«Тобол. Мало избранных» Алексея Иванова: игры сибирских престолов

О первой части «Тобола» Алексея Иванова, книге «Много званных», не писал, кажется, только ленивый. А вот со вторым томом совсем другая история: реакция более чем сдержанная, никакого ажиотажа, рецензии в СМИ можно пересчитать по пальцам одной руки.

«Тобол. Мало избранных» Алексея Иванова: игры сибирских престолов | Иллюстрация Shai Halud/shutterstock.com

Иллюстрация Shai Halud/shutterstock.com

 И это, в общем, понятно: «Мало избранных» - не отдельное самостоятельное произведение и даже не второй роман цикла, а прямое продолжение истории, по воле автора оборванной год назад на полуслове. Все, что можно было сказать о «Тоболе», вроде бы уже сказано, зачем повторяться? И все-таки попробуем разобраться, зачем понадобилась вторая часть и почему без нее понять замысел автора будет намного труднее.

Итак, XVIII век, эпоха правления Петра Алексеевича Романова, которого благодарные соотечественники при жизни окрестили Великим, а раскольники-староверы - Царем Антихристом. На западных границах страны не утихает война со шведами, на Неве тянет к небу острые шпили новорожденный Санкт-Петербург, Москва погружается в провинциальную негу, но цепкий взгляд автора прикован к иным рубежам молодой империи: Уралу, Дальнему Востоку, Средней Азии... И в первую очередь к Сибири - огромному малонаселенному краю, живущему по своим законам и правилам, стране с особой «повесткой дня», непостижимой для остальной России.

Знакомые герои уверенно движутся по орбитам, заданным в первом томе. Матвей Петрович Гагарин, тобольский губернатор, плетет интриги за спиной царя и тайком разжигает никому не нужную войну. Архитектон Семен Ульяныч Ремезов изыскивает способ завершить свое главное творение - каменный кремль, благодаря которому его имя войдет в историю. Присланный из столицы полковник Бухгольц ведет свое войско на верную гибель в джунгарскую степь. Бухарский купец Ходжа Касым строит козни ненавистному Гагарину, монополизировавшему торговлю с Китаем. Владыка Филофей, креститель остяков и вогулов и будущий святой, спорит с упрямыми таежными шаманами, выясняя, чей бог сильнее. Капитан Филипп Табберт фон Страленберг из пленных шведов продолжает познавать Россию, чтобы написать первую всеобъемлющую историю страны. Его соотечественник штык-юнкер Юхан Густав Ренат предает товарищей по оружию ради запретной страсти. Сестры-близняшки Айкони и Хомани из народа остяков обмениваются мыслями и чувствами на расстоянии, а Григорий Ильич Новицкий, ссыльный шляхтич из окружения Мазепы, сохнет от неразделенной любви к одной из них...

И так далее и тому подобное - перенаселенность романа бросалась в глаза уже в первом томе, а теперь в стройные ряды влились новые герои, что только усугубило неразбериху.

Но все это отлично укладывается в авторскую концепцию. Алексей Иванов пытается описать множество событий разного масштаба, в которых одновременно участвуют десятки непохожих друг на друга персонажей, передать эпический масштаб происходящих событий во всей полноте, охватить взглядом картину, от края до края и сверху донизу. Эксперимент, может быть, и не вполне удачный, но завораживающе дерзкий по замыслу.

Автора «Тобола» упрекают, что он не справился с таким количеством героев и начал рубить по живому, но мне кажется, это придает прозе Иванова дополнительную натуралистичность. Писатель не зря сравнивает свою книгу с «Игрой престолов»: по глупой случайности, из-за малой ошибки в «Тоболе» рушатся масштабные, хорошо продуманные планы, между делом глупо гибнут герои, к которым успел прикипеть сердцем читатель, судьбы других персонажей сплетаются воедино, несмотря на все препоны и вопреки любой логике. Но именно так сплошь и рядом и происходит в обыденной жизни, в реальной истории, не подчиняющейся законам классической драматургии.

Герои «Тобола» видят мир сквозь разные фильтры, разную оптику: старообрядцы изгоняют беса из тела павшего товарища, вогулы накоротке общаются со своими лесными богами, свеча не угасает в тобольской келье, где умер митрополит Иоанн, а тело его остается нетленным... А рядом русские и шведы пишут историю Сибири, рисуют подробные чертежи и карты, возводят каменные храмы, точно рассчитав предельную допустимую нагрузку... Эти картины мира накладываются друг на друга, образуя калейдоскопический узор: в пространстве романа органично уживаются рациональное и иррациональное, мифологическое и историческое начала, не конфликтуя и не вступая в противоречие.

Всем своим текстом Иванов отрицает средневековое представление о строго иерархическом пирамидальном устройстве природы и общества. К сожалению, это прошло мимо большинства «квалифицированных читателей», а жаль: именно удивительное разноязычие, разностилье, многокрасочность становятся в этом романе главным залогом развития и роста Сибири, а может быть, и всей России.

Постмодернистское смешение задолго до постмодернизма: раскольники с их огненными кораблями, вогулы, крепко держащиеся за своих неуступчивых богов, бухарские купцы и русские мужики, шведские пленные и сосланные на окраину ретивые монахи, наивные и умудренные, казнокрады и бессребреники, святые и богохульники. Даже кочевники-джунгары, завязшие в бесконечной войне с Китаем, - сочетание их противоречивых политических интересов, мировоззрений, религиозных убеждений и создает то пестрое неоднородное пространство, в котором разворачивается действие этого барочно-избыточного романа.

Ирония судьбы: «Тобол» написан на основе авторского сценария для одноименного телесериала, но история получилась слишком запутанной, режиссер выкинул часть сюжетных линий, и Алексей Иванов потребовал снять свое имя с титров. В итоге книга, которая должна была подготовить почву для телепостановки, оказалась главным (и не исключено, что единственным: съемки сериала до сих пор не завершены) плодом этого неравного союза.

Занять место Джорджа Мартина (автора «Игры престолов». - Прим. ред.) в современной российской словесности у Иванова не получилось. Хотя, может, оно и к лучшему: «вторых Джорджей Мартинов», если верить издательским релизам, у нас пруд пруди, зато Алексей Иванов - единственный и неповторимый, и заменить его по большому счету некем.

Алексей Иванов. Тобол. Мало избранных: Роман. - М.: АСТ, 2018.

Материал был опубликован в газете под № 095 (6204) от 30.05.2018 под заголовком «Игры сибирских престолов».

#книги #рецензия #литература

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 095 (6204) от 30.05.2018.


Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Лариса Малеванная: «Купчинскую квартиру выстроили  в Румынии – это дешевле»
22 Января 2019

Лариса Малеванная: «Купчинскую квартиру выстроили в Румынии – это дешевле»

Народная артистка России празднует сегодня юбилей – 80 лет. Наш автор пообщался с актрисой.

Делатель судеб. К 100-летию Игоря Владимирова
10 Января 2019

Делатель судеб. К 100-летию Игоря Владимирова

Его учеников-актеров было так много, что из них в Ленинграде с нуля был создан новый театр – Молодежный, который жив и сегодня.

Михаил Пиотровский. Что мы приносим в Петербург
19 Декабря 2018

Михаил Пиотровский. Что мы приносим в Петербург

Глава Эрмитажа – о прошедшем Дне музея и о том, что можно делать на Дворцовой площади.

«Иллюстратор» на фоне истории
13 Декабря 2018

«Иллюстратор» на фоне истории

Книга известного петербургского кинематографиста Дмитрия Долинина построена на воспоминаниях художника-иллюстратора Петра Воскресенского. Разберем ее составляющие.

Хирург запустил «Русский реактор» в Петербурге
08 Октября 2018

Хирург запустил «Русский реактор» в Петербурге

Фильм, снятый лидером Всероссийского мотоклуба «Ночные волки», представили в День рождения президента России.

Почему Анну Старобинец признали лучшим фантастом Европы
01 Августа 2018

Почему Анну Старобинец признали лучшим фантастом Европы

Как случается с любой более-менее резонансной литературной наградой, от Нобелевской премии до «Большой книги», одни коллеги поздравляли московскую писательницу с победой, другие шумно негодовали.

Михаил Пиотровский: «Есть великие примеры»
02 Июня 2018

Михаил Пиотровский: «Есть великие примеры»

Директор Эрмитажа - об автономности культуры, уголовных делах, связанных с хищениями в музее и о прошедшем Юридическом форуме.

Александр Петров, родившийся заново
01 Февраля 2018

Александр Петров, родившийся заново

Саша Петров поставил исповедальное поэтически-музыкальное шоу «#Зановородиться» по собственным стихам и издал книгу, которая вышла в январе.

Топ-100 от РОСФОТО
17 Июля 2017

Топ-100 от РОСФОТО

Свое 15-летие музейно-выставочный центр РОСФОТО отмечает выставкой ста лучших фотографий из собственной коллекции.

Сказать всё, никого не обидев
12 Июля 2017

Сказать всё, никого не обидев

Музей работает для всех, но ему важна понимающая аудитория. Есть люди, которые все понимают, ориентироваться надо на них. Сегодня это важно.

Юность покоряет олимп в Петербурге
20 Июня 2017

Юность покоряет олимп в Петербурге

На XXII международном фестивале «Музыкальный олимп» выступили лауреаты самых престижных конкурсов последних лет из семнадцати стран, среди которых значились не только США и Германия, но также Египет, ...

Уроки танца не кончаются
13 Июня 2017

Уроки танца не кончаются

Состоялся 275-й выпуск Академии русского балета им. А. Я. Вагановой. По давней традиции, в июне выпускники демонстрируют свои таланты на сцене Мариинского театра в рамках фестиваля «Звезды белых ночей...