Челлендж Ольги Пащенко. Каким должен был быть фестиваль «Серебряная лира»

Международный фестиваль камерного исполнительства «Серебряная лира» в этом году был отменен почти в последнюю минуту, когда многим зарубежным музыкантам уже были куплены авиабилеты. Ничего не подозревавшие критики и журналисты явились на пресс-конференцию, где их огорошил печальным известием художественный руководитель фестиваля Борис Березовский. Тогда же выяснилось, что и залы Филармонии будут закрыты на время локдауна. В Большом и Малом залах публика с нетерпением ждала виртуозов камерной музыки из России, Чехии, Швейцарии, Голландии, Бельгии, Испании, Армении, Литвы... Выдающаяся исполнительница на клавишных инструментах и органах разных эпох Ольга ПАЩЕНКО рассказала музыковеду Владимиру ДУДИНУ, какую изысканную программу подготовила для «Серебряной лиры».

Челлендж Ольги Пащенко. Каким должен был быть фестиваль «Серебряная лира» | ФОТО предоставлено организаторами фестиваля

ФОТО предоставлено организаторами фестиваля

Что не услышала в вашем исполнении публика?

– В одном отделении я должна была играть на органе, во втором на хаммерклавире, задумав программу как исторический экскурс вокруг четырех «Б» – Бёма, Букстехуде, Баха и Бетховена. Бетховен ценил и уважал Баха, а Бах в свою очередь – более ранних немцев. Таким образом, я хотела показать связь внутри немецкой традиции.

Планировались ранние сонаты Бетховена на хаммерклавире «Вальтер», который мне обещали дать из оркестра musicAeterna. Я очень люблю старинные органы, особенно северно-немецкие барочные. На органе Филармонии я мечтала сыграть Баха и северных немцев, это одна из моих любимых тем. Программа была специально составлена для этого фестиваля, предстояла ее премьера. Низко кланяюсь организаторам «Серебряной лиры» – Светлане Симоновой и Борису Березовскому, по предложению которых я и создала эту программу.

Много у вас таких интересных программ?

– Очень много. Мое творческое кредо – играть музыку на том инструменте, для которого она написана, плюс-минус в зависимости от обстоятельств. Когда приглашают туда, где есть французский рояль XIX века, ты думаешь, что хорошо бы сыграть на нем Шопена или Листа, если есть клавесин – либо Баха, либо Лигети. Представляешь, как замечательно было бы исполнить Метнера на рояле первой половины ХХ века или Равеля на «Бехштейне»... Программ может быть великое множество, но есть любимые затеи. Бетховен – всегда любимая затея, потому что на протяжении многих лет я связана с Домом Бетховена в Бонне. Там, сидя в архиве и листая его манускрипты, всегда сильно вдохновляюсь. В моем репертуаре очень много барочной музыки, поэтому я и живу в Голландии – колыбели Earlymusic, из-за которой туда переехала.

Как держите в памяти такое огромное количество музыки? Или играете по нотам?

– Играю по нотам. Старинную музыку всегда играют по нотам, чтобы не упустить детали, выписанные композитором. Мы же стараемся передать все наиболее точно, как нам кажется, хотя понимаем, что невозможно максимально точно воплотить замысел композитора. Неизбежно накладывается наша интерпретация, чему способствует чтение любого прочитанного сегодня трактата. Именно по этой причине старинную музыку и принято играть по нотам. В моем же случае, когда играешь на разных инструментах, приходится учитывать множество всевозможных факторов, отнимающих внимание. Каждый раз надо контролировать силу нажатия, вес корпуса, множество иных нюансов и особенностей строения того или иного инструмента. Да и не было традиции играть наизусть, была традиция импровизировать. На органе все до сих пор играют по нотам, за редким исключением. Я долго играла наизусть, но потом это перестало быть для меня достижением. Мне интересно извлекать новые звучности из разных инструментов.

Азарт и даже непредсказуемость в вашей профессии, насколько я понимаю, гарантированы. А когда вы свернули в сторону исторически информированного исполнительства?

– Рано свернула, началось это еще в России. Мой папа, доктор биологических наук, был большим меломаном, собрал огромную коллекцию винила в доме. Все время слушал записи Леонхардта, когда мне было лет пять. В доме постоянно звучал клавесин, флейта траверсо – это было нормой. Я Деду Морозу однажды написала письмо с просьбой подарить клавесин.

Подарил?

– Увы, нет, как ни странно. Позже я попала в очень хорошие условия в Гнесинской десятилетке в Москве, где был класс клавесина у Ольги Мартыновой. Мне было тринадцать, когда я начала там заниматься. Потом плавно перешла на факультет исторического и современного исполнительского искусства в Московской консерватории – другого пути развития я не видела. С 18 лет появились орган, хаммерклавир, клавесин и все остальное, включая современную музыку. Нас там разносторонне развивали. Потом уехала в Голландию учиться к Ричарду Эгарру, окончила две магистратуры – по клавесину и хаммерклавиру. Позднее получила профессуру в Утрехте и в Генте. Сейчас преподаю хаммерклавир, являюсь завкафедрой в Амстердамской консерватории им. Свелинка, а в Генте преподаю рояль и клавесин. Но концертная деятельность имеет для меня первостепенное значение.

В России не часто бываете?

– Да, но как только зовут – с удовольствием приезжаю. За последние два года этой несчастной пандемии все очень сильно свернулось, вместо того чтобы пойти на увеличение. Но скоро, будем надеяться, все заработает как прежде.

У вас такой опыт, закалка, темперамент, что, похоже, вы с легкостью выдерживаете большие нагрузки. Они стали для вас нормой.

– В этом жизнь и заключается. Главное – вовремя устроить для себя этот «челлендж», то есть бросить вызов.

#фестиваль #музыка #филармония

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 224 (7061) от 30.11.2021 под заголовком «Челлендж Ольги Пащенко».


Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Эротика в обмен на продукты. Как художник Сомов выживал в Петрограде
21 августа 2019

Эротика в обмен на продукты. Как художник Сомов выживал в Петрограде

Русский музей развернул в Михайловском замке выставку к 150-летию Константина Сомова.

Иронический оптимизм от Тарантино. О чем рассказывает фильм «Однажды в... Голливуде»
16 августа 2019

Иронический оптимизм от Тарантино. О чем рассказывает фильм «Однажды в... Голливуде»

В своей картине режиссер противопоставляет жизненную правду - и ее вечную, несокрушимую экранную имитацию.

Перчик под дождем. Как прошел фестиваль «Оперетта-парк» в Гатчине
06 августа 2019

Перчик под дождем. Как прошел фестиваль «Оперетта-парк» в Гатчине

Оперетта хороша в любое время года, но летом - особенно.

Михаил Пиотровский. Не отрекаясь и не проклиная
31 июля 2019

Михаил Пиотровский. Не отрекаясь и не проклиная

Настал важный момент для культуры нашей страны: идет война за то, как она будет развиваться дальше.

Люди земли и неба. Какими были Семен Аранович и Илья Авербах
29 июля 2019

Люди земли и неба. Какими были Семен Аранович и Илья Авербах

Вспоминаем двух советских режиссеров.

Маринист на рейде. 35 картин и рисунков Айвазовского представили на выставке в Кронштадте
03 июля 2019

Маринист на рейде. 35 картин и рисунков Айвазовского представили на выставке в Кронштадте

Участие коллекционеров позволило наглядно показать контрасты художника, которого одинаково занимали темы бури и покоя.

Граф поклонялся искусству. В Эрмитаже представили коллекцию Строганова
27 июня 2019

Граф поклонялся искусству. В Эрмитаже представили коллекцию Строганова

Живопись, акварели, скульптура, фарфор, мебель, редкие книги — все это показывает хороший вкус коллекционера.

Анна Нетребко впервые исполнила в России партию Аиды в опере Верди
13 июня 2019

Анна Нетребко впервые исполнила в России партию Аиды в опере Верди

Это случилось на исторической сцене Мариинского театра на фестивале «Звезды белых ночей».

В особняке Карла Шредера открыли доступ в кабинет хозяина
11 июня 2019

В особняке Карла Шредера открыли доступ в кабинет хозяина

Туда можно попасть с экскурсией просветительской программы «Открытый город».

Открыли архивы: неожиданные повороты в судьбах известных зданий Петербурга
10 июня 2019

Открыли архивы: неожиданные повороты в судьбах известных зданий Петербурга

О том, как решения властей отражались в судьбе самых известных объектов города, можно узнать на выставке.

«Теперь у нас подлецов не бывает». Размышления о спектакле «Мертвые души» в Театре имени Ленсовета
08 июня 2019

«Теперь у нас подлецов не бывает». Размышления о спектакле «Мертвые души» в Театре имени Ленсовета

Спектакль молодого режиссера Романа Кочержевского – это тоска по живой душе в круговороте душ мертвых.

Михаил Пиотровский. Провокация в Венеции
05 июня 2019

Михаил Пиотровский. Провокация в Венеции

Почему присутствие Эрмитажа на Венецианской биеннале вызвало у многих раздражение?