Главная городская газета

Феномен Дебарга

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Культура

Босиком по льду: «Ромео и Джульетта» - в Петербурге

Драматический спектакль Ильи Авербуха до конца июня приехал в Северную столицу. Детали масштабного ледового шоу - в нашем материале. Читать полностью

Театр одного актера на Летних чтениях

В течение трех дней, с 19 по 21 июня, в Петербурге пройдет фестиваль «Летние чтения». В этот раз программа приятно удивит гостей проекта. Читать полностью

Из Петербурга в Токио: история одной выставки

Впервые художественная выставка направилась из России в страну восходящего солнца в 20-х годах прошлого столетия. О том, как это было, вспоминают «СПб ведомости». Читать полностью

Ысыах Олонхо: в Петербурге отметили якутский Праздник лета

Ысыах - в переводе «изобилие» - главный праздник Республики Саха. В Якутии торжества пройдут только 21 июня. Но небольшие выездные ысыахи уже начали свое шествие по России: они состоялись в Калининграде, Владивостоке, Москве... Читать полностью

Концертный хор Санкт-Петербурга: разрушая стереотипы

Премьера большого концертного проекта «Чайковский-гала» состоится сегодня в Большом зале Филармонии и станет приношением к 125-летней годовщине смерти великого русского композитора. Читать полностью

На Елагином острове откроется летняя библиотека

21 июня в 15.00 в Петербурге стартует 7 сезон Летнего читального зала. Читать полностью
Феномен Дебарга | Время концерта Дебарга пролетало незаметно, и в то же время казалось, что эти два часа превращены в целую Вечность. ФОТО Эдварда ТИХОНОВА предоставлено пресс-службой Пермского театра оперы и балета   

Время концерта Дебарга пролетало незаметно, и в то же время казалось, что эти два часа превращены в целую Вечность. ФОТО Эдварда ТИХОНОВА предоставлено пресс-службой Пермского театра оперы и балета  

25-летний французский пианист Люка Дебарг, ставший год назад подлинным открытием знаменитого конкурса Чайковского, выступил на фестивале «Звезды белых ночей» с сольным концертом в Концертном зале Мариинского театра.

Страсти по Люке не остывали с тех пор, как он прогремел на весь мир благодаря интернет-трансляциям конкурса Чайковского. Кроме IV премии он тогда получил еще и Приз ассоциации музыкальных критиков Москвы. Как и обещал маэстро Гергиев, заявлявший, что победителей этого конкурса ждет беспрецедентная раскрутка, на долю Дебарга выпало огромное количество концертов в статусе свежеиспеченного лауреата. У него первого из всех лауреатов вышел сольный альбом с красноречивой фотографией на обложке: пианист в неизменных очках словно бы схватился за голову, говоря своим видом: «Вот счастья-то привалило!».

Спустя год пианист-сенсация, и до того выглядевший словно бы слегка ошарашенным случившимся, не скрывает своего счастья, а точнее – нелегкого груза ответственности. Его взгляд, будто несколько потерянный, уходящий куда-то глубоко внутрь, выдает не только артиста, утомленного переездами и перелетами из города в город от концерта к концерту, но человека, которому словно бы не дают выспаться или у которого сон смешался с явью. Таким он был замечен накануне в Перми, куда приезжал с сольным концертом на Дягилевский фестиваль, где любят не просто новые имена, а музыкантов и артистов, наделенных нетривиальным видением и мышлением.

Таким же потерянным его видели и в лифте на Новой сцене Мариинки, куда он прилетел сразу после выступления в Перми. Петербургская программа отличалась от пермской примерно на две трети. Объединяли эти концерты лишь сонаты Доменико Скарлатти, прозвучавшие в обоих городах. Кроме них в Пермском органном зале Дебарг исполнил сонату Николая Метнера, с которой знакомил петербургскую публику год назад на своем первом большом сольном концерте, а также цикл «Ночной Гаспар» Равеля, который здесь также им исполнялся. А вот соната ля минор Моцарта была представлена в Концертном зале Мариинского театра впервые, равно как и грандиозная, поэмного типа соната си минор Ференца Листа.

Дебарг выступал в этом зале в третий раз. Поразительно было наблюдать за преображением музыканта, который еще пару минут назад казался будто бы не совсем уверенным, но, сев за рояль, помчался в бескрайние просторы музыкальной фантазии. И все же он казался канатоходцем над пропастью – это ощущение не покидало с первой до последней ноты.

Феномен Дебарга и заключается в лихой балансировке между правилами, канонами – и отказом от них. В нем отчетливо видится молодой человек нового времени, который бесстрашно ищет свой путь к музыке, ее безграничным смыслам и краскам. Он играет музыку очень ярко, как читают литературные тексты выдающиеся театральные актеры, с легкостью допускающие «соринки», сохраняющие связь технически сделанной актерской речи с речью живой, очень человеческой.

Да, в игре Дебарга можно поймать много недозвученных ноток, проболтанных звуков, чуть пошатывающихся аккордов, но его пламенная манера захватывает настолько, что оторваться невозможно. Четыре одночастные сонаты Скарлатти, которые не так часто встретишь в наших программах, Люка играл без «исторической достоверности», хотя в его туше все же чувствовалось желание пианиста видеть перед собой мягкую клавиатуру клавесина. В остальном он не упускал возможности извлечь из бодрых ритмов и ярких гармонических переливов максимум разных красок, сделать сонаты не частью прошлого, но достоянием современности. Дебарг, обожающий джаз, то и дело норовил посвинговать, потрюкачить, хотя и в рамках стиля, по-французски элегантно. Дух импровизационности очень украшал старые сонаты, как если бы черно-белое кино сделали цветным.

Немало неожиданностей для слушателя было и в ля-минорной сонате Моцарта, финал которой он сыграл с пронзительной нежностью, детской беззащитностью. В монументальной сонате си минор Листа композитор романтически бесстрашно спускается в ад, словно касаясь языков пламени, и взмывает в безоблачный рай, доводя себя и слушателя до состояний нервных, экстатических. Дебарг показал, как близки ему эти полярные состояния и температурные перепады – единственно возможные для его творческих озарений.

Первым бисом стала миниатюра его соотечественника Эрика Сати – «Гносьен # 1», охладившая бушующие листовские страсти. Но публику это не успокоило, она продолжила требовать от музыканта еще и еще, и Дебарг ответил пьесой Шумана, Большим блестящим вальсом Шопена и убаюкивающей баркаролой Форе, намекнувшей, что всем давно пора спать.



Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook