Под кинооблаками

Прошедший в феврале Берлинский кинофестиваль открыл широкой публике новое имя в отечественном кинематографе - Елена Окопная. Что известно о ней, получившей «Серебряного медведя» «за художественный вклад» в фильм Алексея Германа-младшего «Довлатов»? Только то, что она училась на продюсерском факультете ВГИКа и тем не менее стала художником- остановщиком, вначале на фильме «Под электрическими облаками», а теперь на «Довлатове». Журналист Елена БОБРОВА по просьбе редакции решила узнать о Елене ОКОПНОЙ больше.

Под кинооблаками | ФОТО Jens Kalaene/DPA/ТАСС

ФОТО Jens Kalaene/DPA/ТАСС

- Итак, Елена, вы для зрителей - почти «белый лист». Давайте эту ситуацию исправим. Вы учились на продюсерском факультете...

- И вовсе не потому, что видела себя продюсером. Скорее, на этот факультет меня привел случай. А так я всегда была склонна к чему-то более творческому. В конце концов, в моем бэкграунде художественная, музыкальная и балетная школы. Главным для меня было оказаться в Москве.

- Откуда вы родом?

- Из Екатеринбурга. Когда-то я была со своим балетным театром на гастролях в Москве и мгновенно влюбилась в этот город. Так что когда представилась возможность - пусть на продюсерском факультете - попасть в Москву, не раздумывала ни секунды. После ВГИКа, находясь в поиске себя, я хваталась за разное - выпускала юбилейный альбом для аэропорта, продюсировала спектакль современного танца, работала со студентами. Я все это воспринимала как вызов - каждый раз не знаешь, как надо, как не надо, идешь исключительно своим путем - и как возможность для саморазвития, и можно опыт из одной сферы перенести в другую. Я не человек системы, для меня очень важно отсутствие рамок. Для меня процесс перехода из одной сферы в другую был очень органичным. Когда Леша (Герман-мл. - Прим. ред.) снимал «Под электрическими облаками», я что-то начала придумывать, и он, видимо, понял: это то, что ему надо. Вот и все.

- Мечтали попасть в Москву. Не в Питер?

- Откровенно говоря, я зарекалась жить в Петербурге. Но так случилось, что у меня не было выбора. Когда я познакомилась с Лешей, первое, что он мне сказал: «Поехали в Питер». Причем на дачу, где две собаки. А я боюсь собак и совсем не люблю дачи. И тем не менее все три вещи, которым я говорила «нет», случились в моей жизни.

- После погружения в довлатовский Ленинград вы приняли наш город?

- Это случилось раньше, мне уже давно довольно комфортно здесь. Для меня очень важно, кто рядом со мной. А здесь очень много симпатичных людей со свободным мышлением. Если говорить о «Довлатове», то за время работы над картиной я стала большим поклонником фотографа Бориса Смелова (один из основоположников неофициальной советской фотографии 1970 - 1980-х гг. - Прим. ред.). Его черно-белые фотографии потрясающе передают геометрию пространства того времени. Петербург непросто снимать - слишком много прямых линий. Но у Смелова образ города сложносочиненный, текучий, сновидческий. В его работах что-то есть феллиниевское - сочетание формы, геометрии и настроения. В каком-то смысле я учусь у Смелова... Мне кажется, ценность фильма «Довлатов» в этой же сложносочиненности, непрямолинейности. Помните, в одной из сцен в коммуналке - огромный рояль, на котором играет довлатовская соседка, а рядом стоят трехлитровые банки с какими-то соленьями. В этом визуализированный образ неразрывности поэзии и прозы жизни.

- Какова судьба множества вещей из прошлого, собранных для «Довлатова» по барахолкам, в Рунете?

- Что-то мы отдали на «Ленфильм», что-то хранится у нас. Вообще была идея сделать выставку вещей из «Довлатова». Многие выставочные площадки были готовы, и даже - раньше я сошла бы с ума от счастья - потрясающий, мой любимый МУАР (Музей архитектуры им. Щусева. - Прим. ред.).

- Но...?

- Эта картина много мне дала, но и много забрала. После съемок я долго не могла говорить о «Довлатове», начинала рыдать. Поэтому еще раз погрузиться в этот мир я уже не имела сил.

А насчет вещей... Поскольку я не разделяю свою жизнь на «работа» и на «неработа», то и вещи мои личные и те, которые попадают в картину, пересекаются. Я могу приехать на смену из дома с огромным баулом с вещами. Признаюсь, я не очень удобный художник, потому что не всегда представляю себе конечный результат. Чаще всего уже на месте понимаю, что вот этой маленькой девочке на шапку надо нашить аппликацию, а этому рабочему распахнуть ворот робы, чтобы из него виднелась майка, а значит, ему надо надеть эту самую майку. И уже на месте «дописываю» декорации. Почему на натурных съемках у меня всегда под рукой стекло, гравий? Потому что в какой-то момент я понимаю: для глубины кадра необходимо окрасить асфальт или разложить ветки.

- Я помню, как вы долго в кафе выставляли ажурную металлическую решетку, чтобы сквозь нее снять героев...

- Для меня это как живопись. Это история создания образов, миров. Поэтому я очень люблю вещи, в которых есть энергия. Не каждый, скажем, патефон может вдохновить. Меня трогают поломанные вещи, какая-нибудь плюшевая зверушка, у которой нет глаза. За этими вещами стоит чья-то судьба, это чувствуется.

- Продюсер картины Андрей Савельев рассказывал, с каким восторгом он увидел старый велосипед «как у меня». А массовка в порту с радостью вспоминала молочные и кефирные бутылки с крышечками из фольги... Но ведь не все вам удалось найти, что-то пришлось делать самим?

- Да, мы, например, специально ковали вывески из металла. Отливали, а потом фактурили кариатиду, которая заняла место в редакции литературного журнала рядом с портретом Ленина и советским вентилятором. Специально изготавливали обои для той же редакции. Сшили девочке из ткани того времени сумку для сменки и сделали на нее аппликацию. А для маленького велосипеда мы делали крылья. Он чуть-чуть виден в сцене художественной тусовки, где дочка Довлатова сидит с другими детьми и ждет папу.

- Но, Елена, это и сцена проходная, и все внимание зрителя не на антураж, а на взаимоотношения отца - дочки. Нужна ли такая детализация?

- Не знаю... Но я буду не я, если откажусь от этого. Для меня это все «краски». И в каждом кадре я именно писала картины. К сожалению, сейчас все упрощено до линейного мышления - следить за сюжетом, не замечая второго-третьего плана, в котором тоже есть жизнь. Мы с Лешей все-таки стараемся создавать сложносочиненное кино...

- И никогда не думали уступить?

- Я против компромиссов, особенно по отношению к себе. Конечно, были моменты, когда думала: сил нет, может, лучше высплюсь, не пойду на съемочную площадку. Я же помню - сцена более-менее плотно выстроена по изображению... Но не могла сговориться с самой собой. У Леши такой же подход. А иначе зачем тогда все?

- Наверняка ваша гипертребовательность многим не по душе.

- Да, я знаю. Но балет научил меня держать удар. И потом в каком-то смысле это естественный отбор - рядом остаются «свои».

- Вы сказали, что хотели бы сделать выставку, посвященную «Довлатову». В картине «Под электрическими облаками» вы создали любопытное арт-пространство. Вас интересует и эта сфера?

- Я много езжу за границу и вижу, что, например, в Италии, в Англии драматургия выставок гораздо сложнее, чем у нас. Ведь у нас, как правило, голые стены, на них что-то ритмически выверенно развешано. И принцип организаций разных выставок абсолютно идентичен. А ведь каждая экспозиция должна выстраивать свой особый диалог со зрителем. Человек попадает в некое пространство, где все взаимодействует. Коллекцию картин, фотографий можно развесить под неожиданным углом, задать им непривычный ракурс, и в этом симбиозе они дадут что-то еще, что в них самих не заложено. А у нас встречаются кураторы, которые убивают пространство, не понимая, что оно тоже может быть художественным элементом. И это касается не только выставок. Мы, к сожалению, зашорены с точки зрения эстетики - слишком долго нас учили смотреть в одну сторону.

- На днях была в мастерской одного художника, который работает с камнем. Он делает потрясающие метафорические скульптуры, но самый ходовой товар - цветочки и зверюшки.

- Да, увы, это так. И мне очень жаль, что молодые талантливые художники ломаются, стремясь угодить непритязательному вкусу или конъюнктуре.

- У вас с Алексеем Германом сложился семейно-творческий тандем. Если предложат быть художником на картине другого режиссера, пойдете?

- Уже предлагали. Но не знаю. С одной стороны, надо - хотя бы из финансовых соображений. А с другой... Я не исполнитель, могу делать только то, что мне самой интересно. И к тому же рядом со мной должен быть такой же перфекционист, как я сама. С Алексеем мы совпали прежде всего в понимании того, что в кино очень важна эстетика. Поэтому он мне и доверял.

- Я знаю, что вы хотите снять кино про Дягилева. Почему именно он?

- Во-первых, потому что я с детства связана с балетом. Во-вторых, Дягилев мне очень симпатичен. Рафинированный, просвещенный человек, к тому же невероятно азартный. Жил в самых дорогих отелях и постоянно балансировал на грани финансового краха... Очень противоречивая яркая личность - его ругали, им возмущались, им восхищались. С этим именем связано много красивых мифов и легенд. Например, однажды цыганка нагадала Дягилеву смерть на воде, и он панически боялся плыть через океан, отказался от поездки на гастроли. А в итоге умер в Венеции...

И, наконец, театр. Это тоже что-то из области сновидческого, феллиниевского. Я обожаю закулисье. Моя балетная школа находилась при Театре оперы и балета. Помню, как в детстве, когда поздно вечером заканчивались репетиции, я бродила по пустому театру, ощущая эту невероятную магию.

- Хотите поработать в театре как сценограф?

- Не знаю. Пока об этом не думаю. Сейчас мне надо закончить документальный фильм про петербургского художника из 1990-х годов - Яна Антонышева.

- Вы занялись режиссурой?

- Да. Год назад я поступила в мастерскую Павла Лунгина и Ирины Волковой. Правда, признаюсь, сильно прогуливаю. Но все же мне хочется сделать что-то свое. И вообще хочется другого взгляда на кино.

- Представляю себе проект: разный взгляд на одно событие, ваш и Алексея. Такой парафраз «Расёмона» Акиры Куросавы...

- Нет, Леша большой мастер, я даже думать не могу, чтобы с ним соревноваться. И потом я не уверена, что захочу снимать игровое кино. Мне кажется, что мое - это документалистика. Мне хочется рассказывать о талантливых людях, открывать их миру. И делать это не в формате репортажа. Я хочу создавать поэтическое документальное кино - влюбляться и влюблять в моих персонажей, погружаться в их мир...

#Елена Окопная #Берлинский фестиваль #«Серебряный медведь»

Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Почему Анну Старобинец признали лучшим фантастом Европы
01 Августа 2018

Почему Анну Старобинец признали лучшим фантастом Европы

Как случается с любой более-менее резонансной литературной наградой, от Нобелевской премии до «Большой книги», одни коллеги поздравляли московскую писательницу с победой, другие шумно негодовали.

Михаил Пиотровский: «Есть великие примеры»
02 Июня 2018

Михаил Пиотровский: «Есть великие примеры»

Директор Эрмитажа - об автономности культуры, уголовных делах, связанных с хищениями в музее и о прошедшем Юридическом форуме.

Сказать всё, никого не обидев
12 Июля 2017

Сказать всё, никого не обидев

Музей работает для всех, но ему важна понимающая аудитория. Есть люди, которые все понимают, ориентироваться надо на них. Сегодня это важно.

Уроки танца не кончаются
13 Июня 2017

Уроки танца не кончаются

Состоялся 275-й выпуск Академии русского балета им. А. Я. Вагановой. По давней традиции, в июне выпускники демонстрируют свои таланты на сцене Мариинского театра в рамках фестиваля «Звезды белых ночей...

Гений места движет фестиваль
25 Мая 2017

Гений места движет фестиваль

XXV, международный фестиваль «Дворцы Санкт-Петербурга» откроется 31 мая в Эрмитажном театре концертным исполнением оперы «Сельская честь» Масканьи.

Великая Победа глазами потомков
19 Мая 2017

Великая Победа глазами потомков

В нарядном недавно отреставрированном Доме журналиста на Невском вчера было непривычно, по-школьному, шумно...

Вся ночь впереди
19 Мая 2017

Вся ночь впереди

Завтра в 10-й раз в Петербург придет «Ночь музеев» - одно из главных культурных событий года.

Гранатовый браслет из Гатчины
02 Мая 2017

Гранатовый браслет из Гатчины

В Гатчине подвели итоги XXIII кинофестиваля «Литература и кино».

Кармен-сюита
25 Апреля 2017

Кармен-сюита

Удивительное дело: ни в одной другой экранизации не было так очевидно, что эти двое совершенно не созданы друг для друга...

Уважение рождается в борьбе
09 Марта 2017

Уважение рождается в борьбе

Благодаря музею Исаакий стал гражданской святыней, обрел значение, которое выдвинуло его в первый ряд памятников Петербурга. Музеи всегда оказываются на передовой линии борьбы за цивилизацию. Они подч...

Михаил Пиотровский: Исаакий себя защитит
02 Февраля 2017

Михаил Пиотровский: Исаакий себя защитит

Я написал письмо Патриарху Кириллу. Пресс-секретарь Святейшего сообщил, что Патриарх готов встречаться и обсуждать эти вопросы.

Как сэкономить на культуре
15 Декабря 2015

Как сэкономить на культуре

Посещение музеев, особенно всей семьей, обычно влетает в копеечку и для многих становится роскошью. Сегодня мы расскажем о том, как можно сэкономить, напомним о бесплатных днях и льготах.