Легкий голос из «машины времени»

Знаменитая сопрано Джемма Бертаньолли дебютировала в Большом зале Филармонии вместе с ансамблем «Итальянские виртуозы», представив свое искусство барочного пения, хрупкое, как венецианское стекло.

 Легкий голос из «машины времени» | ФОТО Станислава ЛЕВШИНА предоставлено пресс-службой Филармонии

ФОТО Станислава ЛЕВШИНА предоставлено пресс-службой Филармонии

Музыка барокко, в частности Вивальди, в особенности ее вокальная составляющая, как выясняется опытным путем, публике очень интересна и желанна: в зале не было свободных мест. Не исключено, что свою громадную роль в популяризации барочного наследия сыграла Чечилия Бартоли, словно бы дав своим соотечественницам особые полномочия на продолжение этого благородного дела. В перерыве между отделениями одна любительница заявила мне, что для нее существуют две певицы - Бартоли и Лежнева.

На самом же деле барочных виртуозок, обладающих подвижными, легкими, сверкающими голосами, в Европе немало. Можно привести более десятка, среди них и Сандрин Пьо, и Натали Штуцман, и Энн Халленберг, и Доротея Милдс, и Анна Прохаска, и Дельфин Галу, и много кто еще, способный создавать своим пением и искусством аффектов эффект «машины времени». Вопрос лишь в расторопности филармонического менеджмента, а вокальный век виртуозок хотя и длиннее балетного, но в целом не так уж и долог.

Джемма Бертаньолли, уроженка Больцано, захватила зал ювелирной обработкой своего небольшого, но красивого голоса. Она предоставила (хотя и очень ненадолго, поскольку исполнила не так много арий, как бы мечталось) роскошную возможность послушать эту пресловутую барочную виртуозность, которая была хлебом насущным для композиторов, исполнителей и публики триста лет назад. Итальянцы привезли редкий репертуар, если не считать хит нынешнего филармонического сезона - «Времена года» Вивальди, которому было отдано второе отделение. В первом «Итальянские виртуозы» как из рога изобилия сыпали неизвестными для широкого слушателя названиями.

Концерт открылся симфонией к опере «Истина в испытании», в которой оркестр не старался показать какой-либо уникальный блеск - скорее, способность быть деликатным аккомпаниатором, что и демонстрировал на протяжении всего отделения. К Джемме Бертаньолли публика прислушивалась, ее голос завораживал постепенно. «Выходной» номер Джеммы - ария Эрсиллы из «Роланда, мнимого безумца» показала, насколько чутко певица вписывается в инструментальный контекст, звуча как еще один доминирующий инструмент вокально-оркестрового целого. Оптимальная громкость, баланс сопрановых и меццо-сопрановых красок, феноменальное истаивание звука заставляли неметь перед шедеврами и погружаться в сладкое забвение проблем повседневности. Хрустальное сияние колоратур Бертаньолли напоминало об искусстве венецианского стеклянного кружева, играющего всеми красками на солнце.

Концерт строился, как и предписывает эстетика барокко, на контрастах. После убаюкивающей любовной лирики в арии Amato ben царицы Ипполиты из «Геракла на Термодонте» под аккомпанемент уже не оркестра, а лишь трио с клавесином настал черед бодрящей увертюры к опере с соответствующим названием - «Олимпиада». А за ней слушателей резко поместили в леденящую тень трагедии - в арии Фарнака Gelido in ogni vena из «Фарнака». Бертаньолли заставила слушателей испить горестную чашу этого героя до дна.

Финалом вокальной части программы стала неистовая ария мести из оратории «Торжествующая Юдифь» - ария Вагуса, слуги Олоферна, яростно и отчаянно призывающего явиться злобных фурий. Бертаньолли превратила скромную филармоническую публику в подобие той, что многократно вызывала на бисы своих барочных кумиров - магических кастратов. А потому заслужила два щедрых биса - In furore и по контрасту с ним - нежнейшую, полную жертвенного откровения арию Красоты, отказавшейся от удовольствия, Tu del ciel ministro eletto из оратории «Триумф времени и разочарования» Генделя.

#Джемма Бертаньолли #барокко #концерт

Комментарии

Самое читаемое

#
#
Михаил Пиотровский рассказал о «дороге жизни» для культуры
16 Мая 2018

Михаил Пиотровский рассказал о «дороге жизни» для культуры

Директор Эрмитажа - о выставке Ильи и Эмилии Кабаковых, текущих проектах музея и о преодолении мировых проблем с помощью культуры.

 Пространство держат музеи и церковь
02 Августа 2017

Пространство держат музеи и церковь

Один из лозунгов мирового музейного сообщества — сохранность и доступность наследия. Это касается всех. Памятники культуры должны быть доступны.

Сказать всё, никого не обидев
12 Июля 2017

Сказать всё, никого не обидев

Музей работает для всех, но ему важна понимающая аудитория. Есть люди, которые все понимают, ориентироваться надо на них. Сегодня это важно.

Искусство под дождем
30 Июня 2017

Искусство под дождем

Утеплиться, взять с собой зонтик, дождевик, плед, раскладной стульчик, что-нибудь согревающее в термосе. И вперед: туда, «где море огней».

Кармен-сюита
25 Апреля 2017

Кармен-сюита

Удивительное дело: ни в одной другой экранизации не было так очевидно, что эти двое совершенно не созданы друг для друга...

Уважение рождается в борьбе
09 Марта 2017

Уважение рождается в борьбе

Благодаря музею Исаакий стал гражданской святыней, обрел значение, которое выдвинуло его в первый ряд памятников Петербурга. Музеи всегда оказываются на передовой линии борьбы за цивилизацию. Они подч...

Михаил Пиотровский: Исаакий себя защитит
02 Февраля 2017

Михаил Пиотровский: Исаакий себя защитит

Я написал письмо Патриарху Кириллу. Пресс-секретарь Святейшего сообщил, что Патриарх готов встречаться и обсуждать эти вопросы.

  Есть вещи, над которыми не шутят
04 Февраля 2015

Есть вещи, над которыми не шутят

Главное наблюдение последних месяцев – общая девальвация. В частности, девальвация вкуса. Ее символ – фигура Гулливера на Большой Морской.