Главная городская газета

О чем дева плачет

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Культура

«Петербург-2103» как мост в будущее

На выставке, открывшейся в ЦВЗ «Манеж», представленные проекты отвечали на один вопрос: куда движутся архитектура и градостроительная практика Петербурга?

Читать полностью

Дары географов: внутри коллекции РГО в Петербурге

Древние рукописи и русский лубок, одна из первых карт Петербурга, монгольские скульптуры и японские дагерротипы - все это можно увидеть в музее петербургского отделения Русского географического общества. Читать полностью

Застывший образ танца «обыкновенной богини» Улановой

В Петербурге открылась выставка, посвященная памяти Галины Улановой. На вернисаже представлены портреты не только выдающейся примы русского балета, но и других прославленных балерин. Читать полностью

Памяти Дмитрия Хворостовского посвящается

Петербург отдаст дань уважения таланту знаменитого российского баритона. Читать полностью

В Президентской библиотеке прозвучит нежная музыка сильного императора

В Колонном зале библиотеки 27 июня петербуржцы  познакомятся с культурной стороной эпохи российского императора Николая I. Читать полностью

Босиком по льду: «Ромео и Джульетта» - в Петербурге

Драматический спектакль Ильи Авербуха до конца июня приехал в Северную столицу. Детали масштабного ледового шоу - в нашем материале. Читать полностью
О чем дева плачет | Источник: Elnur.ru

Источник: Elnur.ru

На экраны кинотеатров вышел военно-исторический фильм Дмитрия Месхиева «Батальонъ», повествующий о судьбе георгиевского кавалера, подпоручика Марии Бочкаревой и ее уникального подразделения.

Первоначально фильм назывался «Батальон смерти» – но, вероятно, это название показалось продюсерам слишком пугающим, привносящим в восторженно-патриотическую интонацию картины некие излишне тревожные нотки. Однако исторически оно было бы точнее: батальон Марии Бочкаревой со всем революционным простодушием именовался «Первой женской военной командой смерти». «Уйдем и умрем!» – говорила «госпожа начальница», напутствуя своих подопечных. И нисколько не обманула.

Женский батальон был создан весной 1917 года по приказу Временного правительства. Деморализованная и разлагающаяся армия отказывалась воевать, и чтобы хоть как-то поправить дело, в ход пошел оригинальный пропагандистский резерв: женщины-солдаты своим личным примером должны были устыдить и одновременно вдохновить мужчин. Командира искать не приходилось: Мария Бочкарева по личному разрешению Николая II была на фронте с 1914 года, участвовала в боевых действиях, имела ордена и медали. «Доброволиц» нашлось немало – записываться в женский отряд шли и крестьянки, и курсистки, и барышни из хороших фамилий (дочери генералов и адмиралов). Исправно служа основной цели – пропагандистской – «женская команда смерти» не собиралась выполнять исключительно декоративные функции. После недолгой подготовки батальон был отправлен на фронт, в начале июля участвовал в сражении под Сморгонью. И сразу потерял больше половины убитыми и ранеными. Всего было создано несколько подобных батальонов, но в бою побывал только бочкаревский (Зимний дворец будет защищать совсем другая команда).

Что и говорить, это потрясающая история. Особенно если учитывать то, что произошло с Марией Бочкаревой дальше (и что в фильм не вошло совсем): она отказалась сотрудничать с большевиками (чуть ли не сам Троцкий ее уговаривал), оказалась у Корнилова, по его приказу отправилась в Америку и Англию, где встречалась с президентом Вудро Вильсоном и королем Георгом V. «Русская Жанна д,Арк», «простая баба, мужем битая, попами пуганая», бывшая любовница бандитского главаря, умела произвести впечатление – в США в 1919 году даже вышла ее биография. Бочкарева вернулась в Россию, в родной Томск, примкнула к армии Колчака. Была расстреляна в 1920-м. Ей было тогда чуть за тридцать.

Но авторов фильма эта феерическая судьба и этот необыкновенный, очень непростой и вовсе не благостный характер не интересует вовсе – тем более что заграничные вояжи корниловского эмиссара плохо вписываются в сочиненную ими историю, где главными врагами русской армии объявлены «лживая свобода и немецкий шнапс». К тому же «роль личности в истории» вновь пересматривается в духе концепции соцреализма: частная трагедия, индивидуальный подвиг – это не тот масштаб, которого достоин фильм, заранее одобренный Минкультом, Русским военно-историческим обществом, Русским географическим обществом, Газпромбанком, Транснефтью и «Первым каналом» (нам предстоит еще и одноименный телесериал). Нужны «огромные массы масс», нужна коллективная жертва – нужен эпос.

Поэтому главным в фильме, по идее, должен стать именно «батальон» – коллективный герой на фоне глобальных исторических событий. Но в сценарии Ильи Авраменко и режиссуре Дмитрия Месхиева Первая мировая война сводится к ничего не объясняющим кадрам кинохроники и трем заседаниям изрядно растерянного генштаба во главе с Керенским (Марат Башаров) в скверно пошитом френче (это, вероятно, «сатирическая деталь»). Самим же «доброволицам» пришлось стать не собранием индивидуальностей, а поверхностным набором социальных характеристик: «трепетная графиня», «строгая барышня», «домашнее дитя», «преданная служанка», «здоровая крестьянка», «жена офицера», «еврейка», «стервозная гопница». Остальные – и вовсе безликая масса стриженных под ноль девиц в тяжелых сапогах.

Но даже те молодые актрисы, кому досталась роль «с ниточкой» (то бишь больше странички текста), отработав свой выходной номер, становятся неразличимыми – закатывают глаза, тянут шейки, ставят брови драматическим домиком и ежеминутно сдерживают слезы от переполняющих их возвышенных чувств (натурально ревут, только когда им головы бреют налысо). Одна может петь вокализы, а другая – сгибать дугой кочергу, но каждая готова «уйти и умереть». Большинству так и придется – под артобстрелом, в тряпочных противогазах, делающих всех окончательно одинаковыми.

«Батальонъ» без колебаний разменивает эпос на мелодраматические, бульварные или попросту лубочные штампы: верная служанка идет на фронт вслед за любимой госпожой, гордая графиня скрывает беременность – лишь бы ей дали штык, пролетарская стерва третирует великосветских товарок, темная крестьянка восхищенно ласкает диковинное чудо техники – пулемет. Доставшийся от убитого, а впоследствии воскресшего жениха, образок падает из ослабевших рук, невыносимо долго и назидательно подпрыгивая на крупном плане. Пленный немец не только оказывается хитрым шпионом, но и зверски убивает трогательную худышку-конвоира – в лучших традициях партизанских эпопей «Беларусьфильма» середины семидесятых. Остальное – смесь «...А зори здесь тихие» и «Солдата Джейн» в ученическом пересказе.

Все это должно растрогать зрителя. Причем растроган он обязан быть с первой до последней минуты фильма: громкая надрывная музыка идет непрерывным рыдающим потоком, персонажи то и дело застывают в пароксизме умиления, гордости и восторга то вместе, то поврозь. Играют преимущественно скверно – и это притом что актеры по большей части хорошие, а то и выдающиеся, и если уж они так «жмут» и безбожно наигрывают, то, стало быть, так была поставлена режиссерская задача.

Мария Аронова с ее неповторимой актерской органикой в роли Марии Бочкаревой «проста, как правда» и в одиночку пытается решать все проблемы фильма. Она убедительна, когда со всей дури орет на распоясавшуюся солдатню во главе с Артуром Вахой (никаких «кто любит меня – за мной!» для русской «Жанны д,Арк» не припасено), и обаятельна, когда совершеннейшей «маманей», шлепая босыми ступнями, в одной сорочке топает по казарме. Но даже Ароновой приходится вносить положенную слезную лепту в общий мелодраматический котел.

Этот фильм мог бы стать наивной и жизнеутверждающей проповедью отечественного феминизма: «бабы у нас молодцы, а настоящих мужиков в помине нет» – трудно найти другую такую же вульгарную, однобокую и одновременно популярную идею. Но «госпожу начальницу» – прямо на глазах у тех солдат, которых приказано было вдохновлять своим примером, – зверски избивает невесть откуда взявшийся злодей-муж (играет этого страшного человека Сергей Бызгу). И она может лишь утереть кровавые сопли и повести девок в атаку – вот и весь феминизм.

«Батальонъ» мог бы стать новым размышлением Дмитрия Месхиева на тему, заявленную им в его лучшем фильме – «Свои». И кое-что в этом смысле режиссер даже попытался сделать – недаром главным непримиримым антагонистом Бочкаревой, председателем солдатского комитета готового дезертировать полка, оказывается обаятельный, опытный, свойский, простой и очевидно очень добрый немолодой «солдатик». С таким сокровенным мудрым прищуром, которым в советском кино награждали только самых лучших людей «из народа». Так кто тут кому – свои?

Но в итоге «Батальонъ» оказался громоздкой и банальной агиткой, такой же неубедительной, как и финальный пробег чудом распропагандированных солдат на подмогу погибающим женщинам. Эффектно, но, к сожалению, недостоверно. Отечественная история «смонтировала» иначе. «Первой женской команде смерти» пропаганда не удалась – удалась только смерть. А вот современные наследники старых пропагандистских методов могут и преуспеть. Удалось же им предать забвению многолетний, до сердечной муки выстраданный русский женский вздох: «Лишь бы не было войны!»


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook