Большой зал Филармонии открыл новый сезон в день рождения Шостаковича

Большой зал Филармонии открыл новый сезон по традиции – в день рождения Д. Д. Шостаковича, включив в программу долгожданного концерта его Первую симфонию. За пультом был Николай Алексеев.

Большой зал Филармонии открыл новый сезон в день рождения Шостаковича | ФОТО Станислава ЛЕВШИНА предоставлено пресс-службой Филармонии

ФОТО Станислава ЛЕВШИНА предоставлено пресс-службой Филармонии

Выход оркестра на сцену после чуть более чем полугодового перерыва публика приветствовала радостным ликованием и стоячей овацией. Некоторые оркестранты, чьи лица озарили счастливые улыбки при виде переполненного зала, трогательно хлопали слушателям, без которых их деятельность лишена главного смысла – нести в массы «разумное, доброе, вечное». В оркестре было немало незнакомых молодых лиц, явно недавно покинувших студенческие скамьи и появившихся в оркестре, вероятно, после конкурсных прослушиваний. Когда обе стороны процесса – слушатели и музыканты расселись, из динамиков донеслось объявление с просьбой о средствах индивидуальной защиты и соблюдении дистанции, которое было встречено дружным хохотом: в зале яблоку было негде упасть, рассадка была «плечом к плечу», плотно было и на хорах.

Надо отдать должное завидной выдержке артистов Филармонии, которые в отличие от ряда коллег в России и мире в гордом молчании соблюли затянувшуюся паузу от и до, не устраивая никаких акций и вылазок ни в свою, ни в чужую поддержку. Дирижер Николай Алексеев на пресс-конференции накануне заявил, что никаких репетиций онлайн во время изоляции не было, каждый из оркестрантов поддерживал форму как мог в индивидуальном порядке. Репетиции возобновились лишь незадолго перед первым концертом после перерыва.

Первые мотивы пульсации краткого вступления к Третьему фортепианному концерту Рахманинова, открывшего концерт, отбросили всякие сомнения об изменении исполнительского уровня, который остался в полном порядке. Пара тактов в трагическом ре-миноре, словно имитирующих сердцебиение и дыхание земли, дали почувствовать фирменную теплоту струнных, которой знаменит и за которую обожаем этот коллектив во всем мире.

Маэстро Юрий Темирканов, эту теплоту с особым тщанием культивирующий, по состоянию здоровья не смог выйти в тот вечер к своему коллективу и публике. Николай Алексеев задал куда более деловую интонацию и настроение. Он предложил увидеть в этом сочинении, написанном в 1909-м – году начала «Русских сезонов» Дягилева, – больше обыденности антиромантичного ХХ века, будто отказывающегося от прежних канонов красоты, прощающегося с иллюзиями века Чайковского и Брамса, Шумана и Шопена. Минимум широты дыхания, агогических вольностей и восторженности, максимум прямолинейности, железной воли, сжатия времени и «театра военных действий». В русле этой тенденции пришлось творить и солисту – пианисту Николаю Луганскому (на снимке). Он никогда не покушается своими интерпретаторскими амбициями на законы авторского текста, считая их территорией абсолютной неприкосновенности. В каждой ноте этого музыканта слышался принцип быть покорным слугой композитора.

Быть свободным и говорить «свое слово» в технически сложной музыке Третьего концерта – высочайший пилотаж, на который не все отваживаются, хотя такие возможности он щедро предоставляет. Николай Луганский рационально, взвешенно, чуть отстраненно, хотя и не без эмоциональной взволнованности, давал услышать, как сложна и прихотлива лексика этого велеречивого сочинения. Куда более пространственно и эмоционально свободен от оркестрового регламента оказался он в бисе _ парафразе Рахманинова на вальс «Муки любви» Крейслера. Легко и непринужденно явил он там и волнующую страсть, и «шепот, робкое дыханье, трели соловья», оставив у слушателей сладкое послевкусие.

После полагающегося антракта на смену Рахманинову пришел ранний, но уже очень зрелый Шостакович. Первую симфонию, премьера которой состоялась в Ленинграде в 1926 году под управлением Николая Малько, маэстро Алексеев трактовал как музыку немилосердного ХХ века, наделив ее жесткими чертами, высушенными от романтических контрастов и налета сказочно-эпической зачарованности, доставшихся Шостаковичу в наследство от русских композиторов петербургской школы. Альтернативой им стали контрасты, скорее, супрематические, авангардные, угловатые, когда на круглое натыкается нечто треугольное... И калейдоскоп событий уводит куда-то в пустоту черного квадрата.

#концерт #музыка #филармония

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 174 (6772) от 28.09.2020 под заголовком «Первая в первый день».


Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Эротика в обмен на продукты. Как художник Сомов выживал в Петрограде
21 августа 2019

Эротика в обмен на продукты. Как художник Сомов выживал в Петрограде

Русский музей развернул в Михайловском замке выставку к 150-летию Константина Сомова.

Иронический оптимизм от Тарантино. О чем рассказывает фильм «Однажды в... Голливуде»
16 августа 2019

Иронический оптимизм от Тарантино. О чем рассказывает фильм «Однажды в... Голливуде»

В своей картине режиссер противопоставляет жизненную правду - и ее вечную, несокрушимую экранную имитацию.

Перчик под дождем. Как прошел фестиваль «Оперетта-парк» в Гатчине
06 августа 2019

Перчик под дождем. Как прошел фестиваль «Оперетта-парк» в Гатчине

Оперетта хороша в любое время года, но летом - особенно.

Михаил Пиотровский. Не отрекаясь и не проклиная
31 июля 2019

Михаил Пиотровский. Не отрекаясь и не проклиная

Настал важный момент для культуры нашей страны: идет война за то, как она будет развиваться дальше.

Люди земли и неба. Какими были Семен Аранович и Илья Авербах
29 июля 2019

Люди земли и неба. Какими были Семен Аранович и Илья Авербах

Вспоминаем двух советских режиссеров.

Маринист на рейде. 35 картин и рисунков Айвазовского представили на выставке в Кронштадте
03 июля 2019

Маринист на рейде. 35 картин и рисунков Айвазовского представили на выставке в Кронштадте

Участие коллекционеров позволило наглядно показать контрасты художника, которого одинаково занимали темы бури и покоя.

Граф поклонялся искусству. В Эрмитаже представили коллекцию Строганова
27 июня 2019

Граф поклонялся искусству. В Эрмитаже представили коллекцию Строганова

Живопись, акварели, скульптура, фарфор, мебель, редкие книги — все это показывает хороший вкус коллекционера.

Анна Нетребко впервые исполнила в России партию Аиды в опере Верди
13 июня 2019

Анна Нетребко впервые исполнила в России партию Аиды в опере Верди

Это случилось на исторической сцене Мариинского театра на фестивале «Звезды белых ночей».

В особняке Карла Шредера открыли доступ в кабинет хозяина
11 июня 2019

В особняке Карла Шредера открыли доступ в кабинет хозяина

Туда можно попасть с экскурсией просветительской программы «Открытый город».

Открыли архивы: неожиданные повороты в судьбах известных зданий Петербурга
10 июня 2019

Открыли архивы: неожиданные повороты в судьбах известных зданий Петербурга

О том, как решения властей отражались в судьбе самых известных объектов города, можно узнать на выставке.

«Теперь у нас подлецов не бывает». Размышления о спектакле «Мертвые души» в Театре имени Ленсовета
08 июня 2019

«Теперь у нас подлецов не бывает». Размышления о спектакле «Мертвые души» в Театре имени Ленсовета

Спектакль молодого режиссера Романа Кочержевского – это тоска по живой душе в круговороте душ мертвых.

Михаил Пиотровский. Провокация в Венеции
05 июня 2019

Михаил Пиотровский. Провокация в Венеции

Почему присутствие Эрмитажа на Венецианской биеннале вызвало у многих раздражение?