Мы берем в руки инструменты и играем. Никакой философии

Анна КОВАЛЬСКАЯ и Антон БИРУЛЯ выступают дуэтом два года, вышел их первый совместный диск. На недавнем концерте в Малом зале Филармонии был аншлаг — в Петербурге, оказывается, живет множество поклонников барочной лютни, барочной гитары и теорбы. Для тех, кто пока не входит в их число, подскажу: барочная гитара — это бабушка гитары классической а странное название «теорба» принадлежит струнному инструменту с непропорционально длинным грифом и волшебным звуком. Антон и Анна больше всего времени проводят в голландском городе Гаага. Там находится Королевская консерватория, куда Анна поступила в прошлом году, а Антон ее уже закончил. Старинной музыкой Антон занимается 10 лет, а Анна — года три. С музыкантами встретилась журналист Мария КАМЕНЕЦКАЯ.

Мы берем в руки инструменты и играем. Никакой философии  |

— Странно будет, если я не спрошу, почему вы выбрали такие необычные инструменты.

Антон: Из-за музыки. Лютня была самым популярным инструментом в XVI — XVIII веках, и существует огромный пласт прекрасной музыки, которую на других инструментах исполнять невозможно. Ведь то, что написано в ту или иную эпоху, играть нужно на инструментах той поры. Это касается всех времен и всех стран. Например, в Голландии немало людей, которые очень любят Россию, русскую культуру, и они играют на балалайках русские песни.

— Эпоха барокко вам близка?

Антон: Конечно, мы изучаем эпоху и то, как жили люди, но давайте не будем говорить о каких-то философских глубинах. Мы просто берем в руки инструменты и играем. Никакого маскарада, исторических костюмов, париков. На Западе некоторые музыканты, исполняющие старинную музыку, одеваются в соответствующие наряды и во время концерта устраивают театрализованные представления. Они очень любят рассуждать о глубине, о притягательности эпохи... Нет чтобы сесть и часиков пять подряд позаниматься.

— Трудно поступить в Королевскую консерваторию в Гааге?

Антон: Да нет, надо просто очень хотеть. Вот Аня очень хотела и в прошлом году получила стипендию на обучение, потому что она хорошо играет и блестяще сдала экзамен. На Западе все гораздо проще, если ты что-то собой представляешь. Ты приходишь, честно сдаешь экзамен и получаешь место. Вот и все.

Анна: Вступительный экзамен в консерваторию можно было сдавать по кассете или приехать. Я приехала, они решили, что я им подхожу. Поскольку денег на учебу не было, мы писали разные письма, и в итоге благодаря Нидерландской организации по международному сотрудничеству в области высшего образования мне дали стипендию.

— Я слышала, как зрители на вашем концерте с умилением говорили друг другу: «Посмотрите, как они трогательно общаются, переглядываются, шепчут что-то друг другу!». Вы так друг друга поддерживаете?

Анна: Не знаю, мы же не репетируем, как на концерте будем общаться. Само собой получается.

Антон: На это обращают внимание, потому что раньше такое поведение было не принято. Даже настроить инструмент на сцене было проблемой. Музыкант уходил за кулисы, там настраивался, потом возвращался. При этом в напряжении находились и он, и зрители. Хотя старинная музыка очень демократична, она сродни джазу и рок-музыке. В ней много импровизаций, а возрождение лютни и бум рок-музыки пришлись на одно время — на шестидесятые годы. Это все очень близко. Недаром многие лучшие лютнисты играли на акустической электрогитаре.

— Можно сказать, что сейчас растет интерес к старинной музыке?

Антон: Смотря где. В России появились фестивали старинной музыки, есть несколько хороших коллективов, а многие известные исполнители стали приезжать сюда с выступлениями. Сейчас на наших концертах, как правило, полные залы. Впрочем, когда я в 1995 году играл свои первые концерты, зрителей тоже было много. Не могу понять, почему. Например, в Европе лютня и инструменты эпохи барокко пользовались популярностью лет десять назад (сейчас это уже идет на спад). Но и тогда даже самым великим людям, которые играют на лютне, удавалось собрать сто — сто пятьдесят зрителей, вряд ли больше. Наверное, в России такой интерес оттого, что в советские времена вокруг старинной музыки витала аура запрета. Все лютневые энтузиасты по кухням сидели — пойти было некуда. Кстати, сейчас мы готовим программу произведений Баха и в ближайшее время собираемся сыграть пробный концерт дома — для друзей, знакомых музыкантов. Двести лет назад такие домашние выступления были в моде.

— Мне казалось, что «квартирники» — привилегия рок-музыкантов. А на гастрольной деятельности сказывается популярность или непопулярность инструментов?

Антон: Мы нигде постоянно не живем, поэтому сложно сказать, где мы гастролируем. Но ездим довольно часто — в Польшу, Германию, Болгарию. В Петербурге мы не очень частые гости, выступаем примерно раз в год.

— Вас везде хорошо принимают?

Анна: Аплодируют хорошо везде. Правда, аплодисменты — это довольно опасная вещь. Приятно, конечно, но мы-то всегда гораздо строже к себе, чем зрители, близкие или друзья.

Антон: Вот если бы на фестивале старинной музыки в Бостоне или в Утрехте все мэтры лютневого искусства нам так аплодировали — это была бы оценка!

— Я замечала, что в быту актеры, рассказывая о каком-нибудь событии, непроизвольно разыгрывают сценки, литераторы вспоминают книги и литературных персонажей... Бывает так, что повседневные ситуации вы соотносите с музыкой и ее авторами?

Анна: Да, особенно в комичных ситуациях. Знаете, в эпоху Гайдна и Моцарта были тысячи смешных композиторов, которые писали очень комичную музыку.

Антон: На поздних этапах лютни, когда она уже вымирала, эти композиторы, к сожалению, слишком много творили для этого инструмента. Такой музыки — километры, и она глупа до безумия.

— Что значит «глупая музыка»?

Антон: Однажды мы с другом нашли на даче журнал «Юность» за тот год и за тот месяц, когда Бродского выкинули из страны. Конечно, открыли раздел «Поэзия», где было напечатано какое-то странное стихотворение. В таком контексте оно показалось удивительно глупым. В одном пространстве встретились несоизмеримые величины. Точно так же иногда обстояли дела и в старинной музыке.

Анна: Иногда приходится такие вещи играть, потому что за исполнение «глупой» музыки и сейчас хорошо платят.

— Почему?

Антон: Тогда-то в таком-то дворце такой-то страны была написана, например, соната. Находят старинный манускрипт, и музыка исполняется впервые. Под это можно найти деньги и организовать концерт. В XVIII веке жил великолепный композитор Березовский, который помимо совершенно гениальных концертов для хора писал довольно странные сонаты для скрипки и клавесина. Может быть, учил кого-то во дворце... Но ведь сонату нашли! И на одном из фестивалей мы с Виктором Соболенко «впервые исполняли русскую барочную музыку». Причем на виоле да гамба и теорбе — инструментах, которые вряд ли имел в виду Березовский. Администрации это было важно, и это было чуть ли не условием. Конечно, хочется когда-нибудь зарабатывать достаточно, для того чтобы исполнять только ту музыку, какую нам самим хочется.

— Вы когда-нибудь хотели бросить музыку?

Анна: Нет, даже в голову не приходило.

Антон: Никогда. Однажды я хотел поменять инструмент, потому что не получалось так, как хотелось.

— И как справились?

Антон: Многочасовыми занятиями, упорным трудом. Другого пути нет.


Материал был опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 29 (2899) от 14.02.2003 года.


Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Михаил Пиотровский. Провокация в Венеции
05 Июня 2019

Михаил Пиотровский. Провокация в Венеции

Почему присутствие Эрмитажа на Венецианской биеннале вызвало у многих раздражение?

Лариса Малеванная: «Купчинскую квартиру выстроили  в Румынии – это дешевле»
22 Января 2019

Лариса Малеванная: «Купчинскую квартиру выстроили в Румынии – это дешевле»

Народная артистка России празднует сегодня юбилей – 80 лет. Наш автор пообщался с актрисой.

Делатель судеб. К 100-летию Игоря Владимирова
10 Января 2019

Делатель судеб. К 100-летию Игоря Владимирова

Его учеников-актеров было так много, что из них в Ленинграде с нуля был создан новый театр – Молодежный, который жив и сегодня.

Михаил Пиотровский. Что мы приносим в Петербург
19 Декабря 2018

Михаил Пиотровский. Что мы приносим в Петербург

Глава Эрмитажа – о прошедшем Дне музея и о том, что можно делать на Дворцовой площади.

«Иллюстратор» на фоне истории
13 Декабря 2018

«Иллюстратор» на фоне истории

Книга известного петербургского кинематографиста Дмитрия Долинина построена на воспоминаниях художника-иллюстратора Петра Воскресенского. Разберем ее составляющие.

Хирург запустил «Русский реактор» в Петербурге
08 Октября 2018

Хирург запустил «Русский реактор» в Петербурге

Фильм, снятый лидером Всероссийского мотоклуба «Ночные волки», представили в День рождения президента России.

Почему Анну Старобинец признали лучшим фантастом Европы
01 Августа 2018

Почему Анну Старобинец признали лучшим фантастом Европы

Как случается с любой более-менее резонансной литературной наградой, от Нобелевской премии до «Большой книги», одни коллеги поздравляли московскую писательницу с победой, другие шумно негодовали.

Михаил Пиотровский: «Есть великие примеры»
02 Июня 2018

Михаил Пиотровский: «Есть великие примеры»

Директор Эрмитажа - об автономности культуры, уголовных делах, связанных с хищениями в музее и о прошедшем Юридическом форуме.

Александр Петров, родившийся заново
01 Февраля 2018

Александр Петров, родившийся заново

Саша Петров поставил исповедальное поэтически-музыкальное шоу «#Зановородиться» по собственным стихам и издал книгу, которая вышла в январе.

Топ-100 от РОСФОТО
17 Июля 2017

Топ-100 от РОСФОТО

Свое 15-летие музейно-выставочный центр РОСФОТО отмечает выставкой ста лучших фотографий из собственной коллекции.

Сказать всё, никого не обидев
12 Июля 2017

Сказать всё, никого не обидев

Музей работает для всех, но ему важна понимающая аудитория. Есть люди, которые все понимают, ориентироваться надо на них. Сегодня это важно.

Юность покоряет олимп в Петербурге
20 Июня 2017

Юность покоряет олимп в Петербурге

На XXII международном фестивале «Музыкальный олимп» выступили лауреаты самых престижных конкурсов последних лет из семнадцати стран, среди которых значились не только США и Германия, но также Египет, ...