Могучий гул в шелесте страниц

В Музее Анны Ахматовой представили книгу «Золотая клинопись фонарей в Фонтанке». Она написана старшим научным сотрудником музея Татьяной Поздняковой и директором Ниной Поповой.

Могучий гул в шелесте страниц | Петр Нерадовский. Портрет Владимира Шилейко из фондов Музея Анны Ахматовой в Фонтанном доме. 1922. ФОТО Игоря ЛЮБИМОВА

Петр Нерадовский. Портрет Владимира Шилейко из фондов Музея Анны Ахматовой в Фонтанном доме. 1922. ФОТО Игоря ЛЮБИМОВА

В книге - сплетения судеб Анны Ахматовой и Владимира Шилейко, самого странного из всех ее мужей, выдающегося востоковеда, поэта, переводчика, знавшего, по одной версии, 40 языков, по другой - 62. А также сплетения времен: далекого прошлого, теряющегося в глубине даже не веков - тысячелетий, и двадцатого столетия, Ассирии и России. И еще - таинственные связи между эпосом «Гильгамеш», который перевел Владимир Шилейко, и стихами Ахматовой, ее «Поэмой без героя», пьесой «Энума элиш. Пролог, или Сон во сне».

Началась презентация с прогулки по старинному саду Фонтанного дома, еще не очнувшемуся после зимней летаргии. Мы собрались у северного флигеля Шереметевского дворца, где Ахматова и Шилейко прожили с 1917-го по 1920 год. Татьяна Сергеевна Позднякова показала нам окна мрачной сырой комнаты, которую они делили друг с другом. Жили очень бедно. «На двоих - одна шинель и одна папироса», - вспоминала позже Ахматова это странное и страшное время. Владимир Казимирович ночи напролет разбирал покрытые клинописью шумерские глиняные таблички, которые лежали у них в вазочке на столе, как печенье. Настоящего печенья в обескровленном революцией Петрограде было не сыскать. Впрочем, Владимир Шилейко вряд ли замечал это. Он был кофеманом, этот напиток нередко заменял ему завтрак, обед и ужин. Свое жилище они называли «Шумерийской кофейней».

Сложнее было не замечать то, что происходило вокруг, когда расстреливали прямо на улицах. Как можно было защититься от ужаса, не сойти с ума? Только бегством в заповедное пространство культуры. Ахматова жила с Шилейко, будто проходила послушание в монастыре. Она целыми днями записывала тексты, созданные 46 веков назад, которые он диктовал ей, расшифровывая клинопись прямо «с листа». Так рождался перевод древнего эпоса «Гильгамеш».

«Ахматова и Гильгамеш, Ахматова и аккадская культура - 26 веков до нашей эры... Но, оказывается, это очень важно для того, чтобы понять, какого масштаба перед нами поэт и личность, как она противостояла превращению людей в зараженную идеологическими лозунгами массу, - рассказала Нина Попова. - Мы хотели проследить, как аукнулось в творчестве Ахматовой это погружение в ассиро-вавилонскую глубину, как отразилась это в ее творчестве тридцатых и шестидесятых годов, особенно в драме «Энума элиш. Пролог, или Сон во сне».

Среди табличек было много древних магических заклинаний. В частности, магические формулы, с помощью которых можно было вызвать мертвых. Погребальным ритуалам, сложившимся еще в древности, всегда уделялось большое внимание. Считалось, что души непогребенных и неоплаканных мертвецов не могут обрести покой. В стихах Ахматовой отразились эти заклинания, она вызывала тени Николая Гумилева и Бориса Пильняка, дорогих ей людей, которые стали жертвами революции и не обрели даже могил, чтобы провести над ними символический ритуал, оплакать и восстановить складывающийся в течение тысячелетий порядок вещей. О мертвых, неоплаканных, которых невозможно вернуть, - «Новогодняя баллада», написанная Ахматовой в 1923 году.

Заключительная глава книги посвящена загадочной драме «Энума элиш», написанной Ахматовой в Ташкенте в эвакуации, а затем сожженной. Описанные в ней события происходят в пространстве Фонтанного дома, который был для Ахматовой отчасти «Элизиумом теней».

«Когда мы говорим о пьесе «Энума элиш», мы, конечно, не исчерпываем ее только обращением к ассиро-вавилонскому эпосу. У этой пьесы миллион разных комментариев: здесь можно говорить и о быте, именно быте Ахматовой, и о боярыне Морозовой, из жития которой она тоже берет материал, и о Жанне д,Арк... Мы не знаем последовательности текста «Энума элиш», мы не знаем композиции, а может, и не нужно было этой композиции Ахматовой... Эта пьеса во многом предвосхищает и Беккета, и Ионеско, и Кафку», - считает Татьяна Позднякова. По ее словам, в пьесе можно найти и параллели с романом Булгакова «Мастер и Маргарита», в котором тоже сочетаются несколько планов - бытовой, сатирический и мистический. В пьесе Ахматовой есть эвакуированные в Ташкент писатели с портфелями, откуда торчат выданные пайки - селедочные головы и хвосты, висящий на мухе портрет Сталина, орел Федя, записывающий тексты под диктовку героини.

Первая часть книги называется «Шумерийская кофейня», а вторая «Могучий гул в тихом шелесте страниц» - это строчка из стихотворения Шилейко.

Это о том, что Бог сохраняет все, как написано по-латыни на фронтоне Шереметевского дворца, рукописи не горят, а «царственное слово» оказывается долговечнее, чем сталь и мрамор.

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook

Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Эротика в обмен на продукты. Как художник Сомов выживал в Петрограде
21 Августа 2019

Эротика в обмен на продукты. Как художник Сомов выживал в Петрограде

Русский музей развернул в Михайловском замке выставку к 150-летию Константина Сомова.

Иронический оптимизм от Тарантино. О чем рассказывает фильм «Однажды в... Голливуде»
16 Августа 2019

Иронический оптимизм от Тарантино. О чем рассказывает фильм «Однажды в... Голливуде»

В своей картине режиссер противопоставляет жизненную правду - и ее вечную, несокрушимую экранную имитацию.

Перчик под дождем. Как прошел фестиваль «Оперетта-парк» в Гатчине
06 Августа 2019

Перчик под дождем. Как прошел фестиваль «Оперетта-парк» в Гатчине

Оперетта хороша в любое время года, но летом - особенно.

Михаил Пиотровский. Не отрекаясь и не проклиная
31 Июля 2019

Михаил Пиотровский. Не отрекаясь и не проклиная

Настал важный момент для культуры нашей страны: идет война за то, как она будет развиваться дальше.

Люди земли и неба. Какими были Семен Аранович и Илья Авербах
29 Июля 2019

Люди земли и неба. Какими были Семен Аранович и Илья Авербах

Вспоминаем двух советских режиссеров.

Маринист на рейде. 35 картин и рисунков Айвазовского представили на выставке в Кронштадте
03 Июля 2019

Маринист на рейде. 35 картин и рисунков Айвазовского представили на выставке в Кронштадте

Участие коллекционеров позволило наглядно показать контрасты художника, которого одинаково занимали темы бури и покоя.

Граф поклонялся искусству. В Эрмитаже представили коллекцию Строганова
27 Июня 2019

Граф поклонялся искусству. В Эрмитаже представили коллекцию Строганова

Живопись, акварели, скульптура, фарфор, мебель, редкие книги — все это показывает хороший вкус коллекционера.

Анна Нетребко впервые исполнила в России партию Аиды в опере Верди
13 Июня 2019

Анна Нетребко впервые исполнила в России партию Аиды в опере Верди

Это случилось на исторической сцене Мариинского театра на фестивале «Звезды белых ночей».

В особняке Карла Шредера открыли доступ в кабинет хозяина
11 Июня 2019

В особняке Карла Шредера открыли доступ в кабинет хозяина

Туда можно попасть с экскурсией просветительской программы «Открытый город».

Открыли архивы: неожиданные повороты в судьбах известных зданий Петербурга
10 Июня 2019

Открыли архивы: неожиданные повороты в судьбах известных зданий Петербурга

О том, как решения властей отражались в судьбе самых известных объектов города, можно узнать на выставке.

«Теперь у нас подлецов не бывает». Размышления о спектакле «Мертвые души» в Театре имени Ленсовета
08 Июня 2019

«Теперь у нас подлецов не бывает». Размышления о спектакле «Мертвые души» в Театре имени Ленсовета

Спектакль молодого режиссера Романа Кочержевского – это тоска по живой душе в круговороте душ мертвых.

Михаил Пиотровский. Провокация в Венеции
05 Июня 2019

Михаил Пиотровский. Провокация в Венеции

Почему присутствие Эрмитажа на Венецианской биеннале вызвало у многих раздражение?