Главная городская газета

Павел КАШИН: Поэзия — моя религия

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Культура

Главные лица моды Петербурга представят «Ассоциации» в Царском Селе

Ежегодный проект проводит своей десятый сезон в пригороде Петербурга. Кто станет его участником? Читать полностью

Запах «Счастья» в Летнем саду

Как связаны «Пирамида», «Коронный», «Прекрасное ожерелье» и картины из овощей - в нашем специальном материале. Читать полностью

Выставка буддийского искусства открылась в Петербурге

Вниманию посетителей готовы представить порядка ста уникальных произведений IX - XVIII веков. Читать полностью

Фестиваль «Михайловское» прошел в Пушкинских Горах

Студенты Пушкинского театрального центра представили пушкиноогорцам свои премьерные спектакли. Читать полностью

«Петербург» в Театре на Васильевском

С драматургом Юлией Тупикиной - автором популярной пьесы - встретился автор «СПб ведомостей». Читать полностью

Первая балетная школа России отпраздновала юбилей

В течение трех дней на сцене Мариинского театра сдавали экзамен выпускники Академии русского балета имени А. Я. Вагановой.
Читать полностью
Павел КАШИН: Поэзия — моя религия |

Питер — город большой. А, значит, как и в любом другом мегаполисе, здесь всегда шум, суета и толпа, в которой так легко затеряться, особенно если ты не такой, как все, и часто ищешь уединения. Но все-таки даже в самом центре северной столицы, в самом ее сердце, можно найти оазисы тишины и покоя. Об одном таком «островке счастья» я узнал, когда отправился в гости к Павлу КАШИНУ, чтобы поговорить о том, чем он сейчас живет, чем собирается порадовать своих поклонников. Его дом совсем недалеко от Петропавловки на тихой спокойной улочке, где почему-то не гуляют оравы туристов и в пробках не стоят пыльные автомобили.

— Наверное, здорово жить в таком замечательном месте... — заметил я.

— У меня же так тихо... Я купил эту квартиру, потому что здесь абсолютная тишина — улицы, которых никто не знает. Здесь я пишу свои песни. Так здорово, когда ты просыпаешься рано утром, и тебе ничто не мешает — ты встаешь, пьешь кофе и вдруг чувствуешь эту божественную мелодию, от которой время и пространство исчезают. И ты работаешь над тем, как два слова поются вместе.

Слова — они как код, ты можешь ошибиться в одном слове, и дверь не откроется. Все свое свободное время я посвящаю тому, что думаю, как поставить их рядом друг с другом, чтобы они звучали красиво. Когда я сочиняю песню — это лучшие моменты моей жизни. Поэзия — моя религия. Об этом говорил еще Бродский.

— Каждое утро для тебя начинается с песни?

— Иногда по полгода песни не пишутся. А потом наступает момент, когда ты не можешь оторваться, и каждый день к тебе приходят новые слова, новые мелодии.

— Who is Павел Кашин сегодня? Ты не боишься, что для многих ты по-прежнему остался исполнителем «Гномиков»?

— Боюсь, что Павел Кашин никогда не был моден и, надеюсь, не будет. Я думаю, что люди уже давно забыли о «Гномиках». Когда у меня вышел клип «Город», его много показывали по телевидению. Тогда богатые продюсеры вложили в меня большие деньги, но продажи поднялись совершенно незначительно. Продюсеры, конечно же, ушли, а мои диски покупают так же, как и раньше. Мне нравится, что музыка Павла Кашина не зависит от рекламы. И сейчас мои поклонники слушают «Пламенного посланника», а не «Гномиков».

— А кто такой «Пламенный посланник»?

— Хорошо бы, чтобы эта песня не ассоциировалось со мной. В опере «Иисус Христос — суперзвезда» есть песня «Сон Понтия Пилата», повествующая видение о человеке, в которого все бросали камни. У меня, наверное, подобная песня. Я ее больше полугода сочинял — в машине, дома, на студии; семь куплетов написал...

— В Питере последнее время о тебе ничего не было слышно. Единственный концерт после долгого перерыва пройдет 2 декабря в ДК Ленсовета. Почему ты так редко выступаешь?

— Знаешь, мы заговорили о том, что сейчас довлеет над моей жизнью. Я больше не хочу быть артистом. И недавно я открыл свое дело, для того чтобы не зависеть от концертов вообще. Это магазин по продаже аудио— и видеокассет и дисков. Теперь я буду писать только для себя и для тех немногих людей, которым мои песни нравятся. Пусть это будет хобби.

...В Древней Греции актеров не хоронили на одном кладбище со всеми остальными людьми — считали, что у них нет души. Я думаю, что артист — это чаще всего человек, работающий на свое эго и зависимый от своего тщеславия.

— Насколько я слышал, ты занимаешься и продюсерской деятельностью?

— Да, самый ближайший проект — концерт симфонического оркестра Театра оперы и балета им. Римского-Корсакова под управлением Александра Сладковского. Он состоится 19 ноября в концертном зале Консерватории и будет посвящен произведениям Александра Чайковского. Лично мне очень нравятся его сочинения.

— Кто сейчас с тобой играет?

— Те же ребята, что и 8 — 9 лет назад. Сережа Шевченков — басист, Юлия Михайлова — играет на флейте и перкуссии, Николай Миронов — барабанщик (он, правда, года два назад пришел), Максим Некрасов, как мне кажется, он лучше всех в стране играет на губной гармошке.

— Говорят, что у тебя готовы песни сразу для нескольких новых альбомов после «Пламенного посланника», осталось их только записать...

— Messenger on fire — «Пламенный посланник», на английском, еще две пластинки с рабочими названиями «Солнце над водой» и «Три измерения войны». Эти альбомы действительно уже можно записывать. Есть еще и четвертый, но у него пока еще нет никакого названия.

— Много слушаешь музыки?

— Я раньше ее почти не слушал. А сейчас, так как занялся продажей аудиопродукции, приходится. Должен же я знать, что продаю. Самое главное, как мне кажется, чтобы музыканты не смешивали на своих альбомах хорошие песни с откровенно неудачными. Пример — последняя пластинка группы Muse, на ней есть просто гениальные вещи, а есть такие, про которые думаешь — уж скорей бы закончилась...

Последнее время слушаю группу The Tiger Lilies, на альбоме написано, что это Том Вэйтс, поющий через гелий. Голос похож на карликовый — очень высокий.

— Что сейчас читаешь?

— Сейчас я читаю жизнеописание Святого Франциска, историю мировых религий, книгу о Копернике, Кеплере и Ньютоне... К сожалению, последнее время редко читаю книги на русском, так как у нас в стране издается немного хорошей литературы. Вот в Америке и в Англии, где читают меньше, выпускают гораздо больше книг. Когда ты попадаешь в крупный книжный магазин в США, чувствуешь себя на седьмом небе от счастья. Если даже умудрился что-то не найти, подходишь к продавцу и говоришь об этом. Он смотрит каталог на компьютере, и если эта книга существует в мире, он говорит: «Зайдите в среду»... В книжной Америке я был как в раю.

— А в какой Америке ты не был как в раю?

— В романтической. В Америке, где люди перестали выходить замуж и жениться по любви. К сожалению, у нас сейчас это тоже происходит, мы американизируемся, в плохом смысле...

— А любовь — один раз в жизни?

— Нет, не обязательно. Вообще, знаешь, я заметил магию цифры три.

— Женщины...

— ...они прекрасны. Но я понял, что все девушки, которые мне нравились в 20 лет, сейчас, когда мне уже 34, выглядят совсем по-другому. Теперь видишь, что много грима, что в глазах — проблемы, ожидающие дома, видишь все мелочи, которых, как мы знаем, не бывает.

— Но все-таки у тебя была любовь?

— Даже две.

— Почему же все не сложилось?

— Мы несовершенными были.

— А разве можно найти идеал?

— Глядя на телеэкран, похоже, певицу Валерию можно назвать идеальной женщиной и женой. По крайней мере у нее такой образ. А вообще, по-моему, людьми движет то, что завтра случится любовь. Она как приманка для человека.



Материал был опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 210 (2600) от 14.11. 2001 года. 

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook