Главная городская газета

Два года ректора Вагановки

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Культура

Главные лица моды Петербурга представят «Ассоциации» в Царском Селе

Ежегодный проект проводит своей десятый сезон в пригороде Петербурга. Кто станет его участником? Читать полностью

Запах «Счастья» в Летнем саду

Как связаны «Пирамида», «Коронный», «Прекрасное ожерелье» и картины из овощей - в нашем специальном материале. Читать полностью

Выставка буддийского искусства открылась в Петербурге

Вниманию посетителей готовы представить порядка ста уникальных произведений IX - XVIII веков. Читать полностью

Фестиваль «Михайловское» прошел в Пушкинских Горах

Студенты Пушкинского театрального центра представили пушкиноогорцам свои премьерные спектакли. Читать полностью

«Петербург» в Театре на Васильевском

С драматургом Юлией Тупикиной - автором популярной пьесы - встретился автор «СПб ведомостей». Читать полностью

Первая балетная школа России отпраздновала юбилей

В течение трех дней на сцене Мариинского театра сдавали экзамен выпускники Академии русского балета имени А. Я. Вагановой.
Читать полностью
Два года ректора Вагановки  | ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

Ректор Академии русского балета имени Вагановой Николай Цискаридзе отметил два года со дня вступления в должность. На встрече с журналистами Николай Максимович признался, что не только никогда не думал о том, что будет руководить знаменитой академией – «национальным достоянием России», но даже не мечтал об этом. Впрочем, он вспомнил об одном странном пророчестве.

– В 2003 году в Петербурге снимали фильм к 95-летнему юбилею великой балерины Марины Тимофеевны Семеновой. Съемки проходили в разных местах Петербурга – в Мариинском театре, на Зимней канавке. Должны были снимать и в Академии имени Вагановой. Ведь Марина Семенова училась у Агриппины Яковлевны. Я был ведущим. И вот мы сняли эпизод возле академии и должны были продолжить в самом здании. Я сказал оператору, что внутренне готовлюсь, боюсь наткнуться на нелюбезное отношение, ведь там не любят москвичей. На что оператор пошутил, сказав, что когда-нибудь я еще руководить здесь буду.

И вот два года назад это пророчество исполнилось. Встретили Николая Цискаридзе действительно в штыки. Но за два года новый ректор сумел расположить к себе коллектив и успел немало сделать во благо академии и ее учеников. Начал с самых простых вещей.

– Когда я переступил порог этого прекрасного здания на Зодчего Росси, меня поразило, что нигде нет портретов Константина Сергеева и Наталии Дудинской, так много сделавших для академии. Правда, в одном из залов висел портрет Марины Семеновой работы Эберлинга. Но, беседуя с детьми, я понял, что они не знают, кто эта тетя. И я решил сделать все, чтобы дети знали эти великие имена.

Обратил я внимание и на то, что нигде нет ковров. А ведь Петербург не на экваторе находится, здесь холодно, дети бегают полуголые, садятся прямо на каменные лестницы. И я пошел с протянутой рукой. Деньги нам подарили, мы купили ковры.

Техническая аппаратура была только в двух залах. Сейчас у нас все основные залы оснащены техникой.

По словам Николая Цискаридзе, руководить академией сложнее, чем возглавлять театр:

– Академия – одно из главных балетных учебных заведений в мире. Тут ответственность круче, чем где-либо. Ты отвечаешь за судьбы людей. За то, как будут учить, чему учить.

Нужно реагировать на все изменения федерального законодательства в сфере образования, нормативов. Многие принятые чиновниками стандарты, нормативы, права ребенка не вполне вписываются в балетное образование. К сожалению, прежнее руководство академии не пыталось бороться против нововведений чиновников. Теперь, как говорит ректор, приходится расхлебывать.

По нормативам, урок не может длиться больше 45 минут. Затем обязательна перемена – этого требуют так называемые права ребенка. Но эта прописанная в законе норма не соответствует балетной специфике. Балетный урок длится без перерыва два академических часа, потому что именно полтора часа требуются ученику, чтобы разогреть все мышцы и усвоить нужные движения.

Еще недавно ученики 8 – 9-х классов сдавали два экзамена обязательной аттестации, в этом году уже должны сдать четыре. Но они ведь не только учатся в общеобразовательной школе, им еще и танцевать надо целыми днями. Как все успеть?..

Что касается классического балета, то, по мнению Николая Максимовича, в этой сфере с нашей школой соревноваться очень сложно:

– Эта система как ком катится, передается из рук в руки, из ног в ноги. Такой системы нет больше нигде. В Англии балету 75 лет. Французы старше нас, им триста с лишним лет. Но они не учат восемь лет, как мы, учат пять лет, другая система, у них нет характерного танца, где учат так, как мы. Историческому танцу тоже в полном объеме нигде не учат.

Будущее русского балета во многом зависит от качества преподавания. И тут ректору пришлось наводить порядок. Приступив к делам, он прошел по классам и заметил, что педагоги показывают одно и то же движение по-разному. Поговорил с ними и выяснил, что за 23 года после смерти Константина Сергеева, который возглавлял эту школу, не было проведено ни одного методического совещания. Теперь совещания проводятся регулярно.

Ориентируются на знаменитый учебник Вагановой, на фильм, снятый в 1940-е годы, где Ваганова и Тарасов объясняют и показывают, как надо делать то или иное движение.

Кроме того, как говорит ректор, он и сам имеет опыт выступлений на многих мировых сценах, где танцевал все что можно. И он знает, какие уроки пригодятся сегодня, а какие уже устарели.

– Приходишь в Мариинский театр, а там говорят: «Нам так не надо». Балет уже ушел вперед. К примеру, в 1930 – 1940-е годы поднять ногу высоко было неприемлемо. Это считалось неприличным. А сейчас это необходимо. Мы постоянно в контакте с Мариинским театром. Государственные экзамены у нас принимают те, кто был звездами мариинского балета.

На вопрос, какую бы оценку поставил ректор самому себе, Николай Цискаридзе ответил, что всегда был отличником:

– Я не могу сказать, что я такой гениальный и у меня все получается хорошо. Но я к этому стремлюсь. Для меня важно служение профессии. Я пришел в академию, это святое место, не для того, чтобы оставить о себе плохую память. Если выпускники в дальнейшем скажут: «Нас учил Николай Цискаридзе», – это будет для меня большой радостью. Если не скажут, значит, я что-то сделал не так.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook