Гроссмейстер Алексей Луговой: Шахматы уже не будут прежними

О том, как пандемия коронавируса изменила обучение детей и всю шахматную жизнь, корреспонденту «СПб ведомостей» Леониду РОМАНОВИЧУ рассказал петербургский шахматный тренер международный гроссмейстер Алексей ЛУГОВОЙ.

Гроссмейстер Алексей Луговой: Шахматы уже не будут прежними | Фото: pixabay

Фото: pixabay

– Алексей, какое у вас в целом впечатление от этих месяцев преподавания в онлайне?

– Впечатление противоречивое. Если говорить о тренерах, то здесь очень многое от человека зависит – кому-то перестройка далась легко, кому-то нет. В целом, конечно, чем моложе тренеры, тем им легче приспособиться. По себе могу сказать, что увлечь детей можно и дистанционно. Я провел много занятий в «Зуме», и нередко они проходили так же бодро, как в обычной жизни. Но, конечно, есть категория детей, которым нужен непрерывный контроль, и для них удаленная учеба противопоказана. Если взять даже небольшую группу 12 – 15 человек, то в обычной жизни ты их всех видишь, есть контакт глаза в глаза, где-то они друг друга подтягивают – и процесс идет более-менее равномерно. А в онлайне происходит резкое расслоение.

– Я так понимаю, речь идет об относительно «взрослых» группах. С начинающими, наверное, в онлайне не поработаешь?

– Да нет, весной я даже вел группу пятилетних – и ничего. Конечно, с таким возрастом уже с десятью детьми не поработаешь, но пять-шесть ребят я «держал». Причем даже такие малыши не всегда сидели с родителями. У всех же разная ситуация в семьях, многие работают – им удобнее просто оставить ребенка перед компьютером и забыть о нем.

– Но все-таки в онлайне работать тяжелее?

– Пожалуй, да. Во-первых, ты четко понимаешь, что перед тобой сидят не только дети – там много родителей, хотя ты их и не видишь. Во-вторых, любое занятие могут записывать, а значит, тренер должен работать гораздо собраннее. Я даже не о том, что нельзя обругать ребенка, я и в офлайне все замечания делаю исключительно в корректной форме. Но любой преподавательский ляп, который на обычном занятии пройдет незамеченным, здесь может стать всеобщим достоянием. И, в-третьих, самое главное – ты не всегда понимаешь, насколько хорошо тебя слышат, не имеешь полноценной обратной реакции. В обычной жизни видишь всю группу, а в том же «Зуме» можно открыть максимум четыре окна с изображениями. Хорошо, если в группе десять ребят и можно смотреть на самых отвлекающихся. А если их сто?

– Получается, онлайн-форма только вынужденная мера, и с окончанием пандемии она будет забыта как страшный сон – все вернется в прежний вид?

– Нет, в прежний вид точно не вернется. Онлайн-форма, безусловно, останется – надеюсь, только как дополнение. В ней есть очевидное преимущество: не нужно никуда ехать. И еще до коронавируса преподавание в Интернете развивалось, хотя преимущественно этим занимались «частные извозчики». Теперь же его так или иначе освоили все. Думаю, после возвращения появятся небольшие вкрапления онлайна в общую структуру преподавания, причем не только в шахматах. Представьте: заболел ребенок. В клуб он прийти не может, но эффективно заниматься в состоянии. Зачем ему выключаться полностью из процесса? Или ребенок живет в деревне – почему ему не подключиться к процессу? И потом, мы же сейчас не знаем, когда вернемся к мирной жизни. Мы надеемся, что в сентябре сможем работать без ограничений, но уверенности в этом ни у кого нет.

– Помимо обучения сейчас в онлайн полностью ушел и игровой процесс. Это надолго? Сами, кстати, в Интернете много играете?

– Нет, я сейчас почти не играю – откровенно говоря, времени и сил просто не остается, преподавание отнимает почти все. Если говорить о шахматах в целом, то думаю, что в этом плане тоже многое изменится. Даже когда ограничения снимут, часть турниров останется в онлайне – все-таки это очень удобно. Есть, конечно, проблема часовых поясов – у одних утро, у других вечер, условия не совсем равные. Но это все-таки не настолько критично. И еще, думаю, с классическим контролем в Интернете играть никто не будет.

– Кстати, о контроле. Давно говорят, что медленная «классика» должна уступать место более быстрым и зрелищным форматам, что и происходит сейчас на интернет-турнирах...

– По мне, в шахматах интересны все жанры. Конечно, элитарные гроссмейстеры здорово играют и по пять минут, и по три, смотреть за этим очень увлекательно. Но кроме зрелищности можно говорить еще о качестве шахмат, о глубине замыслов, об искусстве, а в этом плане быстрые шахматы недотягивают. Поэтому если классика полностью уйдет, это будет очень печально для шахмат. В целом на данный момент в мировом цикле борьбы за корону найден неплохой баланс. Там ведь есть и Кубок мира, и серия «Гран-при» ФИДЕ, в которых быстрые шахматы играют определяющую роль. Да и судьба матчей за титул дважды подряд определилась на тай-брейке в рапиде.

– Помимо быстрых контролей шахматы в Интернете отличают другие формулы турниров – упор делается на зрелищные варианты с выбыванием. Может ли эта мода прийти и в обычные соревнования?

– Сомневаюсь. Для этого в шахматы должны прийти другие деньги. Сейчас их намного меньше, чем в том же теннисе, где игрок может вылететь из турнира в первом круге и все равно неплохо заработать. В Интернете легко играть с выбыванием – ты вылетел и тут же занялся другими делами. А в реальной жизни как? Приехал на турнир, потратил кучу денег, забронировал отель – и сразу домой? Нужно пару нулей к гонорарам прибавить – и тогда можно переходить к таким схемам.

– Между тем массовый уход шахмат в Интернет обострил и без того серьезную проблему компьютерных подсказок. Что думаете о перспективах в этом направлении?

– Проблема читерства очень серьезная. Речь не об элите, где этим, мне кажется, никто не занимается, а скорее о турнирах среднего уровня. Разумеется, на всех крупных интернет-площадках стоят «полицейские программы», отслеживающие использование компьютерных программ. Если ты начнешь играть по первой линии компьютера, то есть делать сильнейшие ходы, они тебя легко вычислят. Но некоторые хитрецы научились обходить такую защиту. Можно ведь использовать компьютер не все время, а лишь изредка, в самые критические моменты партии. К тому же кроме первой линии есть вторая и третья, игра по которым тоже может принести успех. Иногда для победы достаточно лишь избежать грубой ошибки – даже такая помощь компьютера может стать решающей. На крупных турнирах с этим пытаются бороться установкой нескольких видеокамер в комнатах участников, однако на массовых соревнованиях этого требовать невозможно. И потом камеры не панацея – от чипа в ухе они не защитят.

– Что же тогда делать? Есть ли свет в конце тоннеля?

– Точно знаю, что работа в этом направлении идет, Международная шахматная федерация (ФИДЕ) разрабатывает строгие правила игры в Интернете. Думаю, не позже осени мы увидим результат. В этом смысле коронавирус должен принести пользу – ведь говорили о необходимости таких правил давно, но только нынешний мощный толчок заставил взяться за работу всерьез. И, как я понимаю, должны быть разработаны не только правила, но и своя собственная игровая платформа ФИДЕ, где будут проводиться официальные соревнования и учитываться рейтинги, а за читерство последуют жесткие наказания. Сейчас ведь игровые платформы тоже ловят читеров, однако не устраивают на них настоящую охоту, поскольку это невыгодно. Для коммерческой платформы чем больше клиентов, тем больше денег. У ФИДЕ другие задачи, и на ее платформе шансов победить читеров будет гораздо больше.

#шахматы #спорт #игра

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 121 (6719) от 15.07.2020 под заголовком «Шахматы уже не будут прежними».


Комментарии



Загрузка...