Главная городская газета

Процесс вопрошания

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Культура

Ысыах Олонхо: в Петербурге отметили якутский Праздник лета

Ысыах - в переводе «изобилие» - главный праздник Республики Саха. В Якутии торжества пройдут только 21 июня. Но небольшие выездные ысыахи уже начали свое шествие по России: они состоялись в Калининграде, Владивостоке, Москве... Читать полностью

Оркестр «Северная симфония»: разрушая стереотипы

Премьера большого концертного проекта «Чайковский-гала» состоится сегодня в Большом зале Филармонии и станет приношением к 125-летней годовщине смерти великого русского композитора. Читать полностью

На Елагином острове откроется летняя библиотека

21 июня в 15.00 в Петербурге стартует 7 сезон Летнего читального зала. Читать полностью

«Музыка войны и победы» прозвучит над Петропавловской крепостью

В День памяти и скорби, 22 июня, в 18.00 в Петербурге состоится традиционная музыкальная акция. Читать полностью

В Петербурге выступит «Сумасшедшая королева барокко»

Единственный концерт немецкой дивы сопрано в Северной столице состоится в Георгиевском зале Михайловского замка. Читать полностью

Не стало Станислава Говорухина

Российский и советский режиссер Станислав Говорухин скончался в санатории «Барвиха» после продолжительной болезни в возрасте 82 лет. Читать полностью
Процесс вопрошания |  ФОТО предоставлено пресс-службой организаторов фестиваля

ФОТО предоставлено пресс-службой организаторов фестиваля

На Новой сцене Александринского театра стартовал международный фестиваль современного танца Open Look, который продлится до 9 июля. В день открытия был показан спектакль известного британского хореографа Грэхэма Эйди. Он же создал для фестиваля совместную постановку с танцовщиками дома танца «Каннон Данс». Во время одной из репетиций с Грэхэмом ЭЙДИ встретилась наш корреспондент.

– Грэхэм, расскажите, пожалуйста, о себе. Когда и почему вы решили посвятить свою жизнь танцевальному искусству?

– В детстве мама – тоже танцовщица – пыталась заставить меня танцевать. А няня и вовсе была выпускницей Королевской школы балета в Лондоне. Я был против!

Мне было 17 лет, когда я вдруг обнаружил для себя танец. Поступив в театральный колледж, осознал, что я не столь хороший актер и пою неважно, зато могу выразить себя через пластику. И начал танцевать, сначала до конца не понимая, что именно танцую. Потом я присоединился к молодежной танцевальной труппе, где получил опыт современного танца. И сразу же поступил в университет, чтобы попасть на курс современной хореографии.

Каждый день я узнавал что-то новое и понял, что хочу не просто придумывать, но именно танцевать. Все кастинги, которые были в Великобритании, я посещал и, наконец, в двадцать лет прошел один из них – мне тогда очень повезло. Четыре года я трудился в той, моей первой, труппе. Там обычные танцовщики работали вместе с инвалидами. Там же я начал преподавать и научился работать с разными телами, включая людей с ограниченными возможностями.

После того как я стал свободным танцовщиком, танцевал в разных компаниях под эгидой знаменитых хореографов. В 2010 году я переехал из Великобритании в Швецию, где начал танцевать в Skanes Dansteater. Компания очень большая, но дает возможность сотрудничать со многими танцовщиками. Последние два года у меня постоянная занятость, много предложений, к тому же я развиваю свои классы, свою технику.


– Какие темы вам важно выразить в танце?

– Больше всего меня интересуют социальные проблемы – взаимодействие человека с социумом. Мне также интересны некоторые политические идеи. Я нахожусь в поиске и пытаюсь рассказать пластическим языком именно то, что мне интересно.

Спектакль «Границы зависимости / State of Dependence», который я привез в Петербург, мы сделали в течение года, очень много думали о границах... Я взял идею не только границ между странами, но и личных границ, возведенных между людьми. Одна исполнительница – Анна Озерская из России, вторая – Хазуки Каджина из Японии. Мы искали различия, но пришли к выводу, что, даже учитывая колоссальную разницу во внешности, несмотря на то что они говорят на разных языках и выросли в разной культурной среде, они переживают одно и то же.


– Вы работали с малолетними преступниками в танцевальной школе Dance United. Этот опыт заставил вас пересмотреть свои взгляды на роль искусства в обществе?

– Безусловно. Я провел в той школе полгода, и было сложно. Эти подростки очень благодарные. Потом я еще некоторое время работал в труппе, состоящей из людей с ограниченными возможностями. Это очень повлияло на мое отношение к искусству и преподаванию. Когда я преподаю, любой может ко мне присоединиться. Люди, у которых тела несовершенны, возвращаются к самим себе с помощью искусства. Этот опыт вдохновляет меня на спектакли про наше общество.


– В чем сложность работы с молодежью? Чему кроме непосредственно танца вы хотите их научить?

– Сложность заключается в том, чтобы вдохновить детей на последующие подвиги. Они задают мало вопросов, но многое пробуют. Некоторые из них неуверены в себе, зажаты. Самое тяжелое – вытащить эти проблемы.


– И помочь их преодолеть?

– В этом очень важна дисциплина. Детям, у которых есть проблемы интеграции в общество, трудно концентрироваться на чем-то определенном. Танец помогает им именно фокусировать свое внимание. Главное – преодолеть неловкость. Если получилось, они переходят через свои проблемы.


– Расскажите, пожалуйста, о своем проекте с петербургским домом танца «Каннон Данс».

– Когда я узнал, что в постановке будут принимать участие восемь женщин от шестнадцати до сорока четырех лет, я заинтересовался ролью русской женщины в обществе. Я хочу понять немножко больше об их жизни – какое давление они испытывают, какие у них мечты и цели, – отталкиваясь от их силы и в то же время слабости. Я хочу сделать что-то очень личное, ни о какой политике речи не идет. Я просто помогаю танцовщицам создать карту, по которой они выберут собственный путь, я очень много о них узнаю и много о них пишу.


– И чем русская женщина отличается от британки?

– Я очень много путешествую и понял, что в разных странах существуют одинаковые человеческие проблемы, одни и те же вещи делают людей счастливыми или заставляют страдать. За закрытыми дверями люди очень похожи своими внутренними проблемами. Отличия кроются в культурно-социальной сфере, но отличается только внешняя сторона – фасад. Внешняя модель поведения различна в каждой стране. Но я не могу сказать, что нашел ответ на ваш вопрос – мне интересен сам процесс вопрошания.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook