Главная городская газета

Призрак оперы в Ораниенбауме

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Культура

Главные лица моды Петербурга представят «Ассоциации» в Царском Селе

Ежегодный проект проводит своей десятый сезон в пригороде Петербурга. Кто станет его участником? Читать полностью

Запах «Счастья» в Летнем саду

Как связаны «Пирамида», «Коронный», «Прекрасное ожерелье» и картины из овощей - в нашем специальном материале. Читать полностью

Выставка буддийского искусства открылась в Петербурге

Вниманию посетителей готовы представить порядка ста уникальных произведений IX - XVIII веков. Читать полностью

Фестиваль «Михайловское» прошел в Пушкинских Горах

Студенты Пушкинского театрального центра представили пушкиноогорцам свои премьерные спектакли. Читать полностью

«Петербург» в Театре на Васильевском

С драматургом Юлией Тупикиной - автором популярной пьесы - встретился автор «СПб ведомостей». Читать полностью

Первая балетная школа России отпраздновала юбилей

В течение трех дней на сцене Мариинского театра сдавали экзамен выпускники Академии русского балета имени А. Я. Вагановой.
Читать полностью
Призрак оперы в Ораниенбауме | ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

ГМЗ «Петергоф» представил в Картинном доме Ораниенбаума новое мультимедийное шоу «Рождение русской оперы.1755». Это очередной пример успешного сотрудничества музея-заповедника и студии «Шоу Консалтинг» под руководством Глеба Фильштинского. Первый совместный проект датирован прошлым годом и назывался «Государевы потехи».

На этот раз в центре внимания – великий князь Петр Федорович, большой любитель искусства, сам человек одаренный и отзывчивый к нуждам всяческих искусств. Именно по его распоряжению в Ораниенбауме был открыт «Картинный и оперный дом», где регулярно давали оперы итальянского композитора Франческо Арайи. Об этом поведал гостям видеоряд, созданный высококлассными специалистами. Впрочем, это не замена экскурсии, но ее продолжение, интерактивная часть постоянной экспозиции.

«Я – старый оперный зал...» – говорил местный «призрак оперы» голосом Олега Басилашвили. Он вел подробный и неспешный рассказ о том, как все здесь было устроено. На экране сменяли друг друга механизмы и приспособления (Петра Федоровича чрезвычайно интересовала вся эта инженерия), звучали имена итальянских умельцев. Они придумали, как всю эту чудо-технику применить, чтобы создать иллюзию правдоподобия (основой сценической композиции послужили эскизы театрального художника Джузеппе Валериани). Тогда в театре и в жизни ценились достоверность, и сколько ради нее предпринимали усилий! Гром гремел, земля стонала, с потолка лились струи дождя; герои неожиданно появлялись и так же неожиданно исчезали в клубах дыма или в разверзающейся под ногами пропасти...

Местный «призрак оперы» комментировал каждый художественный прием, к которому прибегали тогдашние технологи, режиссеры, артисты. Кстати, про артистов тоже было сказано несколько слов – дело в том, что в Ораниенбауме Петр Федорович открыл оперную и актерскую школы, откуда вышли талантливые исполнители (лучших Олег Басилашвили перечислил). Отдельно он отметил оперу «Цефал и Прокрис» все того же Франческо Арайи, либретто которой написал поэт Александр Сумароков. Это была первая опера на русском языке. Ее фрагменты прозвучали в исполнении Российского ансамбля старинной музыки и «Солистов Екатерины Великой». Это действо длится только двадцать минут. Зато сколько любопытной информации удалось почерпнуть за столь непродолжительное время! Например, знаете ли вы, что «машина ветра» состояла из ребристого цилиндра и грубой ткани... Декорациями служили живописные холсты, позволявшие на очень маленькой сцене создавать иллюзию огромного пространства. На самом деле здесь требовалось лишь отличное знание законов перспективы.

«Новое и подлинное должны существовать рука об руку», – сказала директор ГМЗ «Петергоф» Елена Кальницкая как будто в ответ на мелькнувшую в голове мысль: этаким образом можно заменить труды экскурсоводов. Однако ничто не сравнится с возможностью услышать из уст знающих людей о том, как доставались владельцу дома все эти вещи и как оказались в России многочисленные картины итальянских мастеров того времени. И уже потом, дослушав до конца музейного сотрудника, оказаться внутри оперного зала и погрузиться в минувшую эпоху.

Любовь к музыке и к живописи князю привил его учитель, немец Якоб Штелин, с ним он советовался, формируя коллекцию картин – всего около пятисот работ итальянских и русских художников. Этот же преданный великому князю человек научил его игре на музыкальных инструментах – особенно Петру Федоровичу удавалась игра на скрипке. Известно, что он сам принимал участие в музыкальных салонах в своем Оперном доме.

Завершился вечер в Белом зале Большого петергофского дворца, Здесь сыграли музыкальную балладу «Ленора» Иоганна Рудольфа Цумштега на стихи немецкого поэта Готфрида Августа Бюргера. Три года назад в одной из частных коллекций Петербурга был обнаружен клавир баллады конца XVIII века, ранее считавшийся утерянным. Музыковеды установили, что он принадлежал королю Пруссии Фридриху Вильгельму III и попал в Россию с архивом его дочери императрицы Александры Федоровны. В нашей стране баллада была невероятно популярна – особенно ее вольные переводы «Людмила» и «Светлана», сделанные В. А. Жуковским. В 1831 году по просьбе императрицы Жуковский осуществил дословный перевод для постановки на сцене Императорского Александринского театра. Но премьера «Леноры» при русском дворе так и не состоялась. Спустя два века концертная постановка прошла в Москве, Петербурге и Роттердаме.

Но именно теперь «Ленора» впервые была исполнена на языке оригинала силами солистов Мариинского театра. А уникальный рукописный клавир XVIII века был торжественно передан ГМЗ «Петергоф».


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook