Главная городская газета

Из огня войны и революции

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Культура

Лицейский дух

Царскосельский лицей ругали многие. И один из последних по успеваемости лицеистов Александр Пушкин, и один из лучших учеников - Модест Корф... Читать полностью

Много слов для Вагнера

Исполнение всех четырех опер тетралогии «Кольцо нибелунга» Вагнера на Новой сцене Мариинского театра с 19 по 22 октября посвящено памяти Рихарда Тримборна. Читать полностью

Выставка одного экспоната

В Государственном музее истории религии открылась выставка одного экспоната «И. Айвазовский. Хождение по водам». Читать полностью

Сестрам больше не нужно в Москву

Юрий Грымов представил публике свою экранную версию чеховской пьесы. Читать полностью

Люди и страсти Елены Маркиной

В Театре Ленсовета состоялся бенефис народной артистки России Елены Маркиной, проработавшей на этой сцене более 50 лет. Читать полностью

Лучше, чем он, Хлестакова никто не играл

20 октября театральный Петербург отметит 90-летие со дня рождения народного артиста СССР Игоря Олеговича Горбачева. Читать полностью
Реклама
Реклама
Из огня войны и революции | Александра ДРОЗДОВА

Александра ДРОЗДОВА

Еще одну трагическую страницу в истории музея-заповедника «Царское Село» можно считать закрытой _ по крайней мере для четырех предметов, которые вернулись сюда спустя более чем семьдесят лет. Супруги Хармзен, Йенс и Франциска, живущие в Мюнхене, передали в музей то, что вывезли во время войны из оккупированных дворцов их отцы.

Отец Йенса Хайнц Хармзен был здесь в 1941 году, отец Франциски Франц Шюман _ в 1942-м. Во время войны они не были знакомы друг с другом. Будучи офицерами вермахта, оба занимались снабжением армии и квартировали в оккупированном Пушкине. Отсюда и «трофеи». Так в семье Йенса оказались икона и книга, а в семье Франциски _ две маленькие вазочки из Александровского дворца.

_ С нашим мюнхенским агентством интеллектуального туризма супруги Хармзен путешествуют уже много лет, _ рассказала Ксения Носова, выступающая доверенным лицом Хармзенов. _ Однако речи о том, что в их семье находятся предметы из Царского Села, прежде не было.

В июле этого года, после долго планировавшегося путешествия, супруги Хармзен впервые побывали в Царском Селе. И только здесь, потрясенные трагедией дворцового пригорода Петербурга во время войны, масштабами утрат и послевоенного возрождения, рассказали тот самый эпизод из истории своей семьи, который прежде не афишировали.

_ Решение вернуть предметы было для них достаточно эмоциональным моментом, _ пояснила Носова. _ Они очень не хотели устраивать никакой шумихи вокруг этого события. Это был спонтанный акт доброй воли. Я бы не стала называть это покаянием: они ведь не виноваты в том, что совершили их отцы. Сами они сказали так: «Наши отцы уже умерли, и мы думаем, что экспонаты должны занять свое законное место в Царском Селе. Надеемся, что это побудит других обладателей царскосельских трофеев вернуть их обратно в Россию».

Сотрудники музея-заповедника не скрывали своей искренней радости по поводу возвращения этих реликвий.

Как отметила директор ГМЗ «Царское Село» Ольга Таратынова, сейчас началась реставрация Александровского дворца, главная задача которой _ максимально вернуть ему тот облик, который он имел на момент нахождения здесь последнего императора и его семьи.

_ Мы пытаемся возвращать те вещи, которые когда-то были в Александровском дворце, _ отметила Таратынова. _ Что-то удается приобретать на аукционах. И жизнь нас радует _ в последние годы к нам стали обращаться потомки Романовых, а также потомки придворных, которые когда-то здесь жили. В частности, у нас теперь есть вещи, принадлежавшие Пьеру Жильяру _ гувернеру детей Николая II, наставнику цесаревича Алексея. И сегодняшнее событие для нас чрезвычайно важно.

Возвращенные реликвии по-своему уникальны. Потемневшая от времени, местами потрескавшаяся и осыпавшаяся икона Казанской Божией матери принадлежала фрейлине императрицы Александры Федоровны Анастасии Гендриковой. Она последовала за императорской семьей в ссылку сначала в Тобольск, а затем в Екатеринбург. После расстрела Романовых Гендрикова разделила их судьбу: была зверски убита в Перми...

На обороте иконы _ надпись: «Сдана сия икона на хранение в Знаменскую церковь от графини Гендриковой». Вместе с императорской семьей она находилась под арестом, и сама, скорее всего, не могла передать икону в церковь. После того как в 1930-х годах церковь закрыли, икона попала в музей. Об этом говорит начертанный на обороте зеленой краской инвентарный музейный номер.

_ Икона мемориальная. По всей видимости, это была личная икона фрейлины. Такие экспонаты дают возможность вспомнить в нашей экспозиции имена людей из ближнего круга общения императорской семьи, _ подчеркнула главный хранитель ГМЗ «Царское Село» Лариса Бардовская.

Две маленькие фарфоровые вазы, переданные супругами Хармзен, имеют предвоенные инвентарные номера музея в Александровском дворце. Эти предметы не попали в число подлежавших первоочередной эвакуации, а потому остались на время оккупации во дворце. Одна ваза _ из Кленовой гостиной императрицы Александры Федоровны, вторая _ из соседней Палисандровой.

И, наконец, еще одна возвращенная реликвия _ маленький томик в сафьяне с золотым обрезом. Перед нами _ книга французского мыслителя Франсуа Фенелона, изданная в Париже в 1810 году.

_ Это одна из пяти сохранившихся книг из личной библиотеки Александра I в Екатерининском дворце. Теперь к четырем книгам, которые были у нас в собрании, добавилась пятая, _ отметила Бардовская.

Как рассказали сотрудники музея-заповедника, супруги Хармзен передали в «Царское Село» и еще одну реликвию _ копии писем Хайнца Хармзена, который, находясь здесь целый год, почти ежедневно писал своей семье в Германию.

Сотрудники музея подчеркнуто осторожно и корректно высказывались по отношению к отцам супругов Хармзен. Действительно, налицо исторический парадокс: с одной стороны, конечно же, понятно, что возвращенные ими предметы были в свое время украдены из дворцов. А с другой _ эта «кража», как бы то ни было, спасла эти реликвии. Ведь если бы они остались во дворце, то, скорее всего, погибли бы в огне войны. Когда нацисты отступали, они оставляли наступавшей Красной армии выжженную землю. И культурным ценностям была уготована страшная участь.
Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook