«С возрастом понимаешь, что скорость - не главное»

Выдающийся кларнетист Юлиан Милкис впервые принимает участие в «Международной неделе консерваторий» - фестивале, ежегодно собирающем студентов, профессоров и выпускников из ведущих высших школ музыки со всего мира. 23 октября он выступил с богатой программой в Малом зале Филармонии. Сегодня музыкант даст мастер-класс в концертном зале Консерватории, а завтра в Эрмитажном театре представит две мировые премьеры. Юлиан МИЛКИС рассказал музыковеду Владимиру ДУДИНУ о том, как неожиданно сложились у него отношения с кларнетом.

«С возрастом понимаешь, что скорость - не главное» | ФОТО предоставлено пресс-службой фестиваля

ФОТО предоставлено пресс-службой фестиваля

- Насколько вам интересна Международная неделя консерваторий?

- Несмотря на то что я не учился в Ленинградской консерватории, я ее все равно воспринимаю как альма-матер. Редко удается организовать такие продолжительные гастроли, как получилось в этот раз: я пробуду в Петербурге целых 12 дней - небывалая роскошь. Обычно все ограничивается 2 - 3 днями. А я обожаю ваш город не меньше любимого Рима. На этом фестивале я дам мастер-класс и исполню две мировые премьеры. Бывший петербуржец Андрей Тихомиров, живущий в Болгарии, сочинил очень красивое «Приношение Моцарту» для кларнета с оркестром. 27 октября будет премьера аранжировки «Детского альбома» Чайковского, написанной специально для меня. Волнуюсь как никогда: в Петербурге играть Чайковского страшновато. А решился я на это после того, как услышал потрясающий диск Полины Осетинской, записавшей «Времена года» и «Детский альбом». Я послушал и подумал: попробую и я сыграть это на кларнете.

- Как в ваших руках оказался кларнет?

- Кларнет был наказанием. Я занимался как пианист, но в четвертом классе получил четыре с плюсом на экзамене по специальности. В спецмузшколе это расценивалось как абсолютный позор. И меня на семейном совете решено было наказать, отправив заниматься кларнетом. Никто не мог предположить, чем это обернется.

- Наказание превратилось в главное дело жизни.

- Не сразу. У меня вообще поздняя карьера. Она начиналась где-то ближе к 30, после дебюта в Карнеги-холле. Словом, я не из тех, кто собирал полные залы в 17 - 18 лет, как Женя Кисин или Сережа Накаряков, который с 15 лет производил фурор. Настоящая карьера у меня началась, вы не поверите, к 50. Поэтому последние несколько лет я живу в самолете. А первое образование у меня совсем не музыкальное - степень магистра по филологии в Вермонтском университете. Там, к слову, был абсолютно феерический педагогический состав. Моим любимым педагогом был Леонид Ржевский, профессор Нью-Йоркского университета. Виктор Некрасов преподавал. Приезжали с циклами лекций Искандер, Окуджава, Аксенов. Однажды был с лекциями и Солженицын. Самыми интересными для меня были лекции Некрасова, с которым мы до его смерти были близкими друзьями. Саша Соколов был. Очень сильный состав.

- Кто был вашим первым педагогом по кларнету?

- В десятилетке - Михаил Михайлович Измайлов, а потом Павел Николаевич Суханов. Учился я и у Наума Федоровича Хайтмана. За океаном я начал учиться в Университете Торонто у Стейнли Маккартни, первого кларнета оркестра в Торонто, очень хорошего музыканта, которому преподавание было абсолютно безразлично и неинтересно. За год обучения с ним у меня было семь уроков. А я был в депрессии, потому что музыкой мы не занимались. Его интересовало лишь то, хорошая ли у меня тросточка. «Ну поиграй. Ну надо больше заниматься». После первого курса университета я хотел окончательно бросить музыку.

- Что остановило?

- Приехал бывший ученик моего отца из Нью-Йорка, который до сих пор является моим импресарио. Он меня и остановил, предложив поехать в Нью-Йорк. Папа был категорически против, но я уехал. Этот импресарио посоветовал пойти к «Ауэру кларнета» - Леону Руссианову, у него учились все первые кларнеты лучших симфонических оркестров Америки. К нему очень трудно было попасть. Мне было уже 20 лет, когда я пришел к нему прослушаться. Он сидел с грустной миной: «По идее, я тебя не должен брать, ты отстаешь технически. Но ты такой талантливый. Возьму тебя с одним условием: будешь заниматься так, как я скажу. Готов?». Я ответил, что на все готов. И занимался на протяжении года по девять часов в день. У меня не было жизни - ни свиданий, ни кино. Аскеза. Этот педагог был потрясающий еще и тем, что отличался от 99% педагогов, которые не любят учеников, в которых чувствуют превосходство. Я учился у него семь лет сначала в Манхэттенской школе музыки, а потом в аспирантуре Джульярдской школы. Он был для меня больше, чем педагогом, - он стал моим нью-йоркским отцом. Большое влияние оказали на меня и занятия с Бенни Гудманом. Кстати, именно он поддержал меня в намерении никогда не играть в оркестре. Помню, пришел к нему на урок, и он спросил, почему я такой угрюмый. Я ответил: на меня все давят, чтобы я играл конкурс в Консертгебау к Хайтинку, а я не хочу. И услышал в ответ: «Ну и не играй, не надо. Надо делать то, что ты хочешь».

- Хорошая поддержка. Удивительно, но Гудман больше известен как джазмен.

- Но 80% классического репертуара ХХ века было написано для него. Хиндемит, Пуленк, Мийо, Копленд писали для Гудмана. Помню, когда я впервые пришел к нему в единственном костюме и шляпе к десяти часам утра, как он просил, маэстро открыл дверь и был в костюме, жилетке и галстуке, черные туфли. И это дома в десять утра. Украдкой он взглянул на часы, оценив мою пунктуальность. В его большом кабинете был рояль и кларнет лежал. То есть в 74 года он занимался. «Симпатичная шляпа, - заметил он. - Ну играйте». Я стал собирать кларнет дрожащими руками, но остановился и сказал, что не могу играть. Он уточнил: «Вы волнуетесь?». Я нашел силы для ответа: «А если бы вы были на моем месте, не волновались бы?». Ему это ужасно понравилось, он заулыбался: «I think so. Но вы не волнуйтесь, я пойду выпью кофе, а вы разыграйтесь». Мы провели вместе четыре часа. Он тоже играл. Время пролетело незаметно. Его взгляд коллеги называли «луч». У Мравинского такой был, по рассказам моего папы, который был у него концертмейстером вторых скрипок. Если кто-то что-то не то играл, он мог так посмотреть минут пять на человека, что бывали случаи сердечных приступов.

- Что вы сегодня считаете своими «коньками»?

- Безусловно, музыку Гии Канчели и Астора Пьяццоллы. В апреле свершится моя мечта - поеду в огромное турне по Южной Америке с Торонтским оркестром и в Аргентине сыграю Пьяццоллу.

- Вы с ним не были знакомы?

- Не был, но мог бы. Когда был на первом курсе Манхэттенской школы, в 1979 году, пришли ребята-одноклассники и сказали, что тут в маленьком клубе мужик играет так, что с ума сойти можно. «На чем играет?» - «На гармошке». - «Вы что, сумасшедшие?! Я не пойду гармошку слушать». И не пошел. А это был Пьяццолла. Я себе локти до сих пор кусаю. Но он ведь лишь в последние десятилетия стал великим. Он немножечко испытал славу. Жил очень бедно, были большие проблемы. А родился в Нью-Йорке. Среди классиков его во многом открыл Гидон Кремер, проехав по всему миру со своим проектом.

- В какую сторону эволюционирует искусство игры на кларнете?

- В сторону виртуозности, разумеется. Виртуозов много, много сильных. Но я рано понял, что всегда будет кто-то, играющий быстрее и техничнее. Хотя я поначалу даже был известен как виртуоз, но понял, что должно быть что-то другое.

Естественно, по молодости все увлекаются скоростью. Но становишься взрослее и понимаешь, что это не главное. Помню, к папе приезжал скрипач Виктор Либерман, работая еще в Консертгебау. Я рассказал ему, что на выпускном экзамене играл программу Моцарта и концерт с оркестром, поставил запись. Он послушал и сказал: «Ты эту запись сожги или никому не показывай. Как тебе не стыдно: ты вырос в интеллигентной семье, родители такие музыканты - как можно в таком темпе играть Моцарта!». Я это запомнил.

#кларнетист #Юлиан Милкис #фестиваль

Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Михаил Пиотровский. Провокация в Венеции
05 Июня 2019

Михаил Пиотровский. Провокация в Венеции

Почему присутствие Эрмитажа на Венецианской биеннале вызвало у многих раздражение?

Лариса Малеванная: «Купчинскую квартиру выстроили  в Румынии – это дешевле»
22 Января 2019

Лариса Малеванная: «Купчинскую квартиру выстроили в Румынии – это дешевле»

Народная артистка России празднует сегодня юбилей – 80 лет. Наш автор пообщался с актрисой.

Делатель судеб. К 100-летию Игоря Владимирова
10 Января 2019

Делатель судеб. К 100-летию Игоря Владимирова

Его учеников-актеров было так много, что из них в Ленинграде с нуля был создан новый театр – Молодежный, который жив и сегодня.

Михаил Пиотровский. Что мы приносим в Петербург
19 Декабря 2018

Михаил Пиотровский. Что мы приносим в Петербург

Глава Эрмитажа – о прошедшем Дне музея и о том, что можно делать на Дворцовой площади.

«Иллюстратор» на фоне истории
13 Декабря 2018

«Иллюстратор» на фоне истории

Книга известного петербургского кинематографиста Дмитрия Долинина построена на воспоминаниях художника-иллюстратора Петра Воскресенского. Разберем ее составляющие.

Хирург запустил «Русский реактор» в Петербурге
08 Октября 2018

Хирург запустил «Русский реактор» в Петербурге

Фильм, снятый лидером Всероссийского мотоклуба «Ночные волки», представили в День рождения президента России.

Почему Анну Старобинец признали лучшим фантастом Европы
01 Августа 2018

Почему Анну Старобинец признали лучшим фантастом Европы

Как случается с любой более-менее резонансной литературной наградой, от Нобелевской премии до «Большой книги», одни коллеги поздравляли московскую писательницу с победой, другие шумно негодовали.

Михаил Пиотровский: «Есть великие примеры»
02 Июня 2018

Михаил Пиотровский: «Есть великие примеры»

Директор Эрмитажа - об автономности культуры, уголовных делах, связанных с хищениями в музее и о прошедшем Юридическом форуме.

Александр Петров, родившийся заново
01 Февраля 2018

Александр Петров, родившийся заново

Саша Петров поставил исповедальное поэтически-музыкальное шоу «#Зановородиться» по собственным стихам и издал книгу, которая вышла в январе.

Топ-100 от РОСФОТО
17 Июля 2017

Топ-100 от РОСФОТО

Свое 15-летие музейно-выставочный центр РОСФОТО отмечает выставкой ста лучших фотографий из собственной коллекции.

Сказать всё, никого не обидев
12 Июля 2017

Сказать всё, никого не обидев

Музей работает для всех, но ему важна понимающая аудитория. Есть люди, которые все понимают, ориентироваться надо на них. Сегодня это важно.

Юность покоряет олимп в Петербурге
20 Июня 2017

Юность покоряет олимп в Петербурге

На XXII международном фестивале «Музыкальный олимп» выступили лауреаты самых престижных конкурсов последних лет из семнадцати стран, среди которых значились не только США и Германия, но также Египет, ...