Главная городская газета

Странная женщина. Версия 2

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Культура

На Елагином острове откроется летняя библиотека

21 июня в 15.00 в Петербурге стартует 7 сезон Летнего читального зала. Читать полностью

«Музыка войны и победы» прозвучит над Петропавловской крепостью

В День памяти и скорби, 22 июня, в 18.00 в Петербурге состоится традиционная музыкальная акция. Читать полностью

В Петербурге выступит «Сумасшедшая королева барокко»

Единственный концерт немецкой дивы сопрано в Северной столице состоится в Георгиевском зале Михайловского замка. Читать полностью

Не стало Станислава Говорухина

Российский и советский режиссер Станислав Говорухин скончался в санатории «Барвиха» после продолжительной болезни в возрасте 82 лет. Читать полностью

«Кинотавр» на петербургской волне

В Сочи прошла церемония закрытия 29-го Открытого российского фестиваля «Кинотавр». Смотр стартовал и завершился на «петербургских» нотах. Читать полностью

«Многогранный Петербург» заговорил на разных языках

Голоса были юны, сильны и свежи, а эмоциональность и проникновенность, с которой иностранные студенты петербургских вузов пели и декламировали стихи на русском языке, по-настоящему трогали и изумляли публику. Читать полностью
Странная женщина. Версия 2 |  Роковая женщина (Елена Лядова) и ее муж доктор ухо-горло-нос (Кирилл Кяро) выглядят благополучной парой.

Роковая женщина (Елена Лядова) и ее муж доктор ухо-горло-нос (Кирилл Кяро) выглядят благополучной парой.

На телеканале «ТНТ» закончился показ 16-серийного фильма «Измены», поставленного режиссером Вадимом Перельманом по сценарию Дарьи Грацевич.

Этот сериал многие назвали новаторским, для отечественного телевидения необычным. Еще бы! Главная героиня – тридцатилетняя замужняя женщина, которая – о, ужас! – в придачу к мужу имеет еще и двух любовников. И не успел зритель как-то успокоить нервы и сжиться с этой душераздирающей информацией, как выясняется, что любовников не двое, а трое. Но и это еще не все. Главное в том, что женщина с тургеневским именем Ася ничуть не переживает по поводу своей двойной-тройной жизни, а совсем напротив, наслаждается ею – о чем и сообщает в первой же серии случайно встреченной подруге детства.

Казалось бы, новаторство налицо. На смену насаждаемым квадратно-гнездовым методом патриархальным ценностям, которые – если верить основной массе отечественных сериалов, всем этим народным шедеврам, вроде «Аграфена. Любовь под развесистой клюквой», – заключаются в том, чтобы баба знала свое место, рожала, как автомат, почитала мужа и не смела пикать (вариант: пикала, но жалостно, а потом, напикавшись, шла бы готовить обед), героиня «Измен», совсем напротив, требует от жизни чего-то «эдакого». И совсем не только сексуального удовлетворения.

Ася Елены Лядовой может сколько угодно смачно шутить на темы секса, но личико при этом делает до того загадочное, что поневоле приходится подозревать нашу тургеневскую девушку в том, что она еще не все сказала. Да она и не скрывает (за 16 непомерно растянутых серий поневоле выболтаешь все) – и довольно скоро выяснится, что движущей силой Асиных эскапад является скука.

Но не та простенькая, домашняя скука, неизбежная в браке с тихим очкастым доктором ухо-горло-носом (Кирилл Кяро), реализующим свое мужское победительное начало отнюдь не в супружеской спальне, а в компьютерной игрушке (строптивая жена-стерва еще в первой серии грохнула всех его драконов). А та солидная, респектабельная, овеянная великой русской литературной традицией скука, что гнала трех сестер в Москву, а Анну Каренину под поезд. Экзистенциальное переживание неполноты бытия, оно же – русская тоска.

Что ж, если и вправду именно этот странный мотив оказался бы главным содержанием нового сериала, то, пожалуй, «Измены» и впрямь можно было бы признать новаторскими.

Женщина, которая может скучать «просто так», а не сражаться за жизнь и любимого тракториста Васю (казака, менеджера среднего звена, олигарха), на которого претендуют еще четыре такие же дурехи из соседнего колхоза (отдела, станицы, банка) – это действительно что-то новенькое. Странная женщина.

Впрочем, если вспомнить, что именно так – «Странная женщина» – назывался фильм Юлия Райзмана (1977), где Ирина Купченко играла героиню, решительно расправившуюся с постылым надежным браком и удалившуюся в добровольное изгнание, так и не отказавшись от мечты о подлинном глубоком чувстве, то можно сказать, что у современной эмансипированной бунтарки есть какая-никакая родословная. Там, где раньше была верность высокому идеалу, там сегодня – измена обывательским ценностям. А скука и побег – все те же.

Скучают-то в «Изменах» обе девушки. Но если Ася, разочарованная рохлей-мужем и всеми его драконами, говорит себе, что твердо знает, чего хочет (врет на самом деле и тут), и получает удовольствие не только от секса, но и от ощущения свободы, контроля над собственной жизнью и от скромных радостей прирожденного манипулятора, то ее подруга Даша (Глафира Тарханова), «бедная богатая маленькая девочка», жена состоятельного бизнесмена (Евгения Стычкина), бесится в иррациональной тревоге. Своей удачливой (то есть довольной жизнью) подруге Даша немедленно завидует и просит о мастер-классе. Многоопытная Ася не без снисходительного изящества берется за роль ментора.

И вот тут «Измены» солгут в первый раз. Начавшиеся как энергичный плутовской телероман, они постепенно обрастают драматизмом. От забубенного Асиного легкомыслия и установки на дружеское наставничество можно было ожидать, что «Измены» окажутся серией трагикомических скетчей на заданную тему, а сменяющиеся любовники будут служить «исходящим реквизитом». Ничуть не бывало. Сериал прочно привязался к тем двоим, которыми публику потрясли изначально (чувствительный бизнесмен Михаил Трухин и чувствительный гаишник Денис Шведов), плюс объявившийся по ходу дела самодовольный мажор-тинейджер (Вячеслав Чепурченко), с которым в «Изменах» началось движение сюжета. И у каждого персонажа появилась индивидуальность, у каждого – свои переживания, своя драма... в общем, Ася завязла.

Однако «Измены» обманут и тут. Для полноценной драмы там явно недостает какого-никакого правдоподобия: все «фигуранты дела» слишком замкнуты на себе, существуют в герметично запертом мире, словно живут изменами и питаются ими же. Даже классический «Секс в большом городе», с которым «Измены» уже поспешили сравнить, был менее зациклен на сексе, оставляя пространство для бесчисленных подробностей женского мира, сумочек, домов, денег, болезней, отношений с друзьями и знакомыми, туфель, города Нью-Йорка, погоды и т. д. Но в «Изменах» воздух не предусмотрен – только голая сюжетная схема.

И страдает от этого больше всего сама героиня. О ее жизни вне круговорота любовников мы узнаем лишь, что она дизайнер интерьеров, а в юности, закончив Строгановку, лепила выдающихся жирафов и ежиков. Пожалуй, все-таки не тянет на полноценную биографию, хотя попытка засчитана. Елена Лядова прочно фиксирует бесшабашно-хмельную интонацию (нечто среднее между сыгранными ранее Грушенькой и вульгарной парикмахершей в «Орлеане») и гордо несет ее через все сюжетные повороты.

Довольно скоро выясняется, что Ася никакой не ас в делах лавирования между несколькими партнерами, что партнеры эти непредсказуемы, а ревность их – стоит дать повод – попросту опасна. И героине ничего не остается, кроме как отбиваться от однообразных претензий и посягательств все тех же четверых мужчин. Так из главной действующей героини она скорехонько превращается во второстепенную, страдательную.

Но открыв публике глаза на то, что супружеская неверность – дело хлопотное и суетное, сериал не откажет себе в удовольствии «изменить» еще раз. Мало того что у Аси в конце концов обнаружится банальная, бабская, хотя и вполне веская причина для ее измен, но и логический финал всей этой истории выйдет таким же банальным и кухонным.

Разрулив кое-как изрядно запутавшиеся и приобретшие криминальный оттенок отношения мужчин, героиня удалится в светлое будущее с тем из них, кто наиболее отвечает представлениям о «норме, надежности и мужественности» целевой аудитории самых простодушно-посконных из отечественных сериалов. Внешне суровый, но добрый глубоко в душе и «очень правильный» гаишник Никита – лучшее украшение семейного борща.

И никакой «скуки», никаких «странностей», никакой метафизики загадочной женской души – все вздор. Это просто она еще мужика хорошего не нашла. Вот и всегда так с отечественным сериальным «новаторством».

Ежиков надо было лепить. Ежиков.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook