Главная городская газета

И назвали завод музеем

  • 14.07.2016
  • Полина Виноградова
  • Рубрика Культура
Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Культура

Фестиваль «Михайловское» прошел в Пушкинских Горах

Студенты Пушкинского театрального центра представили пушкиноогорцам свои премьерные спектакли. Читать полностью

«Петербург» в Театре на Васильевском

С драматургом Юлией Тупикиной - автором популярной пьесы - встретился автор «СПб ведомостей». Читать полностью

Первая балетная школа России отпраздновала юбилей

В течение трех дней на сцене Мариинского театра сдавали экзамен выпускники Академии русского балета имени А. Я. Вагановой.
Читать полностью

«Петербург-2103» как мост в будущее

На выставке, открывшейся в ЦВЗ «Манеж», представленные проекты отвечали на один вопрос: куда движутся архитектура и градостроительная практика Петербурга?

Читать полностью

Дары географов: внутри коллекции РГО в Петербурге

Древние рукописи и русский лубок, одна из первых карт Петербурга, монгольские скульптуры и японские дагерротипы - все это можно увидеть в музее петербургского отделения Русского географического общества. Читать полностью

Застывший образ танца «обыкновенной богини» Улановой

В Петербурге открылась выставка, посвященная памяти Галины Улановой. На вернисаже представлены портреты не только выдающейся примы русского балета, но и других прославленных балерин. Читать полностью
И назвали завод музеем | Вместо серых стен — картины. <br>ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

Вместо серых стен — картины.
ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

Четыре года назад на пересечении Индустриального проспекта и шоссе Революции появился Музей стрит-арта (уличного искусства). Идея радикального изменения облика расположенного здесь завода принадлежит председателю совета директоров Дмитрию Зайцеву. В разгар летнего сезона в Музее уличного искусства события происходят едва ли не каждую неделю. Наш корреспондент встретилась с Дмитрием ЗАЙЦЕВЫМ, чтобы поговорить о том, как сделать из завода музей и перестать путать искусство с хулиганством.

– Какую цель вы перед собой поставили, создавая культурный объект на территории действующего завода?

– Я хотел сделать первый в Европе музей уличного искусства.

– Неужели в европейских странах нет ничего подобного?

– Музеев нет, но в Лондоне выделена отдельная территория для граффитистов, в Риме одно из предместий полностью расписано... Но это просто расписанные стены, не культурная институция. У нас же дом, где живет искусство.

– Чтобы институция называлась музеем, надо соответствовать ряду критериев: иметь коллекцию, библиотеку, заниматься изучением и продвижением выбранного направления...

– Совершенно верно. Мы собираем фонды и пропагандируем уличное искусство. У нас есть постоянная коллекция, которая находится на территории завода – художники оформили стены внутри и снаружи цехов, складские помещения. Туда можно попасть, только заказав экскурсию. И есть непосредственно летняя площадка, где проходят фестивали и разные события. Два пространства дополняют друг друга. В прошлом году мы открыли резиденцию – приглашаем художников, которые здесь живут и рисуют не только граффити, но и холсты. Таким образом мы собираем коллекцию. Будем делать выставки этих картин.

– Вы сами находите художников и следите за процессами, происходящими в стрит-арте?

– Как правило, мы нанимаем кураторов, которые формируют ту или иную выставку и экспозицию. Я лично этим не занимаюсь. В музее работает постоянный штат сотрудников. Временно привлекаем только кураторов. Например, выставку «Через границы/Сквозь ограничения», открывшуюся в мае, сделал английский антрополог и куратор Рафаэль Шактер.

– С чего началось ваше увлечение уличным искусством?

– У меня произошел резкий переход от классики к уличному искусству, минуя искусство современное, которое мне никогда не нравилось. На мой взгляд, в нем слишком много бизнеса. Часто художники раскручиваются с помощью бизнес-технологий. И много очень концептуальных вещей, которые сложно понять, – такое искусство оторвано от реальной жизни. Уличное – совсем другое дело. Оно живое, несет в себе энергию.

– Молодой человек придет к вам, и ему скажут: граффити – это искусство. Хотя это не всегда верно, часто росписи на стенах – хулиганство. Как разрешить это противоречие?

– То что нельзя остановить, нужно возглавить. Не надо запрещать, но разрешить в соответствии с определенными правилами – от этого выиграют и город и сами художники. И вместо серых стен мы будем видеть картины. Надо людям дать возможность проявить себя в творчестве.

– Что думают работники завода о проходящих здесь мероприятиях?

– Они в них участвуют. Сначала относились ко всему как к блажи руководства, этакой игре, развлечению. Но постепенно мнение изменилось, и сейчас они относятся к музею очень положительно. Уличное искусство – самое народное, потому что каждый, кто чувствует себя художником, может взять баллончик и создать картину. Но, чтобы в Петербурге это сделать легально, надо прийти к нам – у нас есть «Открытая стена», на которой мы предоставляем возможность рисовать картины.

– Можно сказать, что музей стрит-арта – это ваше хобби?

– Я не согласен, что искусство – это хобби. Это моя жизнь. Одним из мотивов создания музея послужило желание изменить пространство вокруг себя, сделать его красивее, лучше, комфортнее, из серых городских стен переместиться в музей.

– Ваш музей находится далеко от исторического центра. За несколько лет удалось преодолеть предубеждения о том, что на окраинах искусству не выжить?

– Такой музей, как наш, может располагаться только вдали от достопримечательностей. Мы обратились к городским властям с просьбой организовать бесплатную развозку от метро, но пока этот вопрос рассматривается. С местными жителями взаимодействие не налажено в том объеме, в котором мы бы хотели. Музей расположен в районе, где 350 тысяч жителей – это, по европейским меркам, целый город, и, безусловно, мы хотели оживить район и показать, что на окраине, на старом промышленном предприятии можно сделать музей. Статистика показывает, что шестьдесят процентов жителей таких районов как, например, Красногвардейский, только раз в две недели выбираются в центр города и явно не на выставки. Опросы показывают, что многие люди только в школьные годы были в Эрмитаже и Русском музее. Поэтому музей должен быть ближе, быть более открытым.

– Уличное искусство включает в себя отнюдь не только граффити, но различные жанры: это и музыка, и театр, и цирк, и танец...

– Уличное искусство – это то, что делается на улице для всех, кто на этой улице находится. По каким-то характеристикам невозможно отличить, допустим, уличную музыку от неуличной. Все определяет место. Сотрудники музея активно общаются с организаторами фестивалей и промоутерами: каждое лето мы делаем фестиваль аудиовизуального искусства. Кроме того, те фестивали, которые существуют в Петербурге много лет, интересуются нашей площадкой. В этом году здесь впервые показан спектакль в рамках фестиваля современного танца Open Look. Второй год у нас проходят театральные показы фестиваля «Точка доступа», только что прошел фестиваль Urban culture fest. А еще мы дадим площадку Инженерному театру АХЕ, чтобы они могли репетировать и показывать у нас свои спектакли.

– А что происходит в музее зимой?

– Работает постоянная экспозиция, куда мы водим экскурсии. В скором времени откроем зимнее помещение, чтобы зимой работать в регулярном режиме.

– Куда планируете двигаться дальше?

– Мы создаем креативное пространство, которое изменит облик района. Здесь будут находиться представители творческих индустрий; откроем несколько галерей и выставочный зал, мастерские для художников и архитекторов.

– Неужели на заводе столько пустующих цехов?

– Мы используем и действующие помещения. Основная задача – из завода сделать музей, из музея сделать завод.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook