Любовь. Деньги. Голод

«Трилогия моей семьи» режиссера Люка Персеваля, поставленная в театре «Талия» из Гамбурга по мотивам романов Эмиля Золя («Западня», «Нана», «Жерминаль», «Человек-зверь» и «Деньги»), произвела фурор на XXVII международном фестивале «Балтийский дом». Фестиваль завершается завтра.

Любовь. Деньги. Голод | ФОТО предоставлено организаторами фестиваля

ФОТО предоставлено организаторами фестиваля

Театральная Россия познакомилась с Люком Персевалем, одним из ведущих европейских режиссеров, в 2005 году, когда на фестивале «Балтийский дом» показали его мюнхенского «Отелло». Свой первый российский спектакль - «Макбет» - Персеваль также поставил в «Балтийском доме». За десятилетие петербургский зритель мог увидеть несколько работ режиссера: и до того, как он стал главным режиссером гамбургского театра «Талия», и после. «Вишневый сад», привезенный в Петербург пять лет назад, врезался в память как одно из самых точных воплощений пьесы Чехова, от показанных позже «Братьев Карамазовых» осталось ощущение непреодоленной литературности. Но в любом случае Персеваль из тех режиссеров, чей единственный спектакль может «сделать фестиваль».

В афише XXVII «Балтийского дома» у «Трилогии моей семьи» были очень сильные конкуренты: «Имитация жизни» Корнеля Мундруцо, «Магадан» Юрия Погребничко и «Ближний город» Кирилла Серебренникова. Но можно смело предположить, что кульминацией программы стала именно трилогия Персеваля: марафон из трех спектаклей - «Любовь», «Деньги» и «Голод», поставленных с промежутком в год (первая часть выпущена в 2015-м, третья - месяц назад) и образующих грандиозное сценическое полотно.

Проводив в прошлое чеховскую Раневскую с ее предсмертными видениями прожитой жизни и развернув страсти семьи Карамазовых, Персеваль всмотрелся в историю французского семейства Ругон-Маккаров. Отец натурализма Золя выписал ее с дотошностью социолога и естествоиспытателя, исследующего генетику, но с оглядкой на античность, когда в циклах мифов и трагедий рассматривалась трагедия «проклятого рода». Три спектакля в Петербурге сыграли в один день с полудня до позднего вечера, причем на поклоны актеры вышли только в конце третьей части, то есть трилогия демонстрировалась как единая постановка. Ее цельность обеспечила и сценография Аннет Курц - одна на весь «марафон» установка, но в каждой части по-разному освоенная: деревянный планшет резко вздыблен волной, застывшим «валом», задавая оппозицию «верх - низ».

И в то же время каждый из спектаклей вполне самодостаточен, более того - они открыты разными ключами и по-разному интонированы. Мне лично больше всего понравилась первая часть - «Любовь». Возможно, сказывается, что актеры играют этот спектакль уже два года, то есть он более ими «обжит». Но важно, что именно здесь не было ощущения иллюстративности. Сюжетные линии разных романов режиссер монтирует с кружевной тонкостью, сложно меняя, как в кино, планы: от дальнего - к крупному. Сцены наплывают друг на друга легко и поэтично, все персонажи в основном находятся на глазах зрителя.

Трилогия не ведает щемящей нежности чеховских спектаклей Персеваля, его отношение к героям Золя сухо и беспристрастно. Но только в «Любви» возможен удивительный момент: Габриэла Мария Шмайде, играющая Жервезу, в самом начале сценического пути своей героини подсаживается к музыканту, играющему на электрогитаре у первого ряда зрителей, и напевает под грустную мелодию, напоминающую модернизированную балладу. В этом - предчувствие судьбы, и это редкий для спектакля «крупный план» и момент лирического выдоха.

Во второй части - «Деньги» - взята более приземленная оптика. Сценография дополнена лестницей, обозначающей попытки забраться на социальные вершины. Отношения между персонажами словно проявлены рентгеном, оголены и принимают заостренное пластическое выражение. Спектакль в целом заявлен как «эпический театр»: перед зрителем возникают не события, выхваченные из реальности, а рассказ о них, функция рассказчика переходит от одного актера к другому. Во второй части внимание сосредоточено на дочери Жервезы Нана, которая добивается социального благополучия женскими чарами. Тут брехтовская рациональность театра из Гамбурга позволяет сбросить покровы французского флера. И тем самым добиться исключительной ясности смысла.

Третья часть, «Голод», - самая социальная, обращенная к «униженным и оскорбленным». Здесь звучит протест против социальной несправедливости и чувствуется движение в сторону театра трагической формы. Действие набирает мощь локомотива, сорвавшегося с рельсов. Ода Тормайер читает монолог о женщинах, которые, не в силах совладать с накопившимся унижением, глумились над телом покойного лавочника. Актриса выглядит эринией, богиней мести, достигает силы героинь древнегреческих трагедий.

Впечатление от этой трилогии - как набранный в легкие горный воздух, который еще предстоит выдохнуть. Она не предполагает немедленного осмысления. Нужно думать. Скажем только, что в наше время, которое, казалось бы, не выносит больших и связных историй, мы увидели спектакль-роман с очень сложной структурой, смелый и в то же время деликатный по отношению к литературному источнику. Не пресловутая «деконструкция смыслов» - но мастерская режиссерская конструкция. Грандиозные актерские работы. И если вдруг потомки обвинят театр нашего десятилетия в мелкотемье и отсутствии масштаба, у нас есть в запасе мощный контраргумент - трилогия Персеваля по произведениям Золя.

#«Трилогия моей семьи» #Люк Персеваль #Золя

Комментарии

Самое читаемое

#
#
Почему Анну Старобинец признали лучшим фантастом Европы
01 Августа 2018

Почему Анну Старобинец признали лучшим фантастом Европы

Как случается с любой более-менее резонансной литературной наградой, от Нобелевской премии до «Большой книги», одни коллеги поздравляли московскую писательницу с победой, другие шумно негодовали.

Михаил Пиотровский: «Есть великие примеры»
02 Июня 2018

Михаил Пиотровский: «Есть великие примеры»

Директор Эрмитажа - об автономности культуры, уголовных делах, связанных с хищениями в музее и о прошедшем Юридическом форуме.

Сказать всё, никого не обидев
12 Июля 2017

Сказать всё, никого не обидев

Музей работает для всех, но ему важна понимающая аудитория. Есть люди, которые все понимают, ориентироваться надо на них. Сегодня это важно.

Уроки танца не кончаются
13 Июня 2017

Уроки танца не кончаются

Состоялся 275-й выпуск Академии русского балета им. А. Я. Вагановой. По давней традиции, в июне выпускники демонстрируют свои таланты на сцене Мариинского театра в рамках фестиваля «Звезды белых ночей...

Гений места движет фестиваль
25 Мая 2017

Гений места движет фестиваль

XXV, международный фестиваль «Дворцы Санкт-Петербурга» откроется 31 мая в Эрмитажном театре концертным исполнением оперы «Сельская честь» Масканьи.

Великая Победа глазами потомков
19 Мая 2017

Великая Победа глазами потомков

В нарядном недавно отреставрированном Доме журналиста на Невском вчера было непривычно, по-школьному, шумно...

Вся ночь впереди
19 Мая 2017

Вся ночь впереди

Завтра в 10-й раз в Петербург придет «Ночь музеев» - одно из главных культурных событий года.

Гранатовый браслет из Гатчины
02 Мая 2017

Гранатовый браслет из Гатчины

В Гатчине подвели итоги XXIII кинофестиваля «Литература и кино».

Кармен-сюита
25 Апреля 2017

Кармен-сюита

Удивительное дело: ни в одной другой экранизации не было так очевидно, что эти двое совершенно не созданы друг для друга...

Уважение рождается в борьбе
09 Марта 2017

Уважение рождается в борьбе

Благодаря музею Исаакий стал гражданской святыней, обрел значение, которое выдвинуло его в первый ряд памятников Петербурга. Музеи всегда оказываются на передовой линии борьбы за цивилизацию. Они подч...

Михаил Пиотровский: Исаакий себя защитит
02 Февраля 2017

Михаил Пиотровский: Исаакий себя защитит

Я написал письмо Патриарху Кириллу. Пресс-секретарь Святейшего сообщил, что Патриарх готов встречаться и обсуждать эти вопросы.

Как сэкономить на культуре
15 Декабря 2015

Как сэкономить на культуре

Посещение музеев, особенно всей семьей, обычно влетает в копеечку и для многих становится роскошью. Сегодня мы расскажем о том, как можно сэкономить, напомним о бесплатных днях и льготах.