Чемпион и философский камень

Ювелиров часто называют творцами, мастерами, а украшения – произведениями искусства. Дело огранщика как будто отходит на второй план. Хотя труд этих «укротителей камней» порой требует большего мастерства, чем ювелирное дело. Среди огранщиков тоже есть творцы, превращающие драгоценный камень в шедевр. Один из таковых – чемпион и рекордсмен мира по огранке цветных камней Виктор Тузлуков. Впрочем, он сравнивает мастерство огранщика со спортом, а вовсе не с искусством. Недавно москвич Виктор ТУЗЛУКОВ принял участие в выставке «Сокровища Петербурга», развернувшейся в Доме архитектора. Наш корреспондент расспросила его о том, как распознать искусную огранку.

Чемпион и философский камень  | Камни Виктора Тузлукова–Из личного архива

Камни Виктора Тузлукова–Из личного архива

– Виктор Анатольевич, с чего началось ваше увлечение столь трудоемким процессом?

– Я случайно познакомился с кандидатом наук по морской геологии. Эта женщина занимается кораллом, но в свободное время гранит камни. И поняв, что это может быть не профессией, а хобби, я купил себе станок и в свободное время начал точить камни. По первому образованию я штурман, закончил морское училище во Владивостоке, по второму образованию – экономист, работал на фондовой бирже. И только третье геммологическое образование я получил, уже работая с камнем, в 2007 году.


– Из простого любителя вы стали чемпионом мира?

– Переломный момент был в 2006-м, когда я впервые участвовал в чемпионате Американской гильдии огранщиков. Камни участники делали дома и отсылали в оргкомитет в Америку. Соревнования проходили в четырех категориях: новичок, пре-мастер, мастер и гранд-мастер. Я участвовал как пре-мастер, набрал 93 балла из 100 и занял третье место. Тогда я увидел разницу между высококачественной точной огранкой и тем, что есть на рынке. Требования, которые существуют к качеству огранки, в том числе и в России, меня уже не устраивали.

К счастью, я не учился у профессиональных огранщиков, потому что профессионалы не могут себе позволить гранить с такой тщательностью – им нужно зарабатывать деньги, делать больше, и, соответственно, они делают хуже. Когда говорят, что глаз не видит разницы и зачем, мол, платить больше, я не согласен. Глаз видит разницу, просто мозг, чтобы не допустить переизбытка информации, кое-что отсеивает. Но то, что он отсеивает, играет на уровне подсознания и создает впечатления. Вы смотрите на эти камни, и вам не хочется от них отходить, они притягивают. Так действуют именно качество полировки, точность, симметрия – высокое качество огранки.

Вторая веха была в 2008 году, когда я выступал в американских соревнованиях в категории гранд-мастер и получил максимальную оценку 100 баллов. Впервые в истории соревнования был достигнут такой высокий результат. Для меня это было все равно что победа на Олимпийских играх – я понимаю, что превзойти этот результат уже невозможно.

Третий этап был в 2010 году, когда я выступал в Австралии на международных соревнованиях, которые имеют сегодня статус чемпионата мира. В личном первенстве я получил золотую медаль, а рекорд, который я тогда поставил, до сих пор не превзойден. Там было три камня, каждый оценивался по стобалльной шкале. У меня был результат 299,17 сотых. Больше никто никогда не набирал.


– По каким критериям на такого рода чемпионатах судьи оценивают мастерство?

– К этим критериям относятся точность схождения граней, симметрия (симметричные грани в ряду должны быть одинаковой формы и величины); плоскость граней обязательна – если грани искруглены, они не дают нужного эффекта. С этим непосредственно связана острота ребер: ребра между гранями должны быть, как лезвие ножа, не отражать свет; качество полировки и пропорции.


– Вы работаете в какой-то особенной технике?

– Я использую специальную схему на компьютере, разрабатываю дизайн и в соответствии с ним делаю камень. Но я знаю одного американского мастера, который работает без схемы – отталкиваясь от формы камня, все наносит буквально на лету и получается симметрично. Но нас сравнивать невозможно, это два разных направления. Как невозможно сравнивать икру и мороженое: и то и другое хорошо, но по-разному.


– В России можно научиться виртуозной огранке?

– После чемпионата мира в Австралии я понял, что нужно создавать свою школу – дело должно продолжаться. И в 2011 году основал Российскую гильдию огранщиков. У меня появились последователи, они уже идут самостоятельным путем. В прошлом году мои ученики участвовали в американских соревнованиях и заняли все три призовых места – каждый из них набрал более 99 из 100. Американцы сказали, что даже у их судей уровень ниже, чем у наших учеников, – «мы просто не можем их судить». И это уже победа не одиночки, но победа школы.


– Что самое сложное в обучении?

– Труднее всего научить отношению к камню. Я своим ученикам говорю: «Перед вами лежат три порога, через которые нужно пройти. Наши начальные курсы помогут вам пройти первый – преодолеть страх перед камнем, перед работой, перед станком... Когда у вас больше не будет страха, перед вами встанет второй порог – уверенность, его тоже нужно преодолеть. Вам будет казаться, что вам все по плечу, вы все можете, и в этом кроется ловушка. Потому что к каждому камню надо подходить как к чему-то новому, на каждом камне нужно учиться. И когда вы научитесь внимательно и уважительно относиться к каждому камню, перед вами встанет третий порог – нужно преодолеть самого себя. То есть не собственное мировоззрение выражать в камне, а прислушаться к тому, что хочет сказать камень. Когда вы откажетесь от себя в работе, принесете себя в жертву тому, что через вас должно быть передано людям, тогда вы станете настоящими мастерами. Как только мастер становится довольным своей работой, он перестает быть творцом. Цель не конечный пункт, которого можно достичь и успокоиться; цель – это направление, по которому ты идешь.


– Вы хотите сказать, что главное – не техника, но идея. У камня есть душа?

– Я выделяю три направления в огранке: первое – ремесло, это то, что сейчас везде делается; второе – это спорт, спортивная огранка, и она совершенно не то, что профессиональная. Как правило, участники соревнований не профессионалы, иногда они становятся профессионалами, когда понимают, что не могут не гранить. И они начинают повышать уровень профессионального рынка – на нем уже появились ограночные бренды. Третье – это искусство огранки, когда камень становится не просто украшением, а объектом, вызывающим какие-то эмоции и ассоциации в сознании человека. Обычно такие огранщики – творцы – идут по пути свободных форм, элементы резьбы вносят в огранку, криволинейные поверхности, полусферы...

Я пошел по другому пути, стал гранить и рисовать символы и назвал это направление «философский камень». Здесь несколько смыслов. Каждый камень содержит идею. В Средние века философским камнем считалось нечто, превращающее любой металл в золото. Если мы понимаем под металлом наше сознание, а под золотом – его высшее состояние, то философский камень – это то, что помогает нашему сознанию достичь высшего состояния. Выставку «Философский камень» я летом показывал во Франции и других странах и теперь показал здесь, в Петербурге. К каждому камню написана еще и притча, которая этот символ объясняет. То есть каждый камень – это ключ, открывающий в сознании цепочку ассоциаций. Человек смотрит на камень и начинает задумываться о своем месте в жизни, иерархии своих ценностей, о своем отношении к природе, к другим людям.


– Кто ваши студенты – выпускники художественных академий или, как вы в прошлом, простые любители?

– У меня есть ученики, которые старше меня, они уже состоялись в жизни и для них это просто дело для души. Есть студенты, которые будущую свою жизнь связывают с огранкой. Есть те, кому просто нравится работать с камнем и создавать что-то новое.


– Вы знаете потомственных огранщиков, передающих свои навыки из поколения в поколение?

– Я знаком с сэром Габи Толковски, потомком знаменитого Марселя Толковского, разработавшего в свое время классическую бриллиантовую огранку. Габи гранит самые ценные бриллианты, самый крупный – порядка 500 каратов. Когда я спросил у него: «Габи, ты сколько времени работаешь над этим камнем?», он сказал: «Три года изо дня в день». Представляете, что можно увидеть в камне, если смотреть в него три года?

В Америке я знаю человека, который свой первый камень огранил в 1946 году. Несколько лет назад я его встретил на выставке в Аризоне, и он с юношеским блеском в глазах подбежал ко мне, достал камень и сказал: «Я его огранил!». А ему не меньше девяноста лет. Такие люди есть, живые легенды.


— Есть три направления в огранке камней.
Первое — ремесло — то, что сейчас везде делается.
Второе — это спорт, спортивная огранка.
Третье — искусство, когда камень становится
не просто украшением, а объектом, вызывающим
какие-то эмоции и ассоциации в сознании человека.
А я пошел по другому пути...



Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 187 (5560) от 07.10.2015.


Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Эротика в обмен на продукты. Как художник Сомов выживал в Петрограде
21 Августа 2019

Эротика в обмен на продукты. Как художник Сомов выживал в Петрограде

Русский музей развернул в Михайловском замке выставку к 150-летию Константина Сомова.

Иронический оптимизм от Тарантино. О чем рассказывает фильм «Однажды в... Голливуде»
16 Августа 2019

Иронический оптимизм от Тарантино. О чем рассказывает фильм «Однажды в... Голливуде»

В своей картине режиссер противопоставляет жизненную правду - и ее вечную, несокрушимую экранную имитацию.

Перчик под дождем. Как прошел фестиваль «Оперетта-парк» в Гатчине
06 Августа 2019

Перчик под дождем. Как прошел фестиваль «Оперетта-парк» в Гатчине

Оперетта хороша в любое время года, но летом - особенно.

Михаил Пиотровский. Не отрекаясь и не проклиная
31 Июля 2019

Михаил Пиотровский. Не отрекаясь и не проклиная

Настал важный момент для культуры нашей страны: идет война за то, как она будет развиваться дальше.

Люди земли и неба. Какими были Семен Аранович и Илья Авербах
29 Июля 2019

Люди земли и неба. Какими были Семен Аранович и Илья Авербах

Вспоминаем двух советских режиссеров.

Маринист на рейде. 35 картин и рисунков Айвазовского представили на выставке в Кронштадте
03 Июля 2019

Маринист на рейде. 35 картин и рисунков Айвазовского представили на выставке в Кронштадте

Участие коллекционеров позволило наглядно показать контрасты художника, которого одинаково занимали темы бури и покоя.

Граф поклонялся искусству. В Эрмитаже представили коллекцию Строганова
27 Июня 2019

Граф поклонялся искусству. В Эрмитаже представили коллекцию Строганова

Живопись, акварели, скульптура, фарфор, мебель, редкие книги — все это показывает хороший вкус коллекционера.

Анна Нетребко впервые исполнила в России партию Аиды в опере Верди
13 Июня 2019

Анна Нетребко впервые исполнила в России партию Аиды в опере Верди

Это случилось на исторической сцене Мариинского театра на фестивале «Звезды белых ночей».

В особняке Карла Шредера открыли доступ в кабинет хозяина
11 Июня 2019

В особняке Карла Шредера открыли доступ в кабинет хозяина

Туда можно попасть с экскурсией просветительской программы «Открытый город».

Открыли архивы: неожиданные повороты в судьбах известных зданий Петербурга
10 Июня 2019

Открыли архивы: неожиданные повороты в судьбах известных зданий Петербурга

О том, как решения властей отражались в судьбе самых известных объектов города, можно узнать на выставке.

«Теперь у нас подлецов не бывает». Размышления о спектакле «Мертвые души» в Театре имени Ленсовета
08 Июня 2019

«Теперь у нас подлецов не бывает». Размышления о спектакле «Мертвые души» в Театре имени Ленсовета

Спектакль молодого режиссера Романа Кочержевского – это тоска по живой душе в круговороте душ мертвых.

Михаил Пиотровский. Провокация в Венеции
05 Июня 2019

Михаил Пиотровский. Провокация в Венеции

Почему присутствие Эрмитажа на Венецианской биеннале вызвало у многих раздражение?