью

Памяти Дмитрия Хворостовского посвящается

Петербург отдаст дань уважения таланту знаменитого российского баритона. Читать полностью

В Президентской библиотеке прозвучит нежная музыка сильного императора

В Колонном зале библиотеки 27 июня петербуржцы  познакомятся с культурной стороной эпохи российского императора Николая I. Читать полностью

Босиком по льду: «Ромео и Джульетта» - в Петербурге

Драматический спектакль Ильи Авербуха до конца июня приехал в Северную столицу. Детали масштабного ледового шоу - в нашем материале. Читать полностью

Театр одного актера на Летних чтениях

В течение трех дней, с 19 по 21 июня, в Петербурге пройдет фестиваль «Летние чтения». В этот раз программа приятно удивит гостей проекта. Читать полностью
Свинг, пришедший с наших берегов | ФОТО Molodec/shutterstock.com

ФОТО Molodec/shutterstock.com

Мнения о джазе бывали противоположны до смешного. Максим Горький считал, что это исключительно музыка «толстых» белых эксплуататоров. А в Штатах, ровно наоборот, годы и годы на джаз пренебрежительно смотрели, как на музыку черной бедноты. Белые, признававшиеся в любви к джазу и ходившие слушать черных джазменов, рисковали репутацией. А их было, конечно, много, потому что джаз – творческий, неистовый, свободный – не мог не пленять своим обаянием. Сегодня хотя бы от этих предрассудков мы избавились, джаз – общее достояние, которое черные музыканты подарили всему свету.

Знаток джаза, один из создателей ярославского джаз-клуба Михаил Браславский написал об этом книгу с простым и ясным названием «Размышление о джазе и джазменах». Вышла она в Нью-Йорке, где Михаил живет уже почти 20 лет. Презентации книги и был посвящен концерт в Санкт-Петербургской филармонии джазовой музыки.

В интермедиях Михаил рассказывал о книге и о ее героях, а исполнялась, конечно, их музыка. На сцене был сам Давид Голощекин, который молниеносно перелетал от ксилофона к скрипке и от скрипки к трубе-корнету. Из рояля и саксофона великолепно извлекали ноты известные ярославские джазмены, отец и сын Станислав и Вадим Майнугины. В общем, было кому выработать энергию настоящего свинга, не хуже, чем в Нью-Йорке 1940-х.

– Вообще я по специальности архитектор, – рассказал Михаил. – Но так уж получилось, что со студенческих времен у меня был интерес к джазу. И когда я попал в Нью-Йорк – сразу ощутил, насколько это уникальная среда для любителя джаза. Появилась возможность узнать многое о музыкантах, которые мне нравятся, прямо из первоисточников... Оказывается, у моего любимого легендарного Пола Дезмонда – отец был из Российской империи! Он бежал с территории нынешней Украины через Германию, попал в Америку... Потом выясняется, что у Билла Эванса мама, Мария Сорока, была украинкой, глубоко верующей православной, пела в церковном хоре и учила детей музыке... А отец – ирландец. У Бенни Гудмена – чисто еврейские корни. У Стэна Гетца семья сначала эмигрировала с Украины в Лондон, а потом уже в Америку.

И так далее. Я составил список: всего таких выходцев из тогдашней России – с полсотни. Не говоря о всех джазовых менеджерах, импресарио...

– Ваши герои – из одного поколения?

– Да, многие из них почти ровесники, родились в 1920-е, играли свинг в 1940-е. Билл Эванс и Стэн Гетц считаются родоначальниками стиля «кул», хотя они сами это и отрицали, и более известен в этом качестве Майлз Дэвис. Бенни Гудмен – постарше, его расцвет – это довоенные годы.

– Нельзя обойти и Гершвина?

– Да, его родители из Одессы, фамилия отца была Гершович. Великий композитор, хотя и не джазовый. Дело в том, что те, кто пишет джазовые мелодии, – они вообще обычно не называются композиторами. Это «песенники», songwriters. А гершвиновские темы были настолько красивы, что джазовые музыканты очень любили их исполнять. Его мелодии – то, что зовется «вечнозеленые», их играют очень часто. Или можно вспомнить Ирвинга Берлина, автора тысячи хитов, – который на самом деле Израиль Бейлин, его родители были из Могилева...

Меня интересовали не только музыканты. Норман Гранц – очень интересный и важный человек для мира джаза. При этом он в жизни не сыграл ни одной ноты ни на одном инструменте. Благодаря ему джаз вышел на большую сцену.

– Расскажите о нем, пожалуйста.

– Его родители были из Тирасполя. В Штаты семья попала не так, как обычно, пароходом в Нью-Йорк. Им пришлось очень тяжело добираться южным путем. Осели в Лос-Анджелесе, в нищем районе Бойл-Хайтс, куда попадали все мигранты, кто не мог устроиться лучше. Гранц крутился среди музыкантов, слушал их музыку. Он полюбил джазменов, а они его.

Гранц понимал, что надо показать публике их мастерство. В 1944 году он занял у кого-то 300 долларов, снял в Лос-Анджелесе сцену тамошней филармонии. На афише так и значилось – «Джаз на филармонической сцене Лос-Анджелеса». Потом оказалось, что места мало, пришлось сократить текст, и получилось – «Джаз в филармонии».

Благодаря этому своему, как сейчас говорят, проекту Гранц стал миллионером и сделал миллионерами своих подопечных. Возил ансамбль сперва на Восточное побережье, потом в Европу, потом по всему миру... Он был менеджером и у Эллы Фицджералд, и у Луиса Армстронга... Для того времени это необычно: еврей, продвигающий черных музыкантов. Но Гранц рос среди мексиканцев, японцев, португальцев и множества других национальностей. И для него не играло роли, кто ты. Умеешь играть – значит будешь, а я тебе дам для этого все возможности. Он платил простым музыкантам в два-три раза больше, чем профессиональные импресарио... И все это из любви к джазу.

Кроме редких архивных иллюстраций Михаил Браславский снабдил книгу диском с уникальными историческими видео- и аудиоматериалами, так что здесь есть и что посмотреть, и что послушать.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook