Главная городская газета

Сезон экстремальных нагрузок

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Культура

Главные лица моды Петербурга представят «Ассоциации» в Царском Селе

Ежегодный проект проводит своей десятый сезон в пригороде Петербурга. Кто станет его участником? Читать полностью

Запах «Счастья» в Летнем саду

Как связаны «Пирамида», «Коронный», «Прекрасное ожерелье» и картины из овощей - в нашем специальном материале. Читать полностью

Выставка буддийского искусства открылась в Петербурге

Вниманию посетителей готовы представить порядка ста уникальных произведений IX - XVIII веков. Читать полностью

Фестиваль «Михайловское» прошел в Пушкинских Горах

Студенты Пушкинского театрального центра представили пушкиноогорцам свои премьерные спектакли. Читать полностью

«Петербург» в Театре на Васильевском

С драматургом Юлией Тупикиной - автором популярной пьесы - встретился автор «СПб ведомостей». Читать полностью

Первая балетная школа России отпраздновала юбилей

В течение трех дней на сцене Мариинского театра сдавали экзамен выпускники Академии русского балета имени А. Я. Вагановой.
Читать полностью
Сезон экстремальных нагрузок | Мария Гулегина и Ариунбаатар Ганбаатар в страстной сцене из оперы «Тоска». ФОТО предоставлено пресс-службой Мариинского театра

Мария Гулегина и Ариунбаатар Ганбаатар в страстной сцене из оперы «Тоска». ФОТО предоставлено пресс-службой Мариинского театра

Мариинский театр завершил 233-й сезон чуть раньше обычного, чтобы сохранить оставшиеся силы оркестрантов, хористов и солистов для нового дальневосточного фестиваля «Мариинский», который прошел на краю России – в Приморском театре во Владивостоке.

На протяжении минувшего сезона оперная труппа Мариинского театра вновь безропотно доказывала себе и публике, что способна выдержать самые экстремальные нагрузки, работая столько, сколько не работают ни в одном театре на свете. Луженые связки певцов здесь в отсутствие контроля со стороны профсоюзов с недавних пор можно сравнивать с натруженными руками неутомимых заводских рабочих, готовых трудиться в две, а то и в три смены. В Мариинском театре трудно удивить тем, что сегодня певец поет, скажем, в «Садко», завтра Тристана, послезавтра внезапно камерную программу, а потом должен быть готов к тому, чтобы заменить кого-нибудь стихийно заболевшего, к примеру, в «Турандот», причем по утреннему звонку из режиссерского управления.

Сопрано Мария Баянкина, солистка Академии молодых певцов, в первый вечер пела сложнейшую премьеру – партию Настасьи Филипповны в «Идиоте» Вайнберга, а уже в следующий вечер ее ждала Татьяна в «Евгении Онегине» Чайковского. И таких примеров можно найти множество. Мария Гулегина на фестивале «Звезды белых ночей» за пять дней исполнила три партии. Когда она сказала, что для нее это стало настоящим испытанием, то получила в ответ: «Этим у нас никого не удивишь». После чего всемирно известная дива справедливо заметила: «Да, но это всего лишь вопрос качества».

Пресс-служба театра разослала пресс-релиз по итогам сезона, в котором не без гордости сообщается о том, что «общее число спектаклей и концертов составило 1374». Будто речь идет, к примеру, о высаженных деревьях. Искусству эти фабрично-промышленные масштабы не идут на пользу. Хотя суровые условия государственной экономики и в самом деле ставят артистов в такое неудобное положение, при котором чем луженее глотка, тем стабильнее положение. Но ведь таких «силовиков» – супервыносливых певцов – очень немного. Публике же приходится чаще иметь дело с исполнителями, поющими и тем более играющими на последнем издыхании. И тут уже нет искусства.

Но позитивный настрой приказывает нам искать хорошее. При исполнительстве на износ, как ни странно, стала заметна мобилизация дремлющих сил. Приглашенных солистов из дальнего зарубежья на протяжении сезона было меньше. Те, кто прежде казался слабым и мало конкурентоспособным, неожиданно обнаружили новые силы, стали более заметны. А те, кто был среди повседневных «рабочих лошадок», тянущих на себе репертуар, и вовсе прорвались в ряды солистов-премьеров. Так, бесспорным лидером сезона можно признать баритона Владислава Сулимского, который демонстрировал исключительную стабильность и высокое исполнительское качество при напряженном графике работы. Например, после дебюта в партии Макбета в одноименной опере Верди в Латвийской национальной опере Сулимский на следующий день примчался в Петербург спеть Симона Бокканегру – и сделал это без следа утомления. А голос Сулимского сегодня можно считать одним из тех, в котором отчетливо слышна традиция и порода итальянского бельканто в его мужском воплощении.

Владислав создал галерею образов, среди которых и рефлексирующий цареубийца Макбет, и мудрый генуэзский дож Симон Бокканегра, и отчаянный гетман Мазепа, и остроумный Джанни Скикки, и колоритный грозный Амонасро. Мужское обаяние, эмоционально щедрый вокал в сочетании с отчетливым словом и точеной интонацией давали публике все основания считать его лучшим баритоном своего поколения, на которого стоит спрашивать лишний билетик.

Последние несколько сезонов прошли под знаком лирико-драматического сопрано Татьяны Сержан, озарившей своим появлением слегка утомленную и истощенную труппу Мариинского театра. Решение певицы стать солисткой этого театра иначе как событием не назвать. Она здесь взяла на себя тяжелые партии, среди которых «Макбет», «Аида» и «Симон Бокканегра» Верди, «Тоска» Пуччини и даже Лиза в «Пиковой даме» Чайковского. Каждое ее появление на сцене становится ярким художественным событием. Кажется, что в момент ее пения вибрируют даже стены.

Радовала своей вокальной крепостью и Ирина Чурилова, которая, кажется, основательно прописалась в Мариинском, перебравшись сюда из Новосибирского оперного театра. Она пела партии Февронии в «Сказании о невидимом граде Китеже» Римского-Корсакова, Маргариты в «Фаусте», ряд вердиевских партий, Лизу в «Пиковой даме». Прочная выучка дает ей силы соглашаться на перенасыщенный график.

Среди теноров в лидеры выбился Михаил Векуа, показавший высокий класс в концертных исполнениях оперы «Зигфрид» из «Кольца нибелунгов» Вагнера. Он оказался рядом с такой мастерицей в области вагнеровского пения, как Аня Кампе, исполнявшая Брунгильду. И не только не уступил ей в громоподобных кульминациях, в которых маэстро Валерий Гергиев испытывал на прочность своих подчиненных мощными взрывами оркестровых тутти, но и выходил из них победителем.

Коллективный дух труппы Мариинского театра сказывался в умении чувствовать друг друга в ансамблевой игре в опере «Игрок» Прокофьева, представленной на «Звездах». Приуроченный к юбилею тенора Владимира Галузина, лучшего Алексея, пожалуй, со времен премьеры «Игрока» в далеких 1990-х, спектакль захватил этим актерским азартом всех солистов. Владимир Галузин еще раз поразил уникальной способностью аккумулировать свой неисчерпаемый артистический потенциал. Его феноменальное драматизированное пение, в котором проживались каждая буква и нота, недаром принесли певцу, а вместе с ним и театру славу в тех же 1990-х. Рядом с ним совершенно по-особому, с качественно иным наполнением звучала и сопрано Екатерина Соловьева в партии Полины.

Услышали в этом сезоне и победителя конкурса Чайковского – очень молодого для большой оперной сцены монгола Ариунбаатара Ганбаатара. Он выходил в партиях Эскамильо в «Кармен» Бизе и барона Скарпиа в «Тоске» Пуччини. Как ни странно, но ни один его дебют здесь не был сопровожден даже мало-мальской кампанией ни в прессе, ни на телевидении, как будто и не было никакого громкого «Гран-при». Впрочем, наверное, неспроста. Еще на конкурсе Чайковского было очевидно, что главная награда досталась ему авансом. На конкурсе у певца обнаружились большие проблемы с итальянским языком, они не исчезли и через год. В «Тоске» певец игнорировал многие согласные, без которых говорить о состоявшемся певце невозможно, да и французский его в партии тореадора Эскамильо оставлял желать много лучшего.

Зато партнершами его и в «Тоске», и в «Кармен» были лучшие певицы наших дней – Мария Гулегина и Екатерина Семенчук. Екатерина сегодня – одна из лучших меццо-сопрано мира, на нее ставят премьеры опер Верди. Ее властный, многокрасочный, необузданный и в то же время скрупулезно продуманный вокал дает ей силы и уверенность в покорении вершин первых театров мира, среди которых «Ковент-Гарден», Парижская и Венская оперы, миланский «Ла Скала», многие американские сцены. Трудно было не заметить, как поддерживала она еще не оперившегося монгольского тореадора. А вот Мария Гулегина скидок не делала. Она так яростно набросилась на него с кинжалом, что показалось, не Скарпиа, а Ариунбаатар и в самом деле попрощался с жизнью. Впрочем, певец очень старался играть хищного, плотоядного героя, благо в его стати, его харизме есть краски обаятельного зла. Да и голос с его природной силой тоже лил воду на мельницу образа.

Мария Гулегина продолжает осчастливливать многочисленных российских поклонников выступлениями в Мариинском театре. И партию оперной дивы Флории Тоски, словно завещанной ей самим Пуччини, она вновь спела так драматически ярко, так исчерпывающе, вновь доказав звание «лучшей Тоски нашего времени», вызывающей в памяти исполнение самой Марии Каллас. А не за горами рождение новой Тоски: всемирная любимица Анна Нетребко уже вовсю готовит эту партию.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook