О, соле мио!

«Не шумная, но уникальная» — так определил выставку «Сильвестр Щедрин и школа Позиллипо» заведующий отделом русской живописи XVIII – первой половины XIX века Русского музея Григорий Голдовский.

О, соле мио! | ФОТО АВТОРА

ФОТО АВТОРА

Выставка начинается с «Автопортрета» Сильвестра Щедрина, который благосклонно смотрит на каждого входящего.

Красивый, высокий, элегантный, Сильвестр Щедрин так никогда и не женился. Доподлинно неизвестно даже, были ли в его жизни романтические истории. Его возлюбленной была Италия.

Это наваждение началось в раннем детстве, в императорском Эрмитаже, куда дядя, преподаватель Академии художеств, привел его за ручку. Маленький Сильвестр увидел Венецию кисти Каналетто и, как он вспоминал потом, застыл от восторга и более ничего смотреть не хотел.

Окончив академию с золотой медалью, он получил право на пенсионерскую поездку в страну своей мечты – на три года. Но Европа была охвачена войной с Наполеоном, поездку пришлось отложить, и Щедрин попал туда только в 1818 году, когда ему было уже 27 лет. Казалось бы, вполне сложившийся художник. Но Италия его преобразила. Уже в первых пейзажах, сделанных в Риме, где он запечатлевал величественные руины Колизея и замок Святого Ангела, заметно, как проникают в картины свет и воздух и с ними – дыханье жизни. Он пишет картины на пленэре, с натуры.

В Италии тогда обитало много русских. Благодаря поэту Константину Батюшкову, бывшему чиновником при российской миссии в Неаполе, Щедрин получил заказ от великого князя Михаила Павловича на неаполитанские виды и приехал в город, который полюбил страстно. С палитрой и этюдником, верхом на ослике он объехал окрестности Неаполя, жадно зарисовывая виды Сорренто и Амальфи. «Увидеть Неаполь и умереть», – цитировал он в своих посланиях домой известную итальянскую поговорку. И не подозревал, что судьба его последует именно этому сценарию.

Григорий Голдовский рассказал, что выставка задумывалась как международный проект к 225-летию художника. Предполагалось дополнить его картины из коллекции Русского музея пейзажами итальянских мастеров школы Позиллипо, которые работали тогда в Неаполе и которых русский художник превзошел и затмил, – Антониса ван Питлоо, Джачинто Джиганте. Была уже достигнута предварительная договоренность с итальянскими коллегами, но тут изменилась политическая ситуация, разразился финансовый кризис.

– И нам пришлось перейти на подножный корм, – пошутил Григорий Голдовский, – и обратиться за помощью к нашим отечественным музеям.

Музеи проявили солидарность, выставка сложилась. Не удалось договориться лишь с Эрмитажем, где есть несколько акварелей Питлоо, основателя школы Позиллипо.

– Но мы восполнили этот пробел, использовав медиатехнологии, – заметил Григорий Наумович. – На экранах вы можете «пролистать» биографию Питлоо и ознакомиться с его творчеством.

По его словам, не все картины, которые в российских региональных музеях приписываются Сильвестру Щедрину, действительно написаны им. Но исследования пока не проводились, потому решили ничего не менять, а построить выставку «по нарастающей»: сначала публика видит полотна итальянских представителей школы Позиллипо, затем – работы, которые можно отнести к творчеству Щедрина с определенной долей сомнения, а затем уже – стопроцентно его пейзажи.

Думал ли Щедрин, который задержался в Италии гораздо дольше положенных ему трех лет и постоянно просил о продлении своего пребывания, о возвращении в Россию? Да, особенно в последние годы своей жизни, когда страдал от болезни, которую местные врачи определили как «разлитие желчи». Сегодня считают, что, по всей видимости, это был гепатит – недуг, распространенный в жарком климате Неаполя. Страдая от болей, Щедрин начал тяготиться своим одиночеством, писал родным, что мечтает вновь увидеть Академию художеств, просил подыскать ему невесту. Но вернуться было не суждено. Он умер в возрасте 39 лет в Сорренто. Там и похоронен. На могиле стоит памятник, выполненный скульптором Самуилом Гальбергом, его близким другом.

Большая часть наследия Сильвестра Щедрина была передана его братом Академии художеств. Сегодня большинство полотен поделены между Русским музеем и Третьяковкой.

Художник, который был всю жизнь влюблен в Италию, прославил Россию. Он так писал воду, небо, передавал тончайшие нюансы освещения и движение воздуха, что его считают предтечей импрессионизма. Щедрин на полвека опередил свое время. Спустя годы после его смерти Левитан спорил с расхожим утверждением, что надо непременно ехать в Италию, чтобы стать художником, и задавался вопросом, чем пальмы лучше елок. Но чтобы елки и березки стали живыми на картинах русских художников, нужны были сначала щедринские пинии, лимонные и апельсиновые деревья. Его Италия оказала сильное воздействие на русский пейзаж, она отразилась не только в бесконечных «маринах» Айвазовского, «лунных ночах» и «радугах» Архипа Куинджи. Но и в пейзажах средней полосы России Федора Васильева, Алексея Саврасова, Исаака Левитана.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 151 (5768) от 18.08.2016.


Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Эротика в обмен на продукты. Как художник Сомов выживал в Петрограде
21 Августа 2019

Эротика в обмен на продукты. Как художник Сомов выживал в Петрограде

Русский музей развернул в Михайловском замке выставку к 150-летию Константина Сомова.

Иронический оптимизм от Тарантино. О чем рассказывает фильм «Однажды в... Голливуде»
16 Августа 2019

Иронический оптимизм от Тарантино. О чем рассказывает фильм «Однажды в... Голливуде»

В своей картине режиссер противопоставляет жизненную правду - и ее вечную, несокрушимую экранную имитацию.

Перчик под дождем. Как прошел фестиваль «Оперетта-парк» в Гатчине
06 Августа 2019

Перчик под дождем. Как прошел фестиваль «Оперетта-парк» в Гатчине

Оперетта хороша в любое время года, но летом - особенно.

Михаил Пиотровский. Не отрекаясь и не проклиная
31 Июля 2019

Михаил Пиотровский. Не отрекаясь и не проклиная

Настал важный момент для культуры нашей страны: идет война за то, как она будет развиваться дальше.

Люди земли и неба. Какими были Семен Аранович и Илья Авербах
29 Июля 2019

Люди земли и неба. Какими были Семен Аранович и Илья Авербах

Вспоминаем двух советских режиссеров.

Маринист на рейде. 35 картин и рисунков Айвазовского представили на выставке в Кронштадте
03 Июля 2019

Маринист на рейде. 35 картин и рисунков Айвазовского представили на выставке в Кронштадте

Участие коллекционеров позволило наглядно показать контрасты художника, которого одинаково занимали темы бури и покоя.

Граф поклонялся искусству. В Эрмитаже представили коллекцию Строганова
27 Июня 2019

Граф поклонялся искусству. В Эрмитаже представили коллекцию Строганова

Живопись, акварели, скульптура, фарфор, мебель, редкие книги — все это показывает хороший вкус коллекционера.

Анна Нетребко впервые исполнила в России партию Аиды в опере Верди
13 Июня 2019

Анна Нетребко впервые исполнила в России партию Аиды в опере Верди

Это случилось на исторической сцене Мариинского театра на фестивале «Звезды белых ночей».

В особняке Карла Шредера открыли доступ в кабинет хозяина
11 Июня 2019

В особняке Карла Шредера открыли доступ в кабинет хозяина

Туда можно попасть с экскурсией просветительской программы «Открытый город».

Открыли архивы: неожиданные повороты в судьбах известных зданий Петербурга
10 Июня 2019

Открыли архивы: неожиданные повороты в судьбах известных зданий Петербурга

О том, как решения властей отражались в судьбе самых известных объектов города, можно узнать на выставке.

«Теперь у нас подлецов не бывает». Размышления о спектакле «Мертвые души» в Театре имени Ленсовета
08 Июня 2019

«Теперь у нас подлецов не бывает». Размышления о спектакле «Мертвые души» в Театре имени Ленсовета

Спектакль молодого режиссера Романа Кочержевского – это тоска по живой душе в круговороте душ мертвых.

Михаил Пиотровский. Провокация в Венеции
05 Июня 2019

Михаил Пиотровский. Провокация в Венеции

Почему присутствие Эрмитажа на Венецианской биеннале вызвало у многих раздражение?