По меркам гламура

За последнее время о Дж. Д. Сэлинджере, авторе знаменитой повести «Над пропастью во ржи», появилось немало новых публикаций: от резких мемуаров его дочери Маргарет до серьезных биографических работ Кеннета Славенски (2012) или, например, Дэвида Шилдса совместно с Шейн Салерно (2015). Но вот работа, которая привлечет внимание уже потому, что написана писателем – Фредериком Бегбедером.

По меркам гламура  | ФОТО Valkr/shutterstock.com

ФОТО Valkr/shutterstock.com

Фредерик Бегбедер, автор книги «Уна & Сэлинджер» (перевод Нины Хотинской), – знаменитый и даже культовый автор, кумир молодого поколения. Сэлинджер – великий писатель ХХ века. Уна – жена Чарли Чаплина, бывшего втрое старше нее. Проведя жизнь образцовой жены, многодетной матери и хозяйки поместья в благословенной Швейцарии, Уна пережила Чаплина всего лишь на четырнадцать лет, не справившись с тоской, старательно заглушаемой алкоголем.

В юности у пятнадцатилетней Уны и двадцатиоднолетнего Сэлинджера, была, скажем так, собственная история. Для книги – бесценное обстоятельство.

Ф. Бегбедер намеревается рассказать широкому читателю, как складывались не увенчавшиеся свадьбой отношения героев, и связать этот сюжет с творческой биографией Сэлинджера, то есть придать творчеству писателя новое измерение.

Чисто гламурная составляющая этой истории проста как все гениальное: «Уна была совершенством», а «Джерри был далек от совершенства. Он был собственником, мегаломаном (т. е. страдал манией величия. – Е. Г.) и злюкой». Но юных героев охватила страсть.

Уна «с силой выдыхала в его шею запах коричного мыла», она «едва не задушила его двумя руками, глядя немигающими глазами, точно оголодавшая». Джерри в свою очередь «хочется ощипать эту бедняжку из хорошей семьи» («ощипать» можно лишь курицу), «хочется до крови укусить ее за язык». Он чувствовал, как «под ее мраморной кожей пульсировали органы, текли по сложному переплетению труб и трубочек кровь, желчь и кислота (? – Е. Г.), трепетали мускулы, нервы и кости за этим лицом». Словом, у читателя, как и у героини романа, «при чтении слабеет нижняя челюсть».

Шику и роскоши – от струящихся платьев цвета шампанского до такого, скажем, наряда, как «черные брючки и кукольное трико» (трико – это женское нижнее белье, панталоны или трусы), – уделено достойное место.

Но главное, герои вращаются в высшем обществе, и терзают их высокие чувства и связывают высокие отношения. Помните, кого хотела переплюнуть Эллочка-людоедка? Так вот та самая Вандербильдиха – лучшая подруга Уны. Если в одной сцене, в одном кадре, свести вместе Орсона Уэллса, пожирающего Уну глазами, Трумена Капоте на подхвате и Сэлинджера в роли несчастного героя-любовника, а рядом с Уной поместить пару-тройку юных миллиардерш, то цена вопроса возрастет так, что станет неловко называть это сочинение тем, чем оно является.

Если бы книга «Уна & Сэлинджер» являла собой исключительно глянцевое чтиво – все бы ничего.

Но здесь автор покушается и на Сэлинджера, на раскрытие тайных глубин его художественного мира и внутренних механизмов его творчества: «Я хочу написать Великий Американский Роман, – сказал Джерри. – И ничего другого мне не надо. Я хочу соединить эмоции Фицджеральда, лаконичность Хемингуэя, неистовство твоего отца (драматурга О,Нила. – Е. Г.), четкость Синклера Люиса, цинизм Дороти Паркер». Однако.

Дж. Д. Сэлинджер – один из выдающихся писателей ХХ века и один из знаменитых затворников. После своего первого ошеломительного успеха, просуществовав в литературе лет десять (начало пятидесятых – начало шестидесятых), он прекратил печататься и полностью порвал с внешней жизнью. Он добился, чтобы его затворничество уважали. И ни один журналист (в том числе и сам Бегбедер, если ему верить) не посмел нарушить его вето.

И свою любовь, и свою войну Селинджер описал так, как считал нужным. Он создал свой мир. И вот этот сэлинджеровский мир опошлен, грубо размалеван и растоптан. Бегбедер наполнил книгу всем тем, что Сэлинджер не выносил до дрожи, до нервного срыва...

Зачем – чтобы «мал, как мы, низок, как мы»? Нет, просто Бегбедер мерит и Сэлинджера, и Уну своими мерками, опрокидывает на их мир свою систему координат. Результат столь впечатляющ, что задумываешься уже не о литературе, а о том, неужели за прошедшие семьдесят – восемьдесят лет мир до такой степени испоганился?

Фредерик Бегбедер. «Уна & Сэлинджер» – СПб.: Азбука-Аттикус. 2015.



Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 215 (5586) от 17.11.2015.


Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Эротика в обмен на продукты. Как художник Сомов выживал в Петрограде
21 Августа 2019

Эротика в обмен на продукты. Как художник Сомов выживал в Петрограде

Русский музей развернул в Михайловском замке выставку к 150-летию Константина Сомова.

Иронический оптимизм от Тарантино. О чем рассказывает фильм «Однажды в... Голливуде»
16 Августа 2019

Иронический оптимизм от Тарантино. О чем рассказывает фильм «Однажды в... Голливуде»

В своей картине режиссер противопоставляет жизненную правду - и ее вечную, несокрушимую экранную имитацию.

Перчик под дождем. Как прошел фестиваль «Оперетта-парк» в Гатчине
06 Августа 2019

Перчик под дождем. Как прошел фестиваль «Оперетта-парк» в Гатчине

Оперетта хороша в любое время года, но летом - особенно.

Михаил Пиотровский. Не отрекаясь и не проклиная
31 Июля 2019

Михаил Пиотровский. Не отрекаясь и не проклиная

Настал важный момент для культуры нашей страны: идет война за то, как она будет развиваться дальше.

Люди земли и неба. Какими были Семен Аранович и Илья Авербах
29 Июля 2019

Люди земли и неба. Какими были Семен Аранович и Илья Авербах

Вспоминаем двух советских режиссеров.

Маринист на рейде. 35 картин и рисунков Айвазовского представили на выставке в Кронштадте
03 Июля 2019

Маринист на рейде. 35 картин и рисунков Айвазовского представили на выставке в Кронштадте

Участие коллекционеров позволило наглядно показать контрасты художника, которого одинаково занимали темы бури и покоя.

Граф поклонялся искусству. В Эрмитаже представили коллекцию Строганова
27 Июня 2019

Граф поклонялся искусству. В Эрмитаже представили коллекцию Строганова

Живопись, акварели, скульптура, фарфор, мебель, редкие книги — все это показывает хороший вкус коллекционера.

Анна Нетребко впервые исполнила в России партию Аиды в опере Верди
13 Июня 2019

Анна Нетребко впервые исполнила в России партию Аиды в опере Верди

Это случилось на исторической сцене Мариинского театра на фестивале «Звезды белых ночей».

В особняке Карла Шредера открыли доступ в кабинет хозяина
11 Июня 2019

В особняке Карла Шредера открыли доступ в кабинет хозяина

Туда можно попасть с экскурсией просветительской программы «Открытый город».

Открыли архивы: неожиданные повороты в судьбах известных зданий Петербурга
10 Июня 2019

Открыли архивы: неожиданные повороты в судьбах известных зданий Петербурга

О том, как решения властей отражались в судьбе самых известных объектов города, можно узнать на выставке.

«Теперь у нас подлецов не бывает». Размышления о спектакле «Мертвые души» в Театре имени Ленсовета
08 Июня 2019

«Теперь у нас подлецов не бывает». Размышления о спектакле «Мертвые души» в Театре имени Ленсовета

Спектакль молодого режиссера Романа Кочержевского – это тоска по живой душе в круговороте душ мертвых.

Михаил Пиотровский. Провокация в Венеции
05 Июня 2019

Михаил Пиотровский. Провокация в Венеции

Почему присутствие Эрмитажа на Венецианской биеннале вызвало у многих раздражение?