В прицеле – одноклассники. Что побуждает подростков взяться за оружие?

«Стреляющие дети» – такой проблемы отечественная школа, пожалуй, не знала никогда. И вот только за последние годы – несколько случаев подряд. Кровь, трупы в школьных классах и коридорах. И еще какое-то число таких же трагедий нашим правоохранительным органам удалось предотвратить. Что побуждает подростков взяться за оружие и направить его на сверстников? Можно ли предотвратить подобные ситуации? Ответ на эти вопросы должно дать специальное исследование, которое проводят сейчас клинические психологи Санкт-Петербургского государственного педиатрического медицинского университета. Одна из них – доцент кафедры общей и прикладной психологии Татьяна МАЛИКОВА – поделилась предварительными результатами такой работы с обозревателем «Санкт-Петербургских ведомостей» Михаилом РУТМАНОМ.

В прицеле – одноклассники. Что побуждает подростков взяться за оружие? | ФОТО Pixabay

ФОТО Pixabay

Скажите, пожалуйста, Татьяна Владимировна, для вас как психолога, держащего руку на пульсе жизни современных подростков, стали ли эти страшные случаи большой неожиданностью?

– Более-менее неожиданным мог быть первый случай. Дальше срабатывает хорошо известный в психологии «синдром Вертера». Как известно, этот герой нашумевшего романа Гете, покончивший с собой, в свое время породил целую серию уже не книжных, а вполне реальных самоубийств. А в наше время «примером» для многих подражателей стал подросток, пришедший в школу с оружием. В США, откуда пошла эта «мода», ее именуют «Колумбайн» – по названию школы, где 20 апреля 1999 года двое старшеклассников убили 13 человек и ранили 23. Увы, потом выстрелы прозвучали и в других учебных заведениях страны. А теперь вот и у нас...

Что движет таким стрелком, кроме тупого желания быть похожим на какого-то безумца?

– Психологи выделяют три группы мотивов подобного поведения. Первый – банальное желание сделаться «героем одного дня», покрасоваться. Или, как сейчас модно, получить лайки в соцсетях. В отличие от взрослого человека подросток не думает о будущем, не просчитывает ситуацию на шаг вперед – ему важно прославиться сию минуту.

Второй – стремление примкнуть к какой-то группе. Например, к одному из неформальных интернет-сообществ, которые подталкивают подростков к «решительным действиям».

Третий – личностные особенности, депрессия. В этом случае подросток уже не видит окружающих людей, для него они – просто безликие объекты. Здесь уже можно говорить о неких психических расстройствах.

Существуют ли условия, которые активизируют эти факторы или делают какой-то из них более значимым?

– Боюсь показаться ретроградом, но все-таки скажу... У нас происходит изменение мышления. Если двадцать лет назад мы читали книжки, то теперь – сообщения в Интернете. Раньше дети писали письма, водя ручкой по бумаге, теперь – нажимая на кнопки. Их мышление становится разорванным. Они не мыслят категориями будущего, им важен только сегодняшний лайк. Эта изменившаяся социальная ситуация провоцирует подростка на спонтанные действия.

Свой вклад внесла и пандемия. Выход из состояния изоляции в мир людей, с которыми надо общаться, происходит совсем не гладко. В среде подростков возникают напряжения, конфликты. А эта среда, между прочим, очень жестокая. Еще вчера, в «телефонном режиме», можно было говорить только с тем, с кем хочешь. А сегодня приходится общаться и с тем, кто тебе неприятен.

Тем не менее исследования, проводимые как у нас, так и за рубежом, показывают, что «кристально чистой» психологической картины в поведении «стрелков» никогда нет. Подросток может быть и из самой благополучной семьи, успешен, не иметь конфликтов со сверстниками. И вдруг он берет в руки оружие и идет стрелять.

Помните сказку про Мальчиша-Кибальчиша: «И все бы хорошо, да что-то нехорошо». Ну не может человек «на ровном месте», ни с того ни с сего взять и убить другого человека!

– Разумеется. Внутри этой внешне благополучной ситуации есть некий спусковой крючок, которого не видят не только окружающие, но часто даже и сам подросток. Родители сплошь и рядом не хотят слышать никаких «тревожных звонков». И даже когда случается беда, они продолжают твердить: «Он не мог этого сделать. Он хороший, добрый мальчик!».

А уж тем более сложно убедить их в том, что этому мальчику уже давно была нужна помощь даже не психолога, а психиатра. Между тем вот так, отталкивая от себя проблему, люди сами и загоняют своего ребенка в различные невротические состояния. «Какое мы имеем право проверять, что он там смотрит в своем телефоне?» А он до ночи смотрит разные ужастики, а потом не может заснуть. Хотя это все поддается корректировке – есть масса программ «родительского контроля», которые можно установить на телефон ребенка. Они ограждают его от определенных сайтов или ограничивают время нахождения в Сети.

Но обеспокоиться этим родители должны не тогда, когда ребенок взял в руки оружие, а тогда, когда ему было еще 9 – 10 лет. А они дали ему «игрушку» – тот же телефон или планшет – и с тех пор не знали горя. Дома были тишь, гладь и божья благодать. А ребенок уже давно «ушел», он жил в своем мире. Между ним и родителями образовалась пропасть.

А вам не кажется, что за последнее время эта пропасть стала очень сильно увеличиваться? Эмоциональный разрыв между родителями и детьми гораздо больше, чем, скажем, 30 лет назад...

– Я это вижу по тем студентам, которые приходят к нам на первый курс. Все чаще и чаще оказывается, что их связь с родителями нарушена вплоть до полного прекращения отношений. И я виню в этом не «плохих» детей, а родителей, которым на этих детей было наплевать.

Но наплевать многим, а за оружие берутся все-таки единицы.

– Не будем кривить душой – все люди рождаются разными. Они отличаются по типу психики, влияют и наследственные факторы. Когда мы разбираем каждый такой трагический случай, почти всегда «в анамнезе» оказывается какой-то родственник, который так или иначе проявлял подобные наклонности. Отец, к примеру, бьет мать – у ребенка это откладывается в сознании как некая легитимизация насилия. При этом сегодня в отличие, скажем, от советского времени, никакая государственная или общественная инстанция без чрезвычайных причин (пожар, явные признаки преступления и т. д.) вмешаться в ситуацию не может. И что делается в семье, как правило, никто не знает. А потом, когда грянет гром, родители заявляют: «Мы все делали правильно. Виновата школа!».

А что, в этом нет ни капли правды? Ведь дети своих учителей видят больше, чем родителей!

– А кто говорит, что в этом нет правды? Разве мог бы, к примеру, существовать в школах буллинг (агрессия одних детей против других. – Прим. ред.), если бы учителя не закрывали на него глаза? Да, не хотят связываться, создавать себе лишние проблемы. Ведь хорошо известно, что у агрессивных детей, как правило, очень «активные» родители. Проще сделать вид, что ничего не замечаешь и не знаешь. Точно так же учитель «не видит» и каких-то психологических проблем ученика. Хотя в каждой школе есть штатный психолог, но он-то постоянно со всеми детьми не общается. Сигнал тревоги должен поступить именно от учителя.

Хорошо, родители просмотрели, учителя закрыли глаза. Что в это время происходит в душе ребенка такого, что он приходит к мысли об убийстве?

– Исследователи, занимавшиеся этим вопросом, считают, что происходит накопление аффекта. Подросток не знает, как его выплеснуть, и приходит к выводу, что лучший способ это сделать – направить оружие на невинных людей. По такому же механизму развивается и самоповреждающее поведение. Во всех этих случаях ребенок оказывается один на один со своими эмоциями, которыми его не научили управлять. Он их просто скрывает от окружающего мира. Обратите внимание: все «стрелки» – мальчики. Их с детства учат: «Плакать стыдно. Надо быть сильным, учиться держать удар, терпеть боль». Вот он и терпит. А когда терпение кончается...

Неужели он в этот момент совершенно не чувствует чужой боли?!

– Да, не чувствует. Он бессознательно переносит ответственность за свои действия на кого-то другого, который якобы дал ему разрешение на месть окружающему миру за свои страдания. А если механизмы саморегуляции у подростка не сформированы, он просто слепо выполняет команды этого «другого».

Вы понимаете, как формировать эти механизмы?

– Ничего особенно нового я здесь не открою. Ребенка надо любить. Общаться с ним, заниматься, интересоваться его проблемами. Это относится не только к родителям, но и ко всем, кто окружает детей, – прежде всего, конечно, к сотрудникам образовательных учреждений. В ходе нашего исследования мы планируем создать методики для школьных психологов, позволяющие им выявить «группы риска». Но нужно повышать и уровень психологической культуры общества в целом. Основам психологии необходимо обучать и самих детей, и их родителей. Полагаю, что это сегодня вопрос не только комфортного существования, но и нашего физического выживания.


#подростки #школьники #оружие

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 233 (7070) от 13.12.2021 под заголовком «В прицеле – одноклассники».


Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Новые предметы и знания. Что изменится в российских школах с 1 сентября 2019 года
26 августа 2019

Новые предметы и знания. Что изменится в российских школах с 1 сентября 2019 года

Рассказываем, что ждет учащихся уже через несколько дней.

Вода из колодца - по лицензии. На кого распространяется новый закон?
26 августа 2019

Вода из колодца - по лицензии. На кого распространяется новый закон?

С 1 января пользование скважинами и колодцами будет разрешено только по документу.

Белые – в Лосево, маслята – в Синявино. 8 самых грибных мест Ленобласти
20 августа 2019

Белые – в Лосево, маслята – в Синявино. 8 самых грибных мест Ленобласти

Помогаем не очень опытным грибникам и любителям пробовать новое разобраться, в какие леса лучше всего выходить с ножом и лукошком.

В таких туфлях лететь нельзя! Курьезные случаи с пассажирами самолетов
08 августа 2019

В таких туфлях лететь нельзя! Курьезные случаи с пассажирами самолетов

Как обувь приняли за взрывчатку, а на борт пронесли летучую мышь.

Финляндия объяснила ужесточение визовых правил для петербуржцев
05 августа 2019

Финляндия объяснила ужесточение визовых правил для петербуржцев

С первого сентября туристам надо показывать план поездки и подтверждения наличия финансовых средств.

Спасибо, нам не надо. Китай не хочет присоединяться к новому договору о ликвидации ракет
05 августа 2019

Спасибо, нам не надо. Китай не хочет присоединяться к новому договору о ликвидации ракет

Пекин еще раз официально заявил, что выступает против превращения ДРСМД в многостороннее соглашение.

Демографический сюрприз. Как меняется численность населения Петербурга и Ленобласти
02 августа 2019

Демографический сюрприз. Как меняется численность населения Петербурга и Ленобласти

В черте Северной столицы и области вызревают города-стотысячники.

Перевозчики экономят. Еще одна авиакомпания отказалась от бесплатного питания для пассажиров
08 июля 2019

Перевозчики экономят. Еще одна авиакомпания отказалась от бесплатного питания для пассажиров

На борту самолетов будут предлагаться только прохладительные напитки.

В «Сестрорецком болоте» проложат 3 км экотроп
02 июля 2019

В «Сестрорецком болоте» проложат 3 км экотроп

Здесь сохранились такие растения и мхи, которых не встретишь больше нигде в окрестностях Петербурга.

Женский вопрос. Эксперт – об использовании феминитивов в юридическом языке
25 июня 2019

Женский вопрос. Эксперт – об использовании феминитивов в юридическом языке

Суды активно используют слова «истица» и «заявительница», а слово «юристка» встречается лишь однажды.

Как грамотно уйти с работы? Советы юриста
13 июня 2019

Как грамотно уйти с работы? Советы юриста

При увольнении «по собственному» человек помимо положенной зарплаты получает лишь компенсацию за неиспользованный отпуск.

Открывайте двери! В квартирах россиян будут искать незаконную перепланировку
03 июня 2019

Открывайте двери! В квартирах россиян будут искать незаконную перепланировку

Верховный суд РФ решил: управляющая компания имеет право доступа на жилплощадь с целью проверки.