Главная городская газета

О чем поведает клякса

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Культура

Главные лица моды Петербурга представят «Ассоциации» в Царском Селе

Ежегодный проект проводит своей десятый сезон в пригороде Петербурга. Кто станет его участником? Читать полностью

Запах «Счастья» в Летнем саду

Как связаны «Пирамида», «Коронный», «Прекрасное ожерелье» и картины из овощей - в нашем специальном материале. Читать полностью

Выставка буддийского искусства открылась в Петербурге

Вниманию посетителей готовы представить порядка ста уникальных произведений IX - XVIII веков. Читать полностью

Фестиваль «Михайловское» прошел в Пушкинских Горах

Студенты Пушкинского театрального центра представили пушкиноогорцам свои премьерные спектакли. Читать полностью

«Петербург» в Театре на Васильевском

С драматургом Юлией Тупикиной - автором популярной пьесы - встретился автор «СПб ведомостей». Читать полностью

Первая балетная школа России отпраздновала юбилей

В течение трех дней на сцене Мариинского театра сдавали экзамен выпускники Академии русского балета имени А. Я. Вагановой.
Читать полностью
О чем поведает клякса | ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

«Музей беспорядка» - такими словами детского поэта Виктора Викторова, популярного в 1960-х годах, назвал музей «Разночинный Петербург» свою новую выставку в Большом Казачьем переулке. Речь идет о гимназистах и школьниках давних и не столь давних лет.

«Осторожно! Беспорядок! Возможность заражения!» Уголок, где царит хронологический хаос, - отправная точка выставки. Попасть туда может только экскурсовод: он надевает белые перчатки и проникает в «зараженную зону».

- Мы спрашиваем у детей, предметы какого времени они здесь видят, - говорит куратор выставки Елена Техова. - Компьютер - естественно, из нашего. Ранец - из советского. Стереоскоп - вообще столетней давности. Патефон - чуть помладше...

Пунктирная линия делит выставочный зал на две половины. На одной - как было до революции, на другой - после. Пунктир прочертил пополам и школьную парту, знакомую всем бабушкам и дедушкам, с наклонной столешницей и откидными крышками. Этот предмет мебели - 1960 года, но конструкция была придумана российско-швейцарским ученым-гигиенистом Федором Федоровичем Эрисманом еще до революции, и именно за такими партами учились гимназисты в начале прошлого века и советские школьники до шестидесятых годов. Все было выверено до мелочей: практически вертикальная спинка скамьи - чтобы ребенок не сутулился. Точно рассчитано расстояние от глаз до столешницы, чтобы у детей не развивалась близорукость.

- Принято считать, что 1917 год был во всем началом новой жизни. А мы на конкретных примерах показываем, что советская школа восприняла немало хорошего из прежней дореволюционной. Не все было выброшено, как тогда говорили, с «парохода современности», многое осталось, просто мы об этом не задумываемся, - поясняет Техова.

Да, поначалу отменили оценки, школьные задания, но затем постепенно, к 1930-м годам, приметы и традиции прежнего учебного процесса возвращались. Значит, не все там, при «проклятом царском режиме», было так плохо. Вплоть до того, что в 1943 году даже ввели раздельное обучение мальчиков и девочек - по образцу дореволюционных гимназий...

- Сравните хотя бы парадную форму дореволюционных гимназистов и школьников середины ХХ века - как они похожи! Золотые и серебряные медали были и до и после революции. Как и традиция дарить книги за отличную учебу... Даже в символике пионерской организации многое было взято из скаутского движения. Ну а «Занимательная физика» Якова Перельмана - вообще вне политики, - напоминает куратор выставки.

Вся выставка наполнена историческими параллелями. И до революции и после нее девочки вели альбомы, в которые записывали посвящения и афоризмы. В советское время вели записи полезных дел. Коллекционировали марки - и до и после революции. В ту пору заветной мечтой каждого школьника-гимназиста был «волшебный фонарь». Спустя полвека ему на смену пришли электрические диапроекторы, теперь - всевозможные гаджеты.

Сориентироваться в мире гимназиста столетней давности помогает его послание, придуманное музейщиками. «Меня зовут Петя. Мне десять лет...» Чернильные кляксы закрывают непонятные слова. И ребята ищут на выставке то, что зашифровано. Например, башлык... Почти никто сегодня не представляет, что это такое. А дореволюционные гимназисты просто не могли обойтись без подобного предмета одежды. Это нечто вроде капюшона с двумя длинными концами, который обматывали вокруг шеи как шарф. В зимнюю стужу башлык надевали поверх гимназической фуражки. Дети его ненавидели: он был из верблюжьей шерсти, очень колючий, а когда намокал, становился тяжелым и еще менее приятным. А еще башлык поедала моль, поэтому от него стремились просто избавиться.

- Наш подлинный башлык начала ХХ века - редкость, - говорит Елена Техова. - Кстати, и дневников учащихся дореволюционных гимназий тоже почти не осталось. У мальчишек был ритуал: в конце учебного года они свои дневники сжигали... Мы предлагаем детям подумать, какой предмет из их семейной коллекции мог бы стать музейным экспонатом. И ребята (с помощью родителей, конечно) припоминают свои домашние реликвии: у кого-то - старинные часы, у кого-то - книги, альбомы с фотографиями. Часто вспоминают про военные награды дедушек и прадедушек.

В конце занятия детям предлагают написать что-нибудь пером. И это оказывается для них настолько увлекательным, что им просто не оторваться. Кстати, найти сегодня перышки не проблема: они продаются в лавках для художников. А чернила - в канцелярских магазинах.

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook