Главная городская газета

Дом англичанина - его аббатство

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Культура

Икона стиля в желтой кофте

В Театральном музее открылась выставка «Маяковский haute couture: Искусство одеваться». Читать полностью

Любовь. Деньги. Голод

Пять романов в трех спектаклях одного режиссера Читать полностью

Павловские встречи

С 21 октября начнется новый цикл «Императрица Мария Федоровна и ее роль в становлении династии Романовых. Значение ее личности в истории России». Читать полностью

Имена лучших скрипачей назовут в Капелле

22 октября состоится гала-концерт лауреатов V Международного конкурса скрипачей имени Л. Ауэра. Читать полностью

Лицейский дух

Царскосельский лицей ругали многие. И один из последних по успеваемости лицеистов Александр Пушкин, и один из лучших учеников - Модест Корф... Читать полностью

Много слов для Вагнера

Исполнение всех четырех опер тетралогии «Кольцо нибелунга» Вагнера на Новой сцене Мариинского театра с 19 по 22 октября посвящено памяти Рихарда Тримборна. Читать полностью
Реклама
Реклама
Дом англичанина - его аббатство |  Старшая в семье Кроули — вдовствующая графиня всегда найдет повод возмутиться.

Старшая в семье Кроули — вдовствующая графиня всегда найдет повод возмутиться.

На канале «Культура» идет показ британского телесериала «Аббатство Даунтон», за шесть лет своего существования успевшего получить более пятидесяти различных престижных международных теленаград, включая несколько «Золотых глобусов» и «Эмми».

Джулиан Феллоуз, создатель «Аббатства», известный писатель, сценарист и признанный эксперт в области английского высшего света (еще бы, ведь его полное имя Джулиан Александр Китченер-Феллоуз, барон Феллоуз Уэст-стаффордский). Он придумал благополучное и процветающее семейство Кроули, поселил его в роскошном родовом поместье Даунтон (где-то в Йоркшире), снабдил благородными предками-графами и внушительным (до поры до времени) состоянием, а в ответ на эту авторскую щедрость потребовал вроде бы всего ничего: сам граф с супругой, вдовствующая графиня, юные графские дочери, а также все чада и домочадцы, включая слуг, дворецкого и кухарок вплоть до последнего мальчишки-посыльного должны стать персонажами Истории. То есть не просто какой-то «истории», не частной семейной хроники, пусть даже и с очень крутыми поворотами судьбы, а той самой, единственной «большой» Истории, череды событий и катастроф, что сотрясали Англию в первой трети ХХ века.

Не случайно в первой же серии граф Грэнтам (неотразимо положительный Хью Бонневиль) прямо за завтраком получает страшную телеграмму: затонул «Титаник». Добро пожаловать в ХХ век, дорогой граф. А там, на «Титанике», погиб кузен и наследник поместья, и что же теперь делать, и наверняка все пропало, все плохо, все кончено?! О, нет. То есть, конечно, все плохо. Но все только начинается. Как ни цинично это прозвучит, но за пятнадцать лет, которые семейство Кроули проведет под присмотром телезрителей (шестой сезон сериала заканчивается в 1926 году), гибель «Титаника» будет наименьшей из его проблем.

Потому что теперь на подопытных графах и графинях будут испытаны последовательно: все прелести старинного наследственного майоратного права, неприятности знакомства с дальними бедными родственниками из промышленного Манчестера (фи!), заботы о ветеранах колониальных войн, а там уже недалеко и до Первой мировой войны и битвы при Сомме, и могут ли аристократы оставаться в стороне, ведь из Даунтона получится превосходный госпиталь!

А потом - без передышки - знаменитая эпидемия «испанки», ирландская революция, разорение крупных землевладельцев, жестокие бои за выборы в парламент, борьба суфражисток за право голоса, послевоенный экономический кризис, джазовые двадцатые, первые автомобили, телефоны, фены, юбки выше щиколоток и другие немыслимые дерзости технического и социального прогресса.

И что прикажете делать с женской эмансипацией, дамскими журналами, богатыми американскими «кузенами» и первыми негритянскими джаз-бандами, с евреями в высшем обществе, с гомосексуалистами, с русскими эмигрантами и прочей немыслимой пестротой и мучительной неопределенностью бесконечно меняющейся реальности - а ведь по воле автора наши герои не должны пропустить ничего, ни одного исторического события, ни одной значимой минуты. Эти Кроули и их верные (или коварные) слуги всегда страшно заняты и поистине неутомимы. Включая неповторимую вдовствующую графиню в умопомрачительном исполнении Мэгги Смит - эта пожилая леди, неожиданно обнаружив, что ей привелось «посетить сей мир в его минуты роковые», всегда найдет повод, чтобы изумиться, возмутиться и выпустить острую ядовитую шпильку - своей убийственной иронией незаметно отменив общий ужас перед всеми этими «роковыми минутами».

Непостижимо, но герои еще и умудряются, что называется, «жить своей жизнью». Любители семейных саг будут, несомненно, удовлетворены: в «Аббатстве Даунтон» влюбляются, ссорятся, мирятся, женятся, расстаются, рожают и теряют детей, попадают за решетку, хоронят мужей и жен - и все это с интенсивностью, которой позавидовали бы иные мелодраматические мыльные оперы классом попроще.

Но у романтических страстей здесь существует серьезный конкурент: «Даунтон» смотрят прежде всего не ради пылких подробностей, запутанных интриг и прочего чувственного хаоса, а как раз ради удивительной гармонии самых обычных домашних будней. «История повседневности» бывает значительно интереснее мировой политической истории. Особенно если это «чисто английская» повседневность.

Какова цена этой гармонии, кто и как обеспечивает обитателям аббатства изысканный покой и комфорт (тот самый, который по-английски не только уют, но и утешение) - об этом создатели сериала сообщат в самых мельчайших подробностях. Публике придется узнать, сколько труда, умения и усердия ежедневно затрачивалось слугами (теми, кого во времена расцвета Даунтона было принято не замечать), чтобы традиционный чай был подан свежим, чтобы столовое серебро блестело, камины были зажжены, ночные горшки опорожнены, а леди могла принять свою обычную горячую ванну. Сериал снят не без игры в натуральные подробности, а потому зрители на себе прочувствуют каждую ступеньку (четыре этажа вверх по узкой лестнице), которую требуется преодолеть с ведром горячей воды в руках, - даже если мысленно «играют» за леди.

Одним из важнейших достижений «Аббатства Даунтон» оказывается подробный, но ничуть не навязчивый и лишенный назидательности рассказ о том, как менялось английское общество, как, после серии катастрофических перемен, постепенно начинали стираться социальные барьеры (по крайней мере отодвигаться). И все это не только ради того, чтобы леди и горничная смогли стать подругами, а дворецкий и экономка были признаны членами «семьи», но и по куда менее сентиментальным мотивам.

Чтобы выстоять в бурях ХХ века, Даунтон должен был так или иначе стать домом для всех. И то, что рано или поздно туда придется пустить туристов, означает лишь, что в этом доме всегда будут крахмалить салфетки, чистить серебро и зажигать камины.

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook