Непобежденная. Незабываемая

Сегодня в 10.00 на Основной сцене БДТ им. Г. А. Товстоногова начнется церемония прощания с неповторимой, незабываемой Зинаидой Максимовной Шарко. В 12.30 в церкви на Большеохтинском кладбище, где будет похоронена актриса, состоится отпевание.

Непобежденная. Незабываемая | Зинаида Щарко и Ефим Копелян в спектакли «Пять вечеров» 1959 г. Фото предоставлено пресс-службой театра

Зинаида Щарко и Ефим Копелян в спектакли «Пять вечеров» 1959 г. Фото предоставлено пресс-службой театра

Про нее уже написали – много и хорошо. Про ее женскую судьбу и про недобранность ее актерской судьбы – большой, но не равновеликой ее таланту.

Про то, что она могла бы в одиночку царить в каком-то другом театре, а работала в этом, в БДТ – «одной из» актрис потрясающих, уникальных, несравненных, но – «отбирающих» у нее ее роли. Она была умная, язвительная и на язык острая, но про это почти никогда не говорила – хотя не могло же не быть обид, и наверняка были. Просто именно потому, что умная, она не могла не понимать: раз в жизни сыграть Тамару у Товстоногова в «Пяти вечерах» – это событие на целую актерскую судьбу. Это как у Смоктуновского, который уж чего только ни переиграл на сцене, а первым словом о нем всегда было: «Мышкин»!

Я не видела в БДТ спектакля «Пять вечеров» – по малолетству. Я о нем слышала и читала. А потом, уже взрослым человеком, услышала его звукозапись. И подумала, что же за чудо это должно было быть – если просто от звука ее голоса в груди застревал ком и с ним ничего нельзя было поделать?

«Живьем» я ее впервые увидела в «Трех сестрах»: я успела застать спектакль незадолго до снятия и смотрела несколько представлений подряд. В том спектакле потрясало все и потрясали все. Но для меня главной героиней стали не прекрасная дерзкая Маша Дорониной, не нервная Ирина Поповой, не всех и вся под себя подминающая Наташа, а Ольга.

Я не знала тогда слов Товстоногова про «капитана тонущего корабля», я просто видела эту прямую, с пушистой волной светлых волос, невероятно стойкую женщину. Стойкую даже тогда, когда стойкость следовало отменить – вместе с правилами приличий, и треснуть кулаком по столу, и сказать нет. Но она не могла.

Я, советская школьница, злилась на нее безмерно: ну как же так, ну что это за принципы, из-за которых нельзя поставить зарвавшуюся дрянь на место... Но ни на секунду не усомнилась в твердости этих принципов. И в том, что – нельзя. Ей – нельзя.

В том, старом, великом БДТ были несколько актеров – если и не с дефектом речи, то не с той идеальной речевой выучкой, какой отличались актеры мхатовской школы. Копелян, Шарко, Юрский, Тенякова – все они имели некоторые проблемы с дикцией, и это было слышно и из зрительного зала. Поразительная вещь: эти их речевые особенности не только не раздражали, а и придавали их героям дополнительный шарм.

То, что героини Шарко слегка «пришепетывали», делало их всех детски-беззащитными, подчас даже несмотря на всю их стальную волю. А эти прозрачные глаза, и обиженный рот, и ломкий голос впечатывались в память раз и навсегда...

...Я смотрела два генеральных прогона «Трех мешков сорной пшеницы» – еще с Копеляном в роли Ведущего, незадолго до его смерти. Шарко играла там Маньку, старую колхозницу. Маленькая роль, слишком маленькая для звезды такого масштаба, как она.

Но когда арестовывали председателя колхоза, инвалида войны Кистерева, и Манька начинала причитать – то ли выть, то ли петь – когда буквально «вся шерсть на теле вставала дыбом» от этого ее плача, понятно делалось, зачем здесь Товстоногову была нужна именно Шарко.

...После смерти Копеляна я не ходила больше смотреть «Три мешка». Мне уже муж и друзья рассказывали, как «покоцали» спектакль цензурой, но про Маньку никто ничего не говорил.

И я спросила мужа: «А Шарко?». Муж вытаращил на меня глаза: «Какая Шарко? Ты с ума сошла, что ли? Не было там Шарко... Ой, вру... была... чуть ли не в массовке...».

И я после допроса с пристрастием узнала, что плач Маньки тоже вымарали из спектакля.

Вот я не знаю, что должна была испытывать актриса, получающая одну роль в сезоне, в лучшем случае, и не всегда это была центральная роль (а ее, молодую и прелестную, еще и «старить» начали чуть ли не с 1970-х), и подчас эта роль «чуть ли не в массовке» и существовала в спектакле ради одной сцены этого плача, и без него уже не стоила ничего...

Я пытаюсь представить себе, что она в тот миг чувствовала – и не могу. Не хочу. Духу не хватает впустить это чувство внутрь себя, потому что лишь догадываться могу, какая это была жуть и травма.

Вот у нее как-то всегда была – жуть и травма, видно, судьба такая. Потому что ей досталась одна из самых заметных и наверняка – самая уникальная роль в кино начала 1970-х. Переводчица Евгения Васильевна из «Долгих проводов» режиссера Киры Муратовой – чуднАя, беззащитная, упрямая, самолюбивая, жалкая, прекрасная. Всякая...

Конкуренцию ей могла составить разве что Паша Строганова – Чурикова из «Начала». Только Паша была вознесена до небес (заслуженно), а Евгению Васильевну – вместе с пленкой – «смыли».

Все 500 копий фильма смыли, три осталось – по копии под кроватью у режиссера, автора сценария и исполнительницы главной роли. Исполнительнице досталась копия... для глухонемых. Без звука, но с субтитрами. И вот эту копию она, по просьбе Товстоногова, показала у себя в театре. И потом плакала.

У нее после тоже были очень хорошие роли в хороших фильмах – и секретарша в «Дне приема по личным вопросам» Соломона Шустера, и завуч школы в «Чужих письмах» Ильи Авербаха, и чудесная дуэнья в «Собаке на сене» Яна Фрида, и потрясающая буфетчица Камелия в «Случайных пассажирах» Михаила Ордовского.

Но, как и Тамара в «Пяти вечерах», Евгения Васильевна в «Долгих проводах» была не просто роль. Это была судьба. Которую смыли.

Она в 1990-е переиграла много разных старух, хотя уж кем-кем, а старухой она не была – до самого последнего дня. В фильмах «Луной был полон сад» Виталия Мельникова, в «Арифметике убийства» Дмитрия Светозарова...

Но по-настоящему в сердце врезалась одна из ее старух – баба Дуся из «Бандитского Петербурга». Уборщица. В прошлом – следователь-важняк.

Внезапно в этой эпизодической роли Шарко сыграла все, все в этот эпизод упихала, что было дорогого и важного за всю предыдущую жизнь: и язвительность, и ломкость, и несгибаемость, и злость, и обиду, и иронию. Все невысказанное и недосказанное, все несыгранное и недобранное. Такой плотности и мощи, такого душевного надрыва получился эпизод – не в размер всем остальным персонажам фильма, беспощадно разметавший их всех в разные стороны – как боец-тяжеловес бойцов в весе пера...

Эта небольшая роль стала квинтэссенцией образа Зинаиды Шарко.

Над этим талантом и этой силой духа время было не властно. Время – и в смысле «длина жизни», время – и в смысле «эпоха безвременья и упадка».

Она свою жизнь прожила непобежденной.

И ушла – непобежденной.

Потрясающая судьба. Потрясающая личность.

Ей даже слово «легенда» не по росту. Потому что легендой становится лишь смытая в море скала.

Скала, продолжающая возвышаться над морем, не легенда. Как бы этого не хотелось иным болотным кочкам.

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 143 (5760) от 08.08.2016.

Комментарии

Самое читаемое

#
#
Почему Анну Старобинец признали лучшим фантастом Европы
01 Августа 2018

Почему Анну Старобинец признали лучшим фантастом Европы

Как случается с любой более-менее резонансной литературной наградой, от Нобелевской премии до «Большой книги», одни коллеги поздравляли московскую писательницу с победой, другие шумно негодовали.

Михаил Пиотровский: «Есть великие примеры»
02 Июня 2018

Михаил Пиотровский: «Есть великие примеры»

Директор Эрмитажа - об автономности культуры, уголовных делах, связанных с хищениями в музее и о прошедшем Юридическом форуме.

Сказать всё, никого не обидев
12 Июля 2017

Сказать всё, никого не обидев

Музей работает для всех, но ему важна понимающая аудитория. Есть люди, которые все понимают, ориентироваться надо на них. Сегодня это важно.

Уроки танца не кончаются
13 Июня 2017

Уроки танца не кончаются

Состоялся 275-й выпуск Академии русского балета им. А. Я. Вагановой. По давней традиции, в июне выпускники демонстрируют свои таланты на сцене Мариинского театра в рамках фестиваля «Звезды белых ночей...

Гений места движет фестиваль
25 Мая 2017

Гений места движет фестиваль

XXV, международный фестиваль «Дворцы Санкт-Петербурга» откроется 31 мая в Эрмитажном театре концертным исполнением оперы «Сельская честь» Масканьи.

Великая Победа глазами потомков
19 Мая 2017

Великая Победа глазами потомков

В нарядном недавно отреставрированном Доме журналиста на Невском вчера было непривычно, по-школьному, шумно...

Вся ночь впереди
19 Мая 2017

Вся ночь впереди

Завтра в 10-й раз в Петербург придет «Ночь музеев» - одно из главных культурных событий года.

Гранатовый браслет из Гатчины
02 Мая 2017

Гранатовый браслет из Гатчины

В Гатчине подвели итоги XXIII кинофестиваля «Литература и кино».

Кармен-сюита
25 Апреля 2017

Кармен-сюита

Удивительное дело: ни в одной другой экранизации не было так очевидно, что эти двое совершенно не созданы друг для друга...

Уважение рождается в борьбе
09 Марта 2017

Уважение рождается в борьбе

Благодаря музею Исаакий стал гражданской святыней, обрел значение, которое выдвинуло его в первый ряд памятников Петербурга. Музеи всегда оказываются на передовой линии борьбы за цивилизацию. Они подч...

Михаил Пиотровский: Исаакий себя защитит
02 Февраля 2017

Михаил Пиотровский: Исаакий себя защитит

Я написал письмо Патриарху Кириллу. Пресс-секретарь Святейшего сообщил, что Патриарх готов встречаться и обсуждать эти вопросы.

Как сэкономить на культуре
15 Декабря 2015

Как сэкономить на культуре

Посещение музеев, особенно всей семьей, обычно влетает в копеечку и для многих становится роскошью. Сегодня мы расскажем о том, как можно сэкономить, напомним о бесплатных днях и льготах.