Искусство рисовать в книгах

В нашем городе есть Библиотека книжной графики. Это повод для гордости. Таких библиотек, насколько я знаю, нет в Европе. Книжная иллюстрация - отдельный жанр изобразительного искусства. Выставки проходят в библиотеке постоянно. Вот и теперь по стенам выставочного зала на 7-й Красноармейской ул., 30, развешаны картинки народного художника РФ Льва Токмакова. Куратор Библиотеки книжной графики Наталья ЕРГЕНС рассказала журналисту Полине ВИНОГРАДОВОЙ о художниках книги и книгах художника.

Искусство рисовать в книгах | Иллюстрация LesyaD/shutterstock.com

Иллюстрация LesyaD/shutterstock.com

- Вы показываете в основном работы классиков советской иллюстрации?

- Бывает, мы показываем произведения классиков - у нас была выставка Владимира Андреевича Фаворского. Большинство наших выставок - ретроспективы советских художников. Потому что иногда их имена забываются.

До сих пор в нашем городе выставки работ Токмакова не было, хотя он действительно очень известный книжный иллюстратор, народный художник России, лауреат престижных конкурсов в области книжной графики. На каждой книжной полке в 1960 - 1990-е годы были детские книжки или журнал «Мурзилка» с его картинками. Он создал боле 200 детских книг, и для выставки мы отобрали самые знаковые, например, замечательную книгу «Джельсомино в Стране лжецов» Джанни Родари, и другие работы, которые обозначают разные направления в его творчестве. Кроме оригиналов иллюстраций на выставке представлены элементы книжного оформления, форзацы и макеты к нескольким книгам. И, конечно, сами издания 1970 - 1980-х годов. Выставка будет работать до 18 марта.

Но мы показываем и работы современных художников - от Юрия Штапакова, который оформил много книг, до Аси Маракулиной, которая делает первые шаги в искусстве книги.

- Как вы формируете свою коллекцию?

- Изначально проект «Библиотека книжной графики» задумывался как открытая площадка для общения людей, которых интересует книга прежде всего с точки зрения ее визуального образа. До сих пор в стране не было места, посвященного книжной графике, хотя в нашем городе сложилась богатая история книгоиздания - здесь было основано детское государственное издательство, легендарный «Детгиз».

В 2008 году мы стали собирать книги, которые подходят по теме. Наш фонд построен по разделам: есть посвященные иллюстраторам, российским и зарубежным, истории книгопечатания, книжному дизайну, графическому искусству - разным техникам, книге художника, современному искусству... И, конечно, есть уникальные издания классических произведений с иллюстрациями известных художников.

Многих книг больше нет. Несколько лет назад мы готовили выставку, посвященную истории довоенного «Детгиза», и обратились в издательство. Оказалось, что архива у них нет - только современные издания...

Вообще, как мне объяснили коллеги, книги в тонких обложках на библиотечном сленге называются «лапша», они быстро приходили в негодность: рвались, их просто списывали. В 1970 - 1980-е годы никто не думал о том, что это важная веха в истории книжной культуры и надо их сохранять...

Мы пока не можем позволить себе покупать собственно графику, поэтому о стратегическом планировании коллекции не может быть речи. У нас совершенно разрозненное собрание. Хотя мы старательно играем в музей - делаем серьезные выставки. Но в нашей коллекции все равно есть очень интересные вещи, не только книжная графика, но и станковая, хорошее собрание работ Ирины Васильевой и Ивана Сотникова. Это небольшие выставки - можно запросто положить работы в папку и поехать по городам показывать петербургскую графику.

- В мировой истории искусств самый яркий расцвет книжной графики произошел именно в России в 1920 - 1930-е годы. Наверняка в мире есть коллекционеры, скупающие на аукционах книги русских авангардистов.

- Да, на первую половину ХХ столетия пришелся Золотой век книжной иллюстрации. В этой области работали конструктивисты Эль Лисицкий, Соломон Телингатер, Галина и Ольга Чичаговы, Александр Родченко, с детской книгой работали Владимир Лебедев, Алексей Пахомов, Юрий Васнецов, Владимир Конашевич, Вера Ермолаева, Владимир Тамби. Был взят курс на формирование нового человека, и то, что было сделано тогда в книжной иллюстрации, было примером для всего мира. И сейчас это очень, очень ценная история, многие коллекционируют эти книги. У нас в библиотеке есть энциклопедия по книжной иллюстрации, где подробно отражен тот период. Он впечатляет.

- Потом был еще расцвет книжной иллюстрации, когда книга стала для советских художников, представителей неофициального искусства, территорией свободного творчества.

- Примерно с 1960-х художники уходили в графику, там был меньший надзор. Они занимались книжной графикой, чтобы заработать, но не только. Посмотрите обложки тогдашних журналов типа «Наука», сделанные концептуалистами, это класс!

- Сейчас художники могут творить, кажется, без стилевых и нравственных ограничений. Но они все же ограничены сюжетом и форматом книги.

- Теперь взрослая литература практически не иллюстрируется, Правда, существуют издательства, которые специализируются на библиофильских изданиях. Понятно, сколько эти книги стоят, они выпускаются ограниченными тиражами. В них хорошие иллюстрации, но хотелось бы возродить массовое явление, когда книга была цельным организмом, соединяющим текст и рисунки, особенным объектом искусства, как в 1920 - 1930-е годы. Теперь рисуют картинки к тексту, как своего рода подстрочник. Работы прекрасные, художники хорошие, но не феномен. В детской иллюстрации происходит больше событий.

- Как в наше время развивается то, что принято называть «книгой художника»?

- Мне кажется, это неотъемлемая часть изобразительного искусства. Этот жанр после 1960-х годов сильно разветвился, и сейчас все что угодно называют книгой художника. Пару лет назад в нашей библиотеке проходила выставка «Книга художника», которая вызвала большой интерес у публики, многие художники откликнулись. Другое дело, что были выставлены объекты, которые сами по себе вовсе не книга.

Многие петербургские художники сейчас делают книги: Петр Белый, Петр Швецов, Ира Васильева, Александр и Ольга Флоренские... Михаил Карасик только этим и занимался, создавал шедевры жанра.

- Текст в книге художника обязательно должен быть авторский?

- Нет, может быть текст любого писателя. С 1920-х по 1960-е годы под понятием «книга художника» подразумевалась триада: писатель, художник и издатель. Есть прекрасные образцы: Марк Шагал делал книги, Соня Делоне, Жорж Руо, Анри Матисс... Практически все гении ХХ века делали книги. Тогда это был диалог художника и писателя. Ни в коем случае не подстрочник - прочитал книгу, нарисовал картинку.

Предвестниками книги художника были итальянские футуристы, которые по-особенному преподносили свои тексты. Но в 1960-е годы все поменялось, Энди Уорхол начал делать свои поп-артовские книги, и среди художников стало модно самим писать к своим книгам тексты. Художник Петр Перевезенцев сам придумывает странные тексты, даже бумага у его книг всегда разная. Есть проекты - такие как издательство Виктора Гоппе, которое выпускает ограниченным тиражом книги, посвященные писателям и поэтам (например, Бродскому, Введенскому), и несколько художников делают разные книги, выражают свое видение классических текстов. Это коллекционные вещи, которые сами по себе произведения искусства.

- А можете назвать яркие примеры сотрудничества писателя и художника?

- Вся французская школа с начала ХХ века по 1970-е годы. Там неразделимо существовала триада: писатель, художник и издатель. Сейчас всем заправляет издательство: покупает текст, заказывает иллюстрации художнику и никакого диалога между писателем и художником не выстраивается.

- Какие, на ваш взгляд, самые ценные книги в вашем собрании?

- Я горжусь книгами гениального Михаила Карасика (1953 - 2017). Есть в наших фондах сборники по зарубежной иллюстрации, которых нигде больше в городе нет, у нас собрана отличная коллекция журналов, много иностранной литературы... Мы даем на дом практически все книги, но есть с красными пометками - это очень дорогие издания или те, которые имеются в единственном экземпляре. Утрату будет не возместить...

#библиотека #графика #книги

Комментарии

Самое читаемое

#
#
Михаил Пиотровский рассказал о «дороге жизни» для культуры
16 Мая 2018

Михаил Пиотровский рассказал о «дороге жизни» для культуры

Директор Эрмитажа - о выставке Ильи и Эмилии Кабаковых, текущих проектах музея и о преодолении мировых проблем с помощью культуры.

 Пространство держат музеи и церковь
02 Августа 2017

Пространство держат музеи и церковь

Один из лозунгов мирового музейного сообщества — сохранность и доступность наследия. Это касается всех. Памятники культуры должны быть доступны.

Сказать всё, никого не обидев
12 Июля 2017

Сказать всё, никого не обидев

Музей работает для всех, но ему важна понимающая аудитория. Есть люди, которые все понимают, ориентироваться надо на них. Сегодня это важно.

Искусство под дождем
30 Июня 2017

Искусство под дождем

Утеплиться, взять с собой зонтик, дождевик, плед, раскладной стульчик, что-нибудь согревающее в термосе. И вперед: туда, «где море огней».

Кармен-сюита
25 Апреля 2017

Кармен-сюита

Удивительное дело: ни в одной другой экранизации не было так очевидно, что эти двое совершенно не созданы друг для друга...

Уважение рождается в борьбе
09 Марта 2017

Уважение рождается в борьбе

Благодаря музею Исаакий стал гражданской святыней, обрел значение, которое выдвинуло его в первый ряд памятников Петербурга. Музеи всегда оказываются на передовой линии борьбы за цивилизацию. Они подч...

Михаил Пиотровский: Исаакий себя защитит
02 Февраля 2017

Михаил Пиотровский: Исаакий себя защитит

Я написал письмо Патриарху Кириллу. Пресс-секретарь Святейшего сообщил, что Патриарх готов встречаться и обсуждать эти вопросы.

  Есть вещи, над которыми не шутят
04 Февраля 2015

Есть вещи, над которыми не шутят

Главное наблюдение последних месяцев – общая девальвация. В частности, девальвация вкуса. Ее символ – фигура Гулливера на Большой Морской.