Главная городская газета

Фото-граф родом изПетербурга

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Культура

Фестиваль «Михайловское» прошел в Пушкинских Горах

Студенты Пушкинского театрального центра представили пушкиноогорцам свои премьерные спектакли. Читать полностью

«Петербург» в Театре на Васильевском

С драматургом Юлией Тупикиной - автором популярной пьесы - встретился автор «СПб ведомостей». Читать полностью

Первая балетная школа России отпраздновала юбилей

В течение трех дней на сцене Мариинского театра сдавали экзамен выпускники Академии русского балета имени А. Я. Вагановой.
Читать полностью

«Петербург-2103» как мост в будущее

На выставке, открывшейся в ЦВЗ «Манеж», представленные проекты отвечали на один вопрос: куда движутся архитектура и градостроительная практика Петербурга?

Читать полностью

Дары географов: внутри коллекции РГО в Петербурге

Древние рукописи и русский лубок, одна из первых карт Петербурга, монгольские скульптуры и японские дагерротипы - все это можно увидеть в музее петербургского отделения Русского географического общества. Читать полностью

Застывший образ танца «обыкновенной богини» Улановой

В Петербурге открылась выставка, посвященная памяти Галины Улановой. На вернисаже представлены портреты не только выдающейся примы русского балета, но и других прославленных балерин. Читать полностью
Фото-граф родом изПетербурга |  ФОТО Никиты КРЮЧКОВА/ТАСС

ФОТО Никиты КРЮЧКОВА/ТАСС

В арт-пространстве «Конюшенная, 2» открылась ретроспективная выставка «Кино-театр Валерия Плотникова». Мастер сделал знаковые фотографии практически всей русской театральной и актерской элиты. Кинорежиссер Григорий Козинцев определил его как «фотографа-режиссера». Поэт Андрей Вознесенский написал о нем: «Плотников - фото-граф». Накануне открытия экспозиции журналист Сергей МИРОШНИКОВ заглянул в мастерскую к Валерию ПЛОТНИКОВУ и поговорил с ним о героях его снимков.

- Валерий Федорович, когда впервые была опубликована ваша фотография?

- Это было как раз в вашей газете. Осенний этюд, снятый в Летнем саду. Год 1960-й. Тот номер у меня до сих пор хранится. Я был еще школьником, отправил в редакцию подборку снимков. И замечательный человек - заведующий отделом оформления Юлий Гальперин - опубликовал. Я ведь не предполагал тогда, что стану заниматься фотографией всерьез, просто снимал понемногу...

- Нынешняя выставка - это некое подведение итогов?

- Итоги я не подвожу. Повод - окончание Года российского кино. Прощальный привет. Мне предложили, я с удовольствием согласился.

- У вас как у фотографа свой стиль, узнаваемый. На кого вы старались равняться, кто ваши учителя?

- Меня воспитывал город, других учителей не было. А еще так замечательно сложилось, что я всю жизнь живу на Невском. Рядом - Филармония, Вагановское училище, Александринский театр, Театр Комедии, Музкомедия. Мало того: моя первая школа - бывшая 199-я - находилась на площади Искусств. Кстати, недавно я узнал, что в четвертом классе следующей своей школы - Петершуле - учился вместе с Володей Спиваковым. А в средней художественной школе при Академии художеств у нас вообще был феерический класс! Олег Григорьев, Ася Векслер, Миша Шемякин, Юра Русаков. Сегодня, кстати, школу сослали в типовое здание на Васильевском острове. А ведь это обрубание корней, больше того - вдохновения. Вот сейчас в Москву привезли выставку Джованни Пиранези. А мы с Мишей Шемякиным еще в пятом классе рассматривали его гравюры в библиотеке Академии художеств. Просиживали там допоздна.

И еще я понимаю - какое благо, что в нашем детстве не было ни баров, ни ночных клубов, ни Интернета, ни гаджетов всех этих бесконечных. Было время читать книги, ходить на концерты.

- Что для вас самое важное в кадре?

- Тут нужно расставить точки над i: я не отношу себя к фотографам-художникам. Ведь почему я стал снимать? В 1950 - 1960-е годы на Невском еще можно было встретить Ахматову, Зощенко. И если Ахматову я, допустим, мог узнать - по картинам Альтмана, Модильяни, Петрова-Водкина, то Зощенко - нет, не было его портретов, снимков! И я решил тогда, что буду фиксировать лица своих современников. Открою фотоателье, как, допустим, Наппельбаум или Карл Булла, стану приглашать людей, которые мне симпатичны или интересны. Поэтому так сложилось, что я тот, кто выстроил определенную летопись. Я знал весь мир кино, и весь мир кино знал меня. При этом никому специально я не звонил, все происходило естественно. С тем же Высоцким мы познакомились на «Ленфильме» - я проходил вгиковскую практику, он снимался в фильме «Интервенция», и одна чудная женщина - Галя Дроздецкая, председатель клуба самодеятельной песни в ДК пищевиков, почему-то решила обязательно нас представить друг другу. Точно так же в свое время продавщица Люся из Дома книги познакомила меня с Иосифом Бродским...

- С одаренными людьми сложно работать?

- Очень. Например, перед съемкой я четко вижу, каким хочу запечатлеть человека. А ему трудно принять это, он не готов. Мало того - не понимает, чего я хочу добиться. На это уходит много сил, убеждения... Обратные примеры единичны. Например, Иннокентий Смоктуновский: он полностью доверял мне, с ним потрясающе легко работалось. А с тем же Володей Высоцким - трудно. Он не видел смысла в съемке, считал, что она все равно не будет опубликована. Вот мой любимый портрет его (на стене у Валерия Плотникова висит в рамке фото Высоцкого с бородой. - Прим. авт.). Очень помогает по жизни. Когда что-то не складывается, начинаю хандрить - посмотрю и говорю себе: «А каково ему было с его мерой таланта, с его желанием творить? Когда ему постоянно - «Не надо, запретить, подрезать!». Вся жизнь у него прошла в этом преодолении».

- А с Лилей Брик как работалось?

- Сложно. Это было задание итальянского журнала Vogue. Я пришел к ней домой на Кутузовский проспект. А у нее в столовой вся стена увешана жостовскими подносами. До меня к ней зашли итальянские корреспонденты, и для них это было то, что нужно - экзотика, рашн-деревяшн! А я вижу - не то, ерунда полная. Где Лиля и где подносы? Но начал снимать. А у меня работали такие мощные лампы накаливания, они нагрелись, чувствую - дышать уже невозможно. Делаю паузу - «Приборы перегрелись». И в панике продолжаю на месте ориентироваться. Захожу в кабинет Василия Катаняна (муж Лили Брик. - Прим. авт.), вижу продавленный диван, фотографии Лилечки в молодости, стопки книг наваленные. Вот то, что нужно, живое, а не выставочное! И рабочий процесс пошел. В результате получился нужный мне кадр.

- Я знаю, что и с Рихтером была какая-то интересная история...

- Тоже чуть съемка не полетела. Я решил: для кадра мне нужны только его мощные руки и голова, остальное затянуто в черный глухой свитер под горло. Пришел в гости, и тут началось. Предлагаю передвинуть инструменты, а он: «Нет, нельзя, настроены!». Прошу надеть черный свитер, он: «Нет, я свитеров не надеваю, они меня душат!». Снимать в этих чудовищных бобочках? Для этого я не нужен. Слава богу, вошла Нина Львовна (жена С. Рихтера. - Прим. авт.): «Стасик, если Валерочка говорит надо - значит надо». И он надел у меня этот свитер. Второго такого кадра нет нигде.

- Сегодня продолжаете работать?

- Работаю, и с удовольствием. Снимаю простых, что называется, смертных. А современных актеров? Нынешних молодых - Олега Меньшикова, Евгения Миронова, Даню Козловского, Лизу Боярскую я давно снял... А смены им пока нет. Снимать некого...

Выставка продлится до 28 февраля. В экспозиции представлено около 120 работ мастера.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook