Джаз - это немного театр

Отныне джаз будет звучать и в Театре эстрады им. А. Райкина на Большой Конюшенной. Здесь осуществляется совместный проект «Филармония джазовой музыки представляет...».

Джаз - это немного театр | Иллюстрация Furtseff/shutterstock.com

Иллюстрация Furtseff/shutterstock.com

В последнее время Давид Голощекин, основатель Филармонии джазовой музыки, сетует, что популярность его любимого жанра упала.

По его мнению, одна из главных причин - отсутствие в СМИ пропаганды качественной музыки в целом и джаза в частности. «Пропагандой» он занимается сам: на сцене Филармонии джазовой музыки, в лекториях музыкального факультета Университета им. Герцена (где преподает уже 15 лет), на радио и телевидении. Этих площадок джазмену, очевидно, уже не хватает - в конце прошлого года совместно с Театром эстрады он создал проект «Филармония джазовой музыки представляет...».

Джаз в театре - определенная тенденция. Джазовые концерты проходят на Новой сцене Александринского театра. Уже не первый год ценители жанра могут провести «Джазовую вечеринку с Владимиром Фейертагом» в Доме Кочневой. Эти мероприятия проходят в довольно камерной обстановке и рассчитаны на публику знающую. Театр эстрады - дело другое, это площадка массовая.

Как звучит джаз на подобной сцене? Давид Голощекин говорит, что неплохо. Опыт его выступлений на разных площадках подтверждает известную истину: джаз - искусство клубов и камерных залов. На стадионе его не сыграешь. По мнению Голощекина, зал Театра эстрады на 500 мест - тот предел, когда живой звук еще доходит до каждого слушателя и правильное ощущение от музыки не теряется.

- Когда искусство рождается у всех на глазах и умирает с последними аккордами - для публики это тоже своего рода театр, - считает Давид Семенович. - Кроме того, в Джазовой филармонии публика сидит за столиками, там атмосфера комфортная, расслабленная: люди приходят большими компаниями, во время выступления обмениваются впечатлениями, порой раздается шепот... Сидеть в театре, в зрительном зале - это «слушать концерт». Такая атмосфера меня устраивает даже больше, чем мой зал на Загородном, хотя я его, конечно, люблю.

История на стороне Голощекина. В советские годы Театр эстрады был площадкой, на которой выступали коллективы Леонида Утесова и Олега Лундстрема. Чуть позже Владимир Фейертаг договорился с директором театра о серии концертов под названием: «Знакомьтесь, ленинградский джаз!» (так на этой сцене впервые выступил и сам Голощекин). Артист часто вспоминает невероятные очереди за билетами - до Невского проспекта, предварявшие те первые концерты. Театр при Райкине был очень престижной и прогрессивной концертной площадкой. Сам Голощекин называл ее «элитарной джазовой сценой».

Сейчас этого статуса нет, очередей на выступления джазовых коллективов тоже. Но в недавнем интервью нашей газете народный артист заявил: джаз для него не бизнес. Это служение. Хорошая музыка, может быть, и не изменит жизнь человека, но она способна изменить его вкус, в том числе и вкус к жизни.

Для Театра эстрады Голощекин готовит концерты, программа которых может заинтересовать самую разную публику. Сейчас он работает над новой программой. Артист, которого в прессе называют «мультиинструменталистом», не любит это определение. Он часто повторяет: в природе нет лучшего музыкального инструмента, более тонкого и совершенного, чем человеческий голос. Концерт «От романса к джазу» (премьера запланирована на 11 марта) станет бенефисом Юлии Касьян - молодой вокалистки ансамбля Давида Голощекина. Певица получила классическое музыкальное образование. Ей под силу исполнить и академическую оперную партию, и джазовую балладу, и старинный романс.

Голощекин обещает: никакого «кича» не будет. Что понимает музыкант под этим определением?

- В последнее время стало модно исполнять романсы в джазовой обработке. Или же петь романс в эстрадной манере. На мой взгляд, это дурновкусие. Несоблюдение традиций и законов музыкальных жанров, их искажение дезориентирует публику. Что очень волнует меня как музыканта. Мы попытаемся вернуться к первозданности жанров! - пообещал Давид Семенович.

По словам артиста, романс и джаз сближает свобода. И джаз и романс поют так, как чувствуют.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 037 (5899) от 02.03.2017.

Комментарии

Самое читаемое

#
#
Михаил Пиотровский рассказал о «дороге жизни» для культуры
16 Мая 2018

Михаил Пиотровский рассказал о «дороге жизни» для культуры

Директор Эрмитажа - о выставке Ильи и Эмилии Кабаковых, текущих проектах музея и о преодолении мировых проблем с помощью культуры.

 Пространство держат музеи и церковь
02 Августа 2017

Пространство держат музеи и церковь

Один из лозунгов мирового музейного сообщества — сохранность и доступность наследия. Это касается всех. Памятники культуры должны быть доступны.

Сказать всё, никого не обидев
12 Июля 2017

Сказать всё, никого не обидев

Музей работает для всех, но ему важна понимающая аудитория. Есть люди, которые все понимают, ориентироваться надо на них. Сегодня это важно.

Искусство под дождем
30 Июня 2017

Искусство под дождем

Утеплиться, взять с собой зонтик, дождевик, плед, раскладной стульчик, что-нибудь согревающее в термосе. И вперед: туда, «где море огней».

Кармен-сюита
25 Апреля 2017

Кармен-сюита

Удивительное дело: ни в одной другой экранизации не было так очевидно, что эти двое совершенно не созданы друг для друга...

Уважение рождается в борьбе
09 Марта 2017

Уважение рождается в борьбе

Благодаря музею Исаакий стал гражданской святыней, обрел значение, которое выдвинуло его в первый ряд памятников Петербурга. Музеи всегда оказываются на передовой линии борьбы за цивилизацию. Они подч...

Михаил Пиотровский: Исаакий себя защитит
02 Февраля 2017

Михаил Пиотровский: Исаакий себя защитит

Я написал письмо Патриарху Кириллу. Пресс-секретарь Святейшего сообщил, что Патриарх готов встречаться и обсуждать эти вопросы.

  Есть вещи, над которыми не шутят
04 Февраля 2015

Есть вещи, над которыми не шутят

Главное наблюдение последних месяцев – общая девальвация. В частности, девальвация вкуса. Ее символ – фигура Гулливера на Большой Морской.