Главная городская газета

Ультрамарин на фоне терракоты

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Культура

Босиком по льду: «Ромео и Джульетта» - в Петербурге

Драматический спектакль Ильи Авербуха до конца июня приехал в Северную столицу. Детали масштабного ледового шоу - в нашем материале. Читать полностью

Театр одного актера на Летних чтениях

В течение трех дней, с 19 по 21 июня, в Петербурге пройдет фестиваль «Летние чтения». В этот раз программа приятно удивит гостей проекта. Читать полностью

Из Петербурга в Токио: история одной выставки

Впервые художественная выставка направилась из России в страну восходящего солнца в 20-х годах прошлого столетия. О том, как это было, вспоминают «СПб ведомости». Читать полностью

Ысыах Олонхо: в Петербурге отметили якутский Праздник лета

Ысыах - в переводе «изобилие» - главный праздник Республики Саха. В Якутии торжества пройдут только 21 июня. Но небольшие выездные ысыахи уже начали свое шествие по России: они состоялись в Калининграде, Владивостоке, Москве... Читать полностью

Концертный хор Санкт-Петербурга: разрушая стереотипы

Премьера большого концертного проекта «Чайковский-гала» состоится сегодня в Большом зале Филармонии и станет приношением к 125-летней годовщине смерти великого русского композитора. Читать полностью

На Елагином острове откроется летняя библиотека

21 июня в 15.00 в Петербурге стартует 7 сезон Летнего читального зала. Читать полностью
  Ультрамарин на фоне терракоты | ФОТО Александра ДРОЗДОВА

ФОТО Александра ДРОЗДОВА

Весной 2015 года в Москве будет показана необычная премьера «Евгения Онегина». Камерную джазовую версию оперы для четырех музыкантов и трех солистов сочинили режиссер Василий Бархатов и пианист Алексей Филимонов. Костюмы для спектакля готовит известный петербургский дизайнер одежды Стас ЛОПАТКИН. Он рассказал обозревателю Вадиму МИХАЙЛОВУ о профессии модельера, быстрой моде, тонкостях психологии в работе с клиентами.

– В вашей опубликованной биографии первые слова – «окончил швейное училище»...

– Поступая в училище, я не знал, чего хочу. До этого учился в художественной школе, в театральной студии. Хотел попробовать что-то еще. Понравится – останусь, не понравится – уйду. Мама научила шить в детстве. Для жены военного, да еще на севере, умение шить необходимо и естественно.


– После училища вы окончили художественно-графический факультет Герценовского университета. А как занялись сценографией?

– Попал в театр случайно еще студентом. Меня пригласили на один спектакль, попробовать. По каким-то причинам областной ТЮЗ в Гатчине остался без художника, и я должен был за месяц сделать декорации к «Русалочке». Сам рисовал эскизы, сам расписывал.

Проработал там год, сделал четыре спектакля, уже с костюмами, но не считал это занятием надолго.


– И создали собственную студию одежды?

– Еще студентом принимал заказы, это был способ зарабатывать. Художником быть дорого, надо покупать краски, холсты. Потом клиентов становилось все больше. А потом понял, что не буду художником-станковистом. Мне скучно и неинтересно в тиши мастерской, нужно постоянное движение, чтобы вокруг были люди, общение, быстрая оценка моих работ. В живописи это невозможно. Когда еще художника оценят?


– Чем вы привлекли внимание клиентов?

– Вопрос, скорее, к ним. Никакой стратегии у меня не было и нет. Не старался никого специально приманивать, не пользуюсь рекламой. С детства помню желание окружить себя красивыми вещами. К одежде было такое же отношение. Она должна быть красивая, качественная как снаружи, так и внутри. Глаз цепляет хорошее.


– Про ваш стиль написано в сетях: романтичный, сочетающий практичность и аристократизм, использующий причудливый крой, строгий силуэт, кружева и нежные цвета. Правильно?

– В принципе верно, хотя слово «романтизм» мне не нравится. Драма мне ближе.


– В вашей одежде должна быть драма?

– Создаю историю с сюжетом, как режиссер. Например, в ежегодном проекте «Ассоциации в Царском Селе» темой показа 2014 года была «англомания». Я выбрал пьесу «Буря» Шекспира и соединил ее с историей Марии Стюарт. С помощью причесок «убрал» лица, намекая на казнь шотландской королевы.


– «Буря» была создана только для показа?

– Для себя, хотя впоследствии вещи из коллекции могут быть проданы. Мой принцип – делать, что я хочу. Клиент должен захотеть то же самое.


– То есть приходит дама «с претензиями» и вы обращаете ее в свою веру?

– Сейчас клиентки знают меня и понимают, что придется со мной согласиться. Иначе...


– ...вокруг много других студий?

– Конечно.


– Вернемся к вашим клиентам, их много?

– Если считать всех, кто заказал хотя бы одну вещь, то несколько тысяч в разных странах.


– Кто они?

– Творческие люди. Даже соглашаясь на мои предложения, они приносят свои идеи. Изделие рождается в диалоге. Необходимое условие работы со мной – клиент должен себя любить вне зависимости от внешних данных. Иначе лучше к нам не заходить.


– У вас есть предпочтения в тканях, в цветах?

– Нет любимого цвета. Важно сочетание, необязательно в одном изделии. Речь о впечатлении, которое производит платье в сочетании с фоном, на котором окажется женщина, вышедшая погулять. Например, на фоне кирпичной стены (терракота) хорошо смотрится ультрамарин.

Что касается тканей, то всегда натуральные – хлопок, шелк, шерсть. В качестве подиумной истории мне нравятся современные декоративные ткани, например, появились швейцарские разработки тканей с голографическим принтом.


– Ваша студия – это команда?

– Конечно.


– Как она подбирается?

– Как обычно. Дается объявление – «требуется портной». Отсматриваю много людей, даю им задания. Но все равно, команда создается здесь в студии, в процессе обучения.


– Что покажете летом 2015 года на «Ассоциациях в Царском Селе»?

– Пока сообщу – вам первому – рабочее название: «Шинуазри» – китайщина. Сейчас тема модная и политически оправданная.


– Если говорить упрощенно, существует два типа художников. Рабочий день одних начинается с чтения новостей. Другие ничего такого не делают, а пользуются багажом, накопленным в молодости. К какому типу себя относите?

– Ко второму. В моем мире главенствуют давно прочитанные книги. Маркес, я его иллюстрировал и коллекции ему посвящал, Достоевский. Могу их спокойно перечитывать. Хотя, конечно, слышу и вижу, что происходит вокруг.


– Несколько лет назад появилось понятие «фастфэшн», «быстрой моды», когда коллекции создаются не к сезонам типа «зима», «лето», а гораздо чаще...

– Правильная тенденция, она мне нравится. Появилось больше возможностей для самовыражения. Дизайнеры делают то, что они хотят сегодня, не подстраиваясь под сезоны: сначала шубы, потом – сарафаны...


– Как изменился мир моды за последние десятилетия?

– Индивидуальная работа быстро сокращается. Сейчас существует огромный сегмент супермассовой одежды и очень ограниченный – элитной.


– Как отразился экономический кризис на мире моды?

– На этот вопрос нет простого ответа. С одной стороны, было хорошо, когда много шили, много покупали. С другой, бесконечное потребление заводит в тупик, вещей становится все больше, в этом потоке клиент теряет представление о должном качестве изделия. Речь не о шитье, говорю про дизайнерские идеи.

Кризис остановил процесс бесконечного потребления, дизайнерам он дает шанс для развития, для улучшения качества работы.


– Маленький мир моды влияет на весь большой мир?

– Мне хочется так думать. Но сегодня никакое искусство на него не влияет.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook