Формула успеха – божий дар и работа

Вячеслав Михайлов один из самых известных и успешных петербургских художников. Его работы узнаваемы, вызывают интерес публики и специалистов. Семидесятилетие заслуженный художник России отметил ретроспективной выставкой в Русском музее. К слову сказать, не первой. О жизни, творчестве и современном искусстве с Вячеславом МИХАЙЛОВЫМ беседует Людмила ЛЕУССКАЯ.

Формула успеха – божий дар и работа | ФОТО Валерия ПОТАПОВА

ФОТО Валерия ПОТАПОВА

– У художника есть формула успеха?

– Если тебя знают, а другого нет – это не показатель успеха. Формула – божий дар и колоссальные усилия. Я считаю, художник должен вылезать из кожи, вкалывать.

Если в картине присутствует автор со своими страстями, болью, переживаниями, она будет востребована и через 100 лет.

Думаю, это дар, как дар любви. Он не от тебя зависит, а от бога.


– Как рано вы ощутили в себе этот дар?

– Я иногда «прокручиваю» прошлое. Мы жили в Ставропольском крае, большая семья, десять человек детей. В школу ходил раз-два в неделю, потому что одни ботинки были на пятерых братьев. Тогда это казалось нормой.

Желание рисовать появилось чуть ли не со дня рождения. В классе всем делал рисунки, рисовал дома на клочках бумаги. Кто-то играл в футбол, я рисовал. В ростовское художественное училище поступал раза три. Мне выдали справку «за неимением дарования просим не беспокоить приемную комиссию».


– Как случилось, что, отслужив в армии, вы приехали в Ленинград?

– После армии не понимал, что делать. В местной газете села, где я жил, работал один мощный, странный человек, философ по образованию. Он обладал такой энергией, что после общения за ним хоть куда можно было идти. Он мне рассказывал о Евангелии, Библии, истории России. Просвещал.

Он сказал: твое место в Ленинграде. Привез, и мы расстались. Я устроился в общежитие строительного управления милиции.

К Академии художеств подходить боялся, поступил на подготовительные курсы в Мухинском училище. Мне было 26, решил наверстать упущенное. Завел систему: один час для сна, остальное для рисования. Так прошел год.

В Мухинском сдал экзамены на отлично, прошел первым номером, было десять человек на место. Но забрал документы, пошел в Академию художеств. Экзамены сдал, а обязательного начального художественного образования нет. Комиссия написала в документах – «самородок».


– Трудно было без начальной подготовки?

– Учился «с треском», надо было доказать, что многое могу. К пятому курсу все уже было нормально. Мне ставили пятерки. Двойки получал по композиции, потому что по-своему пытался делать.

С третьего курса понял, что педагоги могут дать не все. В академии не показывают, как рисовать, в основном теория. Исключение – Евсей Моисеенко. Меня распределили в другую мастерскую, я к нему пришел, сказал: буду стоять на пороге день и ночь, пока не возьмете. Он сказал: заходи.


– Многолетний интерес к Рембрандту, вылившийся в серию «Фальшивые Рембрандты», пришел после копирования в Эрмитаже?

– Копия в Эрмитаже была в программе обучения. Два-три года копировал Эль Греко, Сезанна, остановился на Рембрандте. Он действовал на меня своей органикой, мощью, драматургией. Через него я вынес отношение к среде, в которой живешь. Не такое, как у Малевича и Кандинского. Шла мировая война 1914 года, а они были заняты собой, теорией, кубики рисовали. Очень хорошие художники, но они другие. Мне близок Рембрандт.


– Циклы картин на религиозную тему когда появились?

– Мои циклы, связанные с Евангелием, появились в 1980-х. Тогда я делал большие картины – символы. Сейчас рисую прямо по тексту. Иллюстрация перерастает во что-то большее, если прикладываешь усердие. Сама по себе иллюстрация – небольшая затея. Каждый, кто научился рисовать, может ее сделать. От художника зависит, чтобы она пропиталась драмой.


– Была Академия художеств, учеба у Моисеенко, диплом с отличием. Вдруг вы с Луккой и Волосенковым объединяетесь. Вместе легче было пробиться?

– Мы не объединились. Судьба свела нас случайно. Я учился в академии шесть лет, потом два года аспирантуры. Овладел знаниями, мог с закрытыми глазами нарисовать фигуру человека. А когда вышел, понял, что я никто. Что делать дальше? Знания – колоссальный ступор. Есть знания, и есть искусство. Можешь сделать все, а искусства нет. Начались встречи втроем, общение, разговоры – попытки сделать то, что не делают другие, изобрести свой ни на кого не похожий голос.

Я принялся за изучение абстракции. Делал абстракции с грубыми, брутальными фактурами, потом появились контуры фигур. Но без глазок, как часто делают, без плачущего, страдающего Христоса с бровями «домиком». Это литература, живопись – совсем другое.


– Хочу спросить о «кухне». Вы работаете сериями: «Гулаг». «Лица»... Так тема привлекает, что невозможно отстраниться?

– Бывает и так. Я никогда не делаю эскизов, в них можно выплеснуться. Делаю маленькие рисунки, иногда почеркушки, много листов, чтобы больше сил осталось на картину. Потом что-то наваливается от жизни, надо освободиться. Картина получается, если она тебе самому очень нужна. Когда отвечает на вопрос, который тебя мучает.


– В серии «Лики России» – портреты-характеры, портреты-судьбы конкретных людей.

– Меня всегда интересовало, чем отличается русский человек, допустим, от европейца.

Когда живешь в Европе, понимаешь, мы – жертвы советской идеологии. Оказывается, не стоило ничего запрещать. Надо было всех отпустить. Гениальными художниками считались те, кто был против системы. Когда пришла свобода, многие хлынули на Запад, продали социальную тему, и все кончилось. Не появилось массы хороших картин. Я в этом не участвовал. Всегда сомневался, думал: проблема не в социуме, а в тебе.


– Разве современный художник не должен остро реагировать на то, что происходит вокруг?

– Есть художники, которые давно живут в Америке или во Франции. Там рисуют портреты Горбачева, мавзолей, коммуналки... Это считается феноменом советской культуры. Мы это пережили, нас от этого тошнит.

Я думаю, социум художнику ничего не дарит, не приближает его к истине: кто ты такой, зачем это делаешь.


– Вы не считаете, что художник – человек мира, может жить и работать где угодно?

– В Амстердаме проходят престижные выставки. Одна галерея взяла мои работы. К концу выставки обо мне напечатали статью в толстом журнале, несколько работ купили. Галерист говорит: я на вас поставила, теперь можете переезжать в Голландию. Успех колоссальный. Но я могу работать только дома.

Когда-то на короткий момент судьба свела меня с Ростроповичем. Я сказал: вас называют человеком мира. Он ответил: так журналисты говорят. Я – человек русский.


– Специалисты считают, что геометрия в живописи выходит из моды, живопись опять становится фигуративной. Два года назад утверждали, что живопись устарела. Что будет дальше?

– О том, что кончилась живопись, говорят давно. Мол, мазанье по холсту краской – банально. А живопись живет. Громадные выставки разделились на два полюса. В одном суперсовременное, в другом – так называемое традиционное искусство.

В традиционном все так же красят краской, только сюжеты другие. Полностью фигуративная картина сегодня устарела. Не может быть гениальным то, что делалось еще тысячу лет назад. Надо думать о современном языке. Попытки фигуративности бывают лучше или хуже, удачнее или нет. Но и в возврате к фигуративности должна присутствовать живописная материя, стихия. Я видел в Швейцарии громадные, по 6 – 8 метров, картины автомобилей. Черные, красные «Феррари». Фантастические картины по тому, как это сделано. Энергия потрясающая. Можно все, что угодно, делать. Важно, чтобы мертвое превращалось в живое.

На суперсовременном полюсе проекты на уровне придумки. Искусство, на мой взгляд, не просто рациональная игра ума.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 082 (5699) от 12.05.2016.

Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Почему Анну Старобинец признали лучшим фантастом Европы
01 Августа 2018

Почему Анну Старобинец признали лучшим фантастом Европы

Как случается с любой более-менее резонансной литературной наградой, от Нобелевской премии до «Большой книги», одни коллеги поздравляли московскую писательницу с победой, другие шумно негодовали.

Михаил Пиотровский: «Есть великие примеры»
02 Июня 2018

Михаил Пиотровский: «Есть великие примеры»

Директор Эрмитажа - об автономности культуры, уголовных делах, связанных с хищениями в музее и о прошедшем Юридическом форуме.

Сказать всё, никого не обидев
12 Июля 2017

Сказать всё, никого не обидев

Музей работает для всех, но ему важна понимающая аудитория. Есть люди, которые все понимают, ориентироваться надо на них. Сегодня это важно.

Уроки танца не кончаются
13 Июня 2017

Уроки танца не кончаются

Состоялся 275-й выпуск Академии русского балета им. А. Я. Вагановой. По давней традиции, в июне выпускники демонстрируют свои таланты на сцене Мариинского театра в рамках фестиваля «Звезды белых ночей...

Гений места движет фестиваль
25 Мая 2017

Гений места движет фестиваль

XXV, международный фестиваль «Дворцы Санкт-Петербурга» откроется 31 мая в Эрмитажном театре концертным исполнением оперы «Сельская честь» Масканьи.

Великая Победа глазами потомков
19 Мая 2017

Великая Победа глазами потомков

В нарядном недавно отреставрированном Доме журналиста на Невском вчера было непривычно, по-школьному, шумно...

Вся ночь впереди
19 Мая 2017

Вся ночь впереди

Завтра в 10-й раз в Петербург придет «Ночь музеев» - одно из главных культурных событий года.

Гранатовый браслет из Гатчины
02 Мая 2017

Гранатовый браслет из Гатчины

В Гатчине подвели итоги XXIII кинофестиваля «Литература и кино».

Кармен-сюита
25 Апреля 2017

Кармен-сюита

Удивительное дело: ни в одной другой экранизации не было так очевидно, что эти двое совершенно не созданы друг для друга...

Уважение рождается в борьбе
09 Марта 2017

Уважение рождается в борьбе

Благодаря музею Исаакий стал гражданской святыней, обрел значение, которое выдвинуло его в первый ряд памятников Петербурга. Музеи всегда оказываются на передовой линии борьбы за цивилизацию. Они подч...

Михаил Пиотровский: Исаакий себя защитит
02 Февраля 2017

Михаил Пиотровский: Исаакий себя защитит

Я написал письмо Патриарху Кириллу. Пресс-секретарь Святейшего сообщил, что Патриарх готов встречаться и обсуждать эти вопросы.

Как сэкономить на культуре
15 Декабря 2015

Как сэкономить на культуре

Посещение музеев, особенно всей семьей, обычно влетает в копеечку и для многих становится роскошью. Сегодня мы расскажем о том, как можно сэкономить, напомним о бесплатных днях и льготах.