Выбор Азии. Почему внешнеполитическая и внешнеэкономическая конфигурация РФ должна включать «разворот на юг»?

Словосочетание «разворот на Восток» за последние месяцы прочно вошло в оборот российских экономистов и политологов. Когда его произносят, имеют в виду расширение сотрудничества и торговли прежде всего с такими крупными партнерами, как Китай и Индия. О том, почему новая внешнеполитическая и внешнеэкономическая конфигурация РФ обязательно должна включать в себя еще и «разворот на Юг», в направлении Центральной Азии, корреспонденту «Санкт-Петербургских ведомостей» Инессе ЮШКОВСКОЙ рассказал ведущий научный сотрудник Института международных исследований МГИМО МИД России профессор СПбГУ Александр КНЯЗЕВ.

Выбор Азии. Почему внешнеполитическая и внешнеэкономическая конфигурация РФ должна включать «разворот на юг»? | ФОТО Pixabay

ФОТО Pixabay

Александр Алексеевич, как санкции против России и усилившаяся миграция в бывшие советские республики повлияли на их экономики?

— Естественно, что антироссийские санкции оказали воздействие на экономики стран Центральной Азии (ЦА), не просто тесно связанные с Россией, а в высокой степени зависимые от России. Хотя и преувеличивать это влияние вряд ли стоит. По-прежнему действуют все производственные связи. Некоторые сбои в сфере финансовых транзакций были быстро преодолены, значительно ускорился переход к взаимным платежам в национальных валютах. Беспрецедентное укрепление рубля существенно повлияло и продолжает влиять на устойчивость местных валют. Во многих случаях заметно вырос товарооборот с Россией, особенно в той части, которую мы теперь называем «параллельным импортом». Это характерно прежде всего для Казахстана и Узбекистана, успешно обеспечивающих нас многими подсанкционными товарами. Около 50 из 300 покинувших российский рынок компаний проявили интерес к релокации своего бизнеса в Казахстан.

Есть существенные подвижки и в переносе производств. В Узбекистане сейчас работают более 2 тысяч совместных предприятий с российским участием, при этом с начала 2022 г. наш бизнес создал в этой республике 302 предприятия. Россия сегодня — это лидер среди стран, создавших предприятия с иностранным капиталом, и ключевой инвестиционный и торговый партнер Узбекистана.

В рамках известного российского «разворота на Восток» в Центрально-Азиатском регионе (хотя это скорее юг) меняется наше отношение к этому геоэкономическому пространству. Для нас становятся интересными некоторые трансграничные проекты, отношение к которым в РФ до недавнего времени было, скажем так, безразличным.

С весны в мире началась резкая поляризация позиций стран. Что изменилось на центрально­азиатском поле?

— Общей для всех республик особенностью является осторожность, что проявляется, в частности, в том, как их представители голосуют в Ген­ассамблее ООН по антироссийским вопросам. Еще не было случая, чтобы кто‑то проголосовал против РФ: представители государств региона в ООН либо воздерживаются, либо отсутствуют на заседаниях. Некоторые эксперты, правда, считают это чуть ли не предательством. Я так не думаю. ООН уже давно ушла на дальнюю периферию международной значимости, сохранив для нас единственный смысл: это площадка, позволяющая донести российскую точку зрения до стран мира, прямо в конфликте РФ с Западом не участвующих. Это важно, и эта задача выполняется. С другой стороны, голосование Узбекистана или Таджикистана в одном ряду с Сирией или Никарагуа в пользу России может повлечь за собой их прямой ­конфликт с Западом. Им это не нужно, но не нужно и нам: это же как минимум каналы обхода санкций…

Каковы перспективы многовекторности, к которой склоняются некоторые страны ЦА?

— Все страны региона придерживаются в своей внешней политике той самой доктрины многовекторности. С усилением поляризации упование на возможность иметь преференции от всех сторон только увеличилось. И пока в целом им это вроде удается. Но в условиях гибридной войны России с Западом очень заметно, что политика маневрирования изменила свой характер. Она стала предельно ситуативной, динамичной, требующей стремительных реакций, а потому — невероятно нервной, рефлекторной.

Возможности маневрирования, многовекторности, на мой взгляд, сейчас крайне хрупкие. Малейшая ошибка политиков или дипломатов в любой момент способна привести к полному фиаско. Сегодня в Центральной Азии к какому‑то принципиальному выбору власти не готовы и даже всеми силами сопротивляются этому выбору. Но реалии таковы, что его придется сделать. Страны ЦА, напрямую не участвующие в конфликте, в любой момент могут оказаться в ситуации жесткой необходимости принимать ту или иную сторону — это станет вопросом выживания. Само географическое положение на периметрах России и Китая и в соседстве с исламским миром не позволит им находиться в некоем «движении неприсоединения». Сегодняшнее их положение переходное, это транзит к выживанию в новом миропорядке. Тезис «кто не с нами, тот против нас»  прямо висит в воздухе…

Что с внешними влияниями на ЦА? Они активизировались?

— Да, большинство внешних акторов активизировались. Американцы пока сделали ставку на политико-дипломатическое давление на страны ЦА — частота разного рода визитов и переговоров зашкаливает (и это, кстати, одно из объяснений осторожности и уклончивости, которые стали характерными в отношениях стран региона с Россией). Тем более что в запасе американской региональной политики существует множество инструментов воздействия — от провоцирования сепаратистских или межэтнических конфликтов до элементарной покупки местных элит. Наиболее сложен в этом плане Казахстан, где в назарбаевский период в рамках сформированной компрадорской модели существования страны значительная часть элиты оказалась под абсолютным внешним контролем.

Европейский союз тоже вроде бы активен, но это скорее имитация активности. Центральная Азия готова работать с ЕС в сфере экономики. Политическое и любое иное сотрудничество, не подкрепленное солидными инвестициями, может быть только декларативным. Западные модели демократии, как и т. н. европейские ценности, в регионе давно себя дискредитировали. За исключением нефтяного сектора в Казахстане другого экономического взаимодействия, важного для ЦА, Евросоюз не предложил за все постсоветское время. В нынешнем глобальном противостоянии Центральная Азия ощущает себя товаром, растущим в цене. Но Евросоюз здесь не самый платежеспособный покупатель…

Активность Турции — отдельная интересная тема. Среди российских экспертов много алармизма на этот счет. Но даже последний тюркский саммит в Самарканде показал отсутствие единства в Организации тюркских государств (ОТГ). И в частности — нежелание Казахстана и Узбекистана прямо следовать интересам Анкары. Отчаянно сопротивляется вступлению в эту организацию Туркменистан, с трудом согласившийся год назад стать наблюдателем. Симптоматично выглядит тот факт, что и недавний саммит Туркмения — Турция — Азербайджан завершился принятием нескольких ни к чему не обязывающих меморандумов и рамочного соглашения в сфере культуры. Скромные результаты, особенно если учитывать многократные анонсы турецкой стороны о полноценном членстве Туркмении в ОТГ и о космических масштабов поставках турк­менского газа в Европу. Впрочем, полноценное вступление Туркмении в ОТГ могло бы сыграть с Анкарой дурную шутку. Помимо растущих проблем с Узбекистаном, категорически отметающим какую‑либо (тюркскую или любую иную) кооперацию с политическим контекстом, и уклончивых позиций Казахстана турецкой стороне не хватало еще и аналогичных «капризов» Туркмении. Так ведь и саму организацию можно потерять. Турецкое влияние в ЦА имеет свои пределы, четко очерчиваемые отсутствием у Анкары ресурсов, которые были бы сопоставимы с возможностями России или Китая.

Каким вам представляется будущее ЕАЭС и ОДКБ?

— ЕАЭС работает в том числе и на наше противодействие санкциям, учитывая общее таможенное пространство. По многим товарным группам резко выросли объемы торговли, в значительной мере благодаря реэкспорту в Россию «подсанкционки». В остальном идет рабочий процесс. Проблемы возникают, но они решаются.

Учитывая объем российской экономики, никто из остальных стран-­участниц всерьез не задумается о выходе из союза. Что они — будут отправлять трудовых мигрантов в США, Латвию или Эстонию? Или покупать чувствительно необходимые товары в Европе? Когда на короткое время после начала СВО затормозились поставки из России в ЦА сахара, растительного масла, зерна и муки, во всех без исключения странах региона случился настоящий продовольственный кризис. Зато потом ускорились процессы производственной кооперации с Казахстаном и даже с Узбекистаном, который в ЕАЭС является наблюдателем.

Конечно, на ЕАЭС оказывает влияние противостояние России с Западом — с февраля нынешнего года он находится в том же состоянии нервного ожидания, о котором я говорил выше. Отсюда постоянная неопределенность и зачастую утрата возникающих возможностей. В этом процессе выиграют те страны, которые успеют определиться. Это еще и некий тест на состоятельность их суверенности…

Страны региона пока очень осторожны. Там опасаются попадания под вторичные санкции Запада. Но я думаю, что выбор ими наиболее оптимальных решений для себя — вопрос не очень продолжительного времени.

С ОДКБ интереснее: опять же у ряда российских экспертов и СМИ недавно вызвали повышенный интерес несколько информационных вбросов по поводу якобы намечающегося выхода Казахстана из организации. И никто не обратил внимание на «маргинальность» источников этих вбросов.

В январе во время казахстанских событий ОДКБ впервые в своей истории выполнила — безо всякого преувеличения — задачу сохранения казахстанской государственности. Не сделав ни единого выстрела, в течение нескольких дней. Для полностью деморализованных казахстанских силовых структур, госорганов, всего общества появление миротворческих сил ОДКБ стало решающим катализатором для выхода из ступора, в котором они находились. Трудно представить в этой роли какие‑нибудь другие внешние контингенты — натовские, турецкие или китайские…

До этого Россия и ОДКБ (за которой видится в первую очередь РФ) оказались единственными гарантами региональной безопасности летом 2021 года, когда по региону пошла чуть ли не истерика в связи с приходом движения «Талибан» (признано экстремистским и запрещено в РФ) к власти в Кабуле. Приостановивший еще в 2011 году свое членство в ОДКБ Узбекистан — и тот не обошелся без совместных учений с Россией и роста активности по военно-технической линии, о странах — участницах ОДКБ Таджикистане, Киргизии, Казахстане и говорить нечего. Кое-­что делалось и в сотрудничестве с Туркменией… Выступать против присутствия ОДКБ в регионе и против ее ведущей роли в обеспечении региональной безопасности в самом широком смысле могут сегодня только люди с отсутствующим рациональным мышлением. Ну или те, кому за это платят.

Каким вы видите будущее БРИКС и ШОС?

— Вполне перспективным, хотя я бы пока не торопился с полностью оптимистическими оценками. В решениях этих организаций не видно чего‑то яркого, революционно ­влияющего на миропорядок. Но это не значит, что они остаются лишь площадками для коммуникации политиков, как это было с ШОС длительное время.

Сегодня в мире есть запрос на альтернативные формально существующим ООН, ОБСЕ и т. п. международные институты, к каковым ШОС и БРИКС (пусть пока и отдельными эпизодами) начинают эволюционировать. Я еще в 2006 – 2008 годах писал, например, о необходимости для ШОС взять на себя функции МАГАТЭ в регионе ответственности Шанхайской организации. Речь шла о контроле над ядерной программой Ирана, в отношении которой позиция МАГАТЭ была и остается ангажированной интересами США. Со временем все в большей степени становится очевидна растущая недееспособность ООН в вопросах безопасности в целом. А ОБСЕ, членами которой являются все страны Центральной Азии (что само по себе выглядит, мягко говоря, странным), никогда не была им нужной и полезной. Впрочем, как и Европе на протяжении последних 30 лет… Так что нужны новые международные институты, которые соответствовали бы новой конфигурации международных отношений. ШОС и ОДКБ — это, на мой взгляд, уже более чем их прообразы, но все же это еще и не вполне утвердившиеся альтернативные институты.

Вы уже упоминали Афганистан. Что сегодня он представляет собой?

— В общем виде ситуацию в Афганистане можно охарактеризовать как затянувшуюся долговременную неопределенность. Можно уверенно констатировать: альтернативы движению талибов не существует и не просматривается ее появление в среднесрочной перспективе. Все, кто объявляет себя оппозицией — а это в большинстве своем политики-эмигранты, — не имеют сколько‑нибудь значимой реальной социальной базы в стране. Это преимущественно вестернизированная публика, неплохо чувствовавшая себя в предшествующий период, контролируя те или иные источники доходов (включая во многих случаях и вполне адресные преференции от США, Турции, европейских стран за участие в имитации некоего разнообразия политической жизни с намеком на демократию). Практически все они дискредитированы в глазах афганского населения, хотя теоретически и способны при наличии финансирования сформировать какие‑то военизированные группировки в самом Афганистане. Большинство из них и не скрывают своих ожиданий на этот счет, многие прямо апеллируют к США и странам НАТО. Но там пока, похоже, не считают актуальной эскалацию военного конфликта в Афганистане. Что не исключает возникновения такого запроса в любой текущий момент… Учитывая значение Афганистана для зоны жизненных интересов России, это пространство может быть превращено во «второй фронт» для нашей страны, дабы заставить нас тратить ресурсы и в этом направлении.

Каковы перспективы признания правительства талибов в мире?

— С приходом талибов к власти в Афганистане заметно вырос уровень общей безопасности. Вопреки всем прогнозам, правительству удается удерживать социально-экономическую ситуацию от сползания к полной катастрофе, пусть это удержание и находится на самой грани допустимого.

Вопрос признания постепенно деактуализируется. В мире отсутствует какая‑либо универсальная формула признания-непризнания правительств. Простым признаком практического признания можно считать официальные дипломатические контакты между странами. Такие контакты действуют между правительством талибов и немалым числом стран. Скажем, в Москве, Пекине, Ашхабаде, Исламабаде аккредитованы временные поверенные в делах Афганистана, направленные правительством из Кабула. В Тегеране прежний афганский посол согласился представлять действующее правительство. В свою очередь в Кабуле не прекращали работу посольства России, Китая, Узбекистана, Туркмении, Ирана, Казахстана, Пакистана и еще ряда стран. В столицах этих государств нередки визиты от афганского правительства, в ходе которых решаются реальные проблемы.

Россия начала поставки в Афганистан ряда товаров жизненной необходимости — это пшеница, растительное масло, нефтепродукты и сжиженный газ. Мы исходим из того, что социально-экономический кризис (особенно на фоне замороженных на Западе афганских авуаров) может сам по себе способствовать нестабильности в стране. В то же время наша дипломатия постоянно напоминает руководству «Талибана» о необходимости некоторых перемен — например, т. н. инклюзивности правительства: чтобы в органах власти были представлены различные этнические и социальные группы населения. Что в первую очередь должно сделать правительство более устойчивым и отвечающим потребностям страны.

Нас интересует прежде всего стабильность в Афганистане. Есть известное изречение Дэн Сяопина: «Неважно, какого цвета кошка, главное, чтобы мышей ловила». Наверное, это тот самый случай. Идеалы, на реализации которых настаивает Запад, в любом случае вторичны, важнее интересы. Поэтому, не акцентируя особо внимание на политическом признании, с действующим правительством нужно просто работать на сохранение и улучшение ситуации в сфере безопасности. Отказ от конструктивной работы с ним — это путь к новому витку войны в Афганистане. А это не нужно ни нам, ни Афганистану, ни его странам-соседям.

А каким вы видите будущее крупных инфраструктурно-транспортных проектов через Афганистан для нашего выхода к новым рынкам?

— Нынешний этап гибридной ­войны Запада против России стимулирует наш особый обновленный интерес и к ЦА, и к Афганистану. Например, существует давний ­проект строительства газопровода Туркмения — Афганистан — Пакистан — Индия, который уже 30 лет не реализуется из‑за отсутствия условий безопасности и реальных источников финансирования. Поучаствовать в строительстве (а может быть, даже возглавить этот проект, с тем чтобы по нему экспортировать и российский газ на рынки Южной Азии, всего бассейна Индийского океана) наши газовые компании вполне могут. Для Казахстана как транзитера и для Туркмении-соэкспортера это бы стало очень важным ресурсом развития. Или продвигаемый Узбекистаном проект строительства железной дороги через Афганистан и Пакистан к портам Индийского океана, к которому и ранее проявлялся интерес РЖД. Теперь это может быть как важным направлением для товарных потоков из России и в Россию, так и мощным драйвером для Узбекистана. Ну и так далее…

«Разворот на Восток», о котором сейчас много говорят, не может заключаться только в расширении партнерства с Китаем. Да и Турции с Ираном тоже недостаточно. Новая российская внешнеполитическая и внешнеэкономическая конфигурация должна включать в себя и «разворот на Юг» везде, где это только возможно.


#политика #санкции #страны

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 246 (7329) от 29.12.2022 под заголовком «Выбор Азии».


Комментарии



Самое читаемое

#
#
Новые предметы и знания. Что изменится в российских школах с 1 сентября 2019 года
26 августа 2019

Новые предметы и знания. Что изменится в российских школах с 1 сентября 2019 года

Рассказываем, что ждет учащихся уже через несколько дней.

Вода из колодца - по лицензии. На кого распространяется новый закон?
26 августа 2019

Вода из колодца - по лицензии. На кого распространяется новый закон?

С 1 января пользование скважинами и колодцами будет разрешено только по документу.

Белые – в Лосево, маслята – в Синявино. 8 самых грибных мест Ленобласти
20 августа 2019

Белые – в Лосево, маслята – в Синявино. 8 самых грибных мест Ленобласти

Помогаем не очень опытным грибникам и любителям пробовать новое разобраться, в какие леса лучше всего выходить с ножом и лукошком.

В таких туфлях лететь нельзя! Курьезные случаи с пассажирами самолетов
08 августа 2019

В таких туфлях лететь нельзя! Курьезные случаи с пассажирами самолетов

Как обувь приняли за взрывчатку, а на борт пронесли летучую мышь.

Финляндия объяснила ужесточение визовых правил для петербуржцев
05 августа 2019

Финляндия объяснила ужесточение визовых правил для петербуржцев

С первого сентября туристам надо показывать план поездки и подтверждения наличия финансовых средств.

Спасибо, нам не надо. Китай не хочет присоединяться к новому договору о ликвидации ракет
05 августа 2019

Спасибо, нам не надо. Китай не хочет присоединяться к новому договору о ликвидации ракет

Пекин еще раз официально заявил, что выступает против превращения ДРСМД в многостороннее соглашение.

Демографический сюрприз. Как меняется численность населения Петербурга и Ленобласти
02 августа 2019

Демографический сюрприз. Как меняется численность населения Петербурга и Ленобласти

В черте Северной столицы и области вызревают города-стотысячники.

Перевозчики экономят. Еще одна авиакомпания отказалась от бесплатного питания для пассажиров
08 июля 2019

Перевозчики экономят. Еще одна авиакомпания отказалась от бесплатного питания для пассажиров

На борту самолетов будут предлагаться только прохладительные напитки.

В «Сестрорецком болоте» проложат 3 км экотроп
02 июля 2019

В «Сестрорецком болоте» проложат 3 км экотроп

Здесь сохранились такие растения и мхи, которых не встретишь больше нигде в окрестностях Петербурга.

Женский вопрос. Эксперт – об использовании феминитивов в юридическом языке
25 июня 2019

Женский вопрос. Эксперт – об использовании феминитивов в юридическом языке

Суды активно используют слова «истица» и «заявительница», а слово «юристка» встречается лишь однажды.

Как грамотно уйти с работы? Советы юриста
13 июня 2019

Как грамотно уйти с работы? Советы юриста

При увольнении «по собственному» человек помимо положенной зарплаты получает лишь компенсацию за неиспользованный отпуск.

Открывайте двери! В квартирах россиян будут искать незаконную перепланировку
03 июня 2019

Открывайте двери! В квартирах россиян будут искать незаконную перепланировку

Верховный суд РФ решил: управляющая компания имеет право доступа на жилплощадь с целью проверки.