Главная городская газета

Чары русского авангарда

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Культура

Застывший образ танца «обыкновенной богини»

В Петербурге открылась выставка, посвященная памяти Галины Улановой. На вернисаже представлены портреты не только выдающейся примы русского балета, но и других прославленных балерин Читать полностью

Памяти Дмитрия Хворостовского посвящается

Петербург отдаст дань уважения таланту знаменитого российского баритона. Читать полностью

В Президентской библиотеке прозвучит нежная музыка сильного императора

В Колонном зале библиотеки 27 июня петербуржцы  познакомятся с культурной стороной эпохи российского императора Николая I. Читать полностью

Босиком по льду: «Ромео и Джульетта» - в Петербурге

Драматический спектакль Ильи Авербуха до конца июня приехал в Северную столицу. Детали масштабного ледового шоу - в нашем материале. Читать полностью

Театр одного актера на Летних чтениях

В течение трех дней, с 19 по 21 июня, в Петербурге пройдет фестиваль «Летние чтения». В этот раз программа приятно удивит гостей проекта. Читать полностью

Из Петербурга в Токио: история одной выставки

Впервые художественная выставка направилась из России в страну восходящего солнца в 20-х годах прошлого столетия. О том, как это было, вспоминают «СПб ведомости». Читать полностью
Чары русского авангарда  | Портреты композитора Артура Лурье кисти Петра Митурича (слева) и Льва Бруни.<br>ФОТО автора

Портреты композитора Артура Лурье кисти Петра Митурича (слева) и Льва Бруни.
ФОТО автора

К петербургским адресам, связанным с авангардом начала прошлого века, прибавился еще один: Университетская набережная, дом 17, квартира № 5. В Мраморном дворце Русского музея до 14 ноября можно побывать в этой легендарной квартире, где в 1915 - 1925 годах под предводительством искусствоведа Николая Пунина творилось новое искусство.

Каждый четверг в течение десяти лет здесь собирались молодые художники, поэты, критики, музыканты. Они объединились в некое сообщество, которое, с легкой руки Пунина, получило название «Квартира № 5».

- Выставку «Квартира № 5. К истории петроградского авангарда. 1915 - 1925» мы делали со страстью, - говорят кураторы Ирина Карасик и Наталья Козырева. - Она, в сущности, очень проста: история о творческой молодежи Петрограда, чье становление пришлось на очень непростые годы для России. В нее как бы встроены маленькие монографические выставки - о каждом из 14 наших героев.

Имена многих давно и хорошо известны - Петр Митурич, Натан Альтман, Николай Тырса. Других художников многие откроют для себя благодаря выставке: хозяин квартиры Лев Бруни, в жилах которого, как шутили коллеги, текла акварель вместо крови, Петр Громов, Святослав Нагубников, Ростислав Воинов. Учителями своими они избрали Владимира Татлина и Велимира Хлебникова. А идеологом «квартиры» был искусствовед Николай Пунин. Выпускник знаменитой царскосельской гимназии и Университета, он несколько лет проработал в журнале «Аполлон», но затем счел «Мир искусства» с его эстетством и стремлением к красоте устаревшим и встал на сторону футуризма. Как говорит Ирина Карасик, «квартиру № 5» мы видим его глазами:

- Вся экспозиция словно прошита высказываниями Николая Николаевича Пунина о художниках «квартиры» и об их мировоззрении из его мемуаров и критических статей. Если бы не Пунин, вряд ли это творческое объединение дошло бы до будущего и уж совершенно точно не заняло бы такого места в истории авангарда.

Вот он - на знаменитом портрете кисти Казимира Малевича встречает всех, кто пришел на выставку. Художник изобразил Пунина во вполне реалистической манере в профиль, в супрематическом костюме, напоминающем моду эпохи Ренессанса. Малевич, который гремел в те годы, так и не стал кумиром «квартирантов». Они предпочли противостоящего ему Владимира Татлина. Малевич делал упор на цвете и форме, Татлин превозносил предмет. Однажды он вышиб из-под Малевича стул и предложил ему посидеть «на цвете и форме».

- Малевич олицетворял космос, идеи. Татлин - землю, материал, - говорят кураторы.

Участники «Квартиры № 5» выбрали землю. Татлин был убежден в том, что художник должен не изображать предмет, а превращать сам предмет в произведение искусства. Эта его идея была созвучна исканиям дадаистов. Примерно в то время Марсель Дюшан предпринял попытку возвести в ранг искусства такой прозаический утилитарный предмет, как писсуар.

В 1960-е идею подхватили художники поп-арта. Роберт Раушенберг тогда декларировал: «Современное искусство не сидит на своей заднице в музее, а делает что-то другое». Не правда ли, похоже на лозунг Владимира Татлина: «Ни к старому, ни к новому, а к нужному»? На выставке есть несколько знаменитых татлинских «контррельефов». Эти объемные композиции из металлических конструкций, деревянных плоскостей, стекла и штукатурки, потрясли «квартирантов». Они почти забыли о живописи и, как вспоминал Пунин, «потели над конструированием пространственных моделей».

К сожалению, работы «квартирантов» в этой манере, отразившиеся потом в стиле конструктивизм - в архитектуре, дизайне костюма, сценографии, - почти не сохранились. На выставке есть лишь фотографии и реконструкции подобных опытов. Например, опыты Петра Митурича в этом направлении реконструировал по фотографиям и эскизам много позднее его сын Май.

В основном же нам показывают их рисунки - надо признать, виртуозные и очень часто реалистические. Тот же Митурич, который дружил с поэтом Велимиром Хлебниковым (и затем даже женился на его сестре Вере), представлен рисунками известного «санталовского» цикла. Здесь есть и карандашный портрет Хлебникова, и его изображение на смертном одре. «Велимир ушел с земли в 9 часов 28 июня 1922 года в деревне Санталово Новгородской губернии Крестецкого уезда, - записал Петр Митурич в дневнике. - Сделал портрет с мертвого...» Хлебников оставил ему две наволочки, набитые стихами, иллюстрации ко многим делал Митурич. Рисунки к «Степану Разину», показанные на выставке, напоминают сложные, закручивающиеся в спираль и наполненные бешеной энергией узоры из букв. В витрине - кубики: «Азбука Хлебникова», реконструированная Маем Митуричем. Стихи Хлебникова, как и музыка композитора Артура Лурье (тоже входившего в круг «Квартиры № 5») и многие работы художников русского авангарда не всегда понятны с первого взгляда и могут показаться заумными. Не надо бояться этого. Как написал однажды Хлебников, «...чары слова, даже непонятного, остаются чарами и не утрачивают своего могущества».


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook