«Первая выставка Сомова для нашего поколения»

Радуги, поцелуи, маркизы... Как уже знают наши постоянные читатели, в КGallery на наб. р. Фонтанки, 24, открылась долгожданная выставка художника Серебряного века, члена объединения «Мир искусства», петербургского денди и декадента Константина Сомова: 80 работ из собраний петербургских музеев, а также российских и зарубежных частных коллекций.

«Первая выставка Сомова для нашего поколения» | Константин Сомов. «Пейзаж с радугой». 1919 год. Фрагмент. Иллюстрация предоставлена организаторами выставки.

Константин Сомов. «Пейзаж с радугой». 1919 год. Фрагмент. Иллюстрация предоставлена организаторами выставки.

- Последняя монографическая выставка Константина Сомова прошла пятьдесят лет назад в Русском музее, и ее помнят только старики, - сказал на пресс-показе доктор искусствоведения автор статьи к каталогу Дмитрий Северюхин. - Это действительно первая выставка Сомова для нашего поколения.

По словам искусствоведа, очень хорошо, что выставка устроена в камерном пространстве галереи:

- Сомов - художник для внимательного разглядывания и вдумчивого созерцания. Представьте себе его картины рядом с «Девятым валом», «Последним днем Помпеи», «Медным змием». Да мы пройдем мимо работ Сомова и даже не заметим!

На выставке почти нет самых главных, хрестоматийных, работ Сомова, таких, например, как знаменитая «Дама в голубом» (портрет Елены Мартыновой) из Третьяковки или «Зима. Каток» из Русского музея. Но здесь есть его произведения, которые мы, быть может, больше никогда не увидим, потому что они собраны у частных российских и зарубежных коллекционеров. А еще в галерее демонстрируется обширный фотоархив, предоставленный наследниками художника.

Дмитрий Северюхин посоветовал всем, кто придет в галерею на выставку, обращать внимание на даты, стоящие на картинах и графических листах. Все они созданы художником в основном в отчаянное для России время - годы Первой мировой войны, революции и в начале двадцатых годов.

- Но вы попробуйте найти хоть в одной его работе отголоски политических событий и социальных катастроф, - предлагает Северюхин. - Не найдете! Это позиция художника, который, несмотря ни на что, ставит превыше всего искусство как чистую материю, которая не должна, а может быть, даже не имеет права опускаться до политики.

«Я опоздал родиться на два века», - часто говорил Сомов. И был пленен веком восемнадцатым, который поэт-символист Валерий Брюсов в стихотворении «Фонарики» назвал «веком суетных маркиз». Радуги, фейерверки, дамы в платьях с фижмами, кавалеры в пудреных париках и их маскарадные отражения - Коломбины, Арлекины и Пьеро, «украденные поцелуи» - вот что занимает мысли художника в то время, когда за окном мастерской рушится империя, разбивается на мелкие осколки прежняя жизнь.

Сомов всегда вел дневники. «За два дня столько событий. Николай свержен, у нас будет республика. Голова идет кругом. Я так боялся, что останется династия. Видел, как везде сбивали с вывесок царские гербы, - записывает он в марте 1917 года. - Много хулиганов вооруженных, кое-где стреляют, громадные хвосты на Английском за сахаром. Едут авто с красными флагами, в них оборванные люди и наполовину солдаты». И чуть ниже добавляет, что не поехал вместе с Бенуа к Горькому, чтобы обсудить вопросы руководства искусством, потому что сломался автомобиль, а пешком идти не захотел - из-за усталости и некоторой скуки: «Лучше уж мне не мешаться и жить по-старому, как я жил».

И продолжает работать над эротическими иллюстрациями к куртуазному сборнику Ф. Блея Das Lesebuch der Marquise («Книга маркизы»), рисует «Женщину с чертом», любовную сценку между Пьеро и юной красоткой, «Оргию». «Книга маркизы», о которой многие слышали, но которую мало кто видел, представлена на выставке в КGallery в трех разных изданиях. Однако книги упрятаны в витрины и открыты на самых невинных иллюстрациях, иначе выставке пришлось бы присвоить гриф «18 плюс».

Но все же маскарад Сомова не менее страшен, чем «Маскарад» Мейерхольда, премьера которого совпала с началом февральской революции. В хрупком, кукольном, эфемерном мирке, создаваемом Сомовым, можно увидеть следы страшного времени и внутреннего неблагополучия самого художника. Как писал Вячеслав Иванов: «Играет в куклы жизнь, - игры дороже свечи, - И улыбается над сотней масок - Смерть».

Это разглядел-почувствовал в творчестве Сомова его близкий друг поэт Михаил Кузмин. Вот что он написал однажды о сомовских дамах и кавалерах: «Какой-то бес все время подталкивает художника, словно ему попал в глаз осколок волшебного зеркала из сказки Андерсена... Беспокойство, ирония, кукольная театральность мира, комедия эротизма, пестрота маскарадных уродцев, неверный свет свечей, колдовство-череп, скрытый под тряпками и цветами, автоматичность любовных поз, мертвенность и жуткость любезных улыбок - вот пафос целого ряда произведений Сомова. О, как не весел этот галантный Сомов! Какое ужасное зеркало подносит он смеющемуся празднику!».

Сомов, который вечно сомневался в себе как в художнике, сейчас ценится чрезвычайно высоко на международных аукционах. В 2007 году его «Радуга» (1927) была продана на аукционе Christie,s в Лондоне за семь с лишним миллионов долларов. Один из вариантов этой картины есть на выставке.

- Но мне хотелось представить Константина Сомова не только как художника «радуги, маркизы и поцелуя», а еще и как тончайшего графика, портретиста, - сказала на пресс-показе владелица галереи и куратор выставки Кристина Березовская.

Портретов на выставке много - и графических, и живописных. Музей Анны Ахматовой предоставил из своих фондов эскиз известного портрета Александра Блока, выполненный Сомовым в 1907 году. Мрачное, измученное лицо кажется призрачным, словно проступает даже не из прошлого, а из тех не ведомых простым смертным далей, откуда поэтам посылаются стихи. Редчайшая вещь - живописный портрет Елены Сомовой (жены родственника, жившего в Америке). Сам Константин Сомов, который всю жизнь вел дневники, писал, что не считает его шедевром, добавляя: «А Елена считает его второй «Моной Лизой» и себе на нем страшно нравится».

Есть на выставке и портрет Мефодия Лукьянова, который был верным спутником художника в течение 22 лет. Это не тот портрет Мефодия в халате, который хранится в Русском музее, а эскиз - только лицо. Они вместе встретили лихое время революции, вместе были в эмиграции, куда Сомов отправился в 1923 году, сначала уехав с «Русской выставкой» в Америку, а потом перебравшись во Францию. Мефодий, Миф, умер в 1932 году от чахотки, успев произнести: «Костя, до свидания». Гомосексуальная тема, которая в творчестве Сомова важна, на выставке не педалируется, но представлена несколькими мужскими ню.

Эта смерть сломала Сомова. Одиночество, прогрессирующая болезнь ног, тревога из-за предчувствия войны терзали его. Он скоропостижно скончался 6 мая 1939 года и похоронен на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа. Как написал однажды его друг Михаил Кузмин: «Слез не увидит на моем лице читатель-плакса. Судьбой не точка ставится в конце, а только клякса».

Выставка продлится до 14 мая. В первый же день ее работы в галерее побывали 450 человек. Для небольшой галереи это пока рекорд.

Статья опубликована в номере газеты «Санкт-Петербургские ведомости» от 30.03.2017 под заголовком «Играет в куклы жизнь».

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook


Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Эротика в обмен на продукты. Как художник Сомов выживал в Петрограде
21 Августа 2019

Эротика в обмен на продукты. Как художник Сомов выживал в Петрограде

Русский музей развернул в Михайловском замке выставку к 150-летию Константина Сомова.

Иронический оптимизм от Тарантино. О чем рассказывает фильм «Однажды в... Голливуде»
16 Августа 2019

Иронический оптимизм от Тарантино. О чем рассказывает фильм «Однажды в... Голливуде»

В своей картине режиссер противопоставляет жизненную правду - и ее вечную, несокрушимую экранную имитацию.

Перчик под дождем. Как прошел фестиваль «Оперетта-парк» в Гатчине
06 Августа 2019

Перчик под дождем. Как прошел фестиваль «Оперетта-парк» в Гатчине

Оперетта хороша в любое время года, но летом - особенно.

Михаил Пиотровский. Не отрекаясь и не проклиная
31 Июля 2019

Михаил Пиотровский. Не отрекаясь и не проклиная

Настал важный момент для культуры нашей страны: идет война за то, как она будет развиваться дальше.

Люди земли и неба. Какими были Семен Аранович и Илья Авербах
29 Июля 2019

Люди земли и неба. Какими были Семен Аранович и Илья Авербах

Вспоминаем двух советских режиссеров.

Маринист на рейде. 35 картин и рисунков Айвазовского представили на выставке в Кронштадте
03 Июля 2019

Маринист на рейде. 35 картин и рисунков Айвазовского представили на выставке в Кронштадте

Участие коллекционеров позволило наглядно показать контрасты художника, которого одинаково занимали темы бури и покоя.

Граф поклонялся искусству. В Эрмитаже представили коллекцию Строганова
27 Июня 2019

Граф поклонялся искусству. В Эрмитаже представили коллекцию Строганова

Живопись, акварели, скульптура, фарфор, мебель, редкие книги — все это показывает хороший вкус коллекционера.

Анна Нетребко впервые исполнила в России партию Аиды в опере Верди
13 Июня 2019

Анна Нетребко впервые исполнила в России партию Аиды в опере Верди

Это случилось на исторической сцене Мариинского театра на фестивале «Звезды белых ночей».

В особняке Карла Шредера открыли доступ в кабинет хозяина
11 Июня 2019

В особняке Карла Шредера открыли доступ в кабинет хозяина

Туда можно попасть с экскурсией просветительской программы «Открытый город».

Открыли архивы: неожиданные повороты в судьбах известных зданий Петербурга
10 Июня 2019

Открыли архивы: неожиданные повороты в судьбах известных зданий Петербурга

О том, как решения властей отражались в судьбе самых известных объектов города, можно узнать на выставке.

«Теперь у нас подлецов не бывает». Размышления о спектакле «Мертвые души» в Театре имени Ленсовета
08 Июня 2019

«Теперь у нас подлецов не бывает». Размышления о спектакле «Мертвые души» в Театре имени Ленсовета

Спектакль молодого режиссера Романа Кочержевского – это тоска по живой душе в круговороте душ мертвых.

Михаил Пиотровский. Провокация в Венеции
05 Июня 2019

Михаил Пиотровский. Провокация в Венеции

Почему присутствие Эрмитажа на Венецианской биеннале вызвало у многих раздражение?