Главная городская газета

Косить, доить и запрягать

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Наследие

«Натура» для криминальных сериалов

Случайный путник, попавший сюда, с удивлением рассматривает огромные промышленные сооружения, обшарпанные дома, постройки непонятного назначения. Читать полностью

Дневники императора

О том, как документы оказались в архиве и какие находки еще могут ждать исследователей, рассказала доктор исторических наук главный специалист ГАРФ Зинаида ПЕРЕГУДОВА. Читать полностью

Секретное досье на авиатора

В эти дни в Петербурге проходят XIX Международные научные чтения имени И. И. Сикорского. Одно из выступлений было посвящено летчику Виктору Дыбовскому. Читать полностью

Я знал и труд, и вдохновенье…

При информационной поддержке главной городской газеты «Санкт-Петербургские ведомости» 25 апреля в Аничковом дворце состоялось подведение итогов для 9-11 классов региональной олимпиады по краеведению школьников Санкт-Петербурга. Читать полностью

Та же самая охранка

Кстати, Третье отделение впервые в истории российских спецслужб занялось борьбой с коррупцией. Только тогда это называлось «злоупотребления по должности». Читать полностью

Подарок Гвардейского экипажа

Чуть меньше двух лет назад в Центральный военно-морской музей был передан портсигар изумительной работы - мемориальный предмет с весьма любопытной историей. Принадлежал он когда-то контр-адмиралу Сергею Николаевичу Тимиреву. Читать полностью
Косить, доить и запрягать | ФОТО из семейного архива. За четыре года до войны: я и мама.

ФОТО из семейного архива. За четыре года до войны: я и мама.

Моя мама Ирина Аркадьевна Зарецкая не была на фронте. То, что она сделала, никто (и она сама) не называл подвигом. Но во время войны мама спасла десятки детских жизней, и я считаю, что об этом нужно рассказать.

Array
(
    [ID] => 399
    [~ID] => 399
    [CODE] => kosit_doit_i_zapryagat
    [~CODE] => kosit_doit_i_zapryagat
    [XML_ID] => 399
    [~XML_ID] => 399
    [NAME] => Косить, доить и запрягать
    [~NAME] => Косить, доить и запрягать
    [TAGS] => 
    [~TAGS] => 
    [SORT] => 500
    [~SORT] => 500
    [PREVIEW_TEXT] => Моя мама Ирина Аркадьевна Зарецкая не была на фронте. То, что она сделала, никто (и она сама) не называл подвигом. Но во время войны мама спасла десятки детских жизней, и я считаю, что об этом нужно рассказать.
    [~PREVIEW_TEXT] => Моя мама Ирина Аркадьевна Зарецкая не была на фронте. То, что она сделала, никто (и она сама) не называл подвигом. Но во время войны мама спасла десятки детских жизней, и я считаю, что об этом нужно рассказать.
    [PREVIEW_PICTURE] => Array
        (
            [ID] => 412
            [TIMESTAMP_X] => 28.10.2014 15:16:32
            [MODULE_ID] => iblock
            [HEIGHT] => 333
            [WIDTH] => 500
            [FILE_SIZE] => 32785
            [CONTENT_TYPE] => image/jpeg
            [SUBDIR] => iblock/cd3
            [FILE_NAME] => cd3b12590f13a71e3157c93a866e9802.jpg
            [ORIGINAL_NAME] => 5Mama5.jpg
            [DESCRIPTION] => ФОТО из семейного архива. За четыре года до войны: я и мама.
            [HANDLER_ID] => 
            [EXTERNAL_ID] => 587daaf32aa2c5035e2d5fc2578e45fc
            [~src] => 
            [SRC] => /upload/iblock/cd3/cd3b12590f13a71e3157c93a866e9802.jpg
            [ALT] => Косить, доить и запрягать
            [TITLE] => Косить, доить и запрягать
        )

    [~PREVIEW_PICTURE] => 412
    [DETAIL_TEXT] => 

Мама была главным врачом одной из детских поликлиник Ленинграда. В июле 1941 года ее направили сопровождать в эвакуацию эшелон с детскими учреждениями. Мы с сестрой — детсадовские девочки — тоже были в этом эшелоне. Довезя ребятишек до места, мама вернулась в Ленинград — врачи были военнообязанными.

В ноябре 1941 года, когда началось движение по Дороге жизни, ей поручили сопровождать большую группу подростков в эвакуацию в Кировскую область. Приехав в Киров, мама сдала своих подопечных, но ей тут же предложили возглавить интернат, тоже эвакуированный из Ленинграда. Ситуация в интернате сложилась отчаянная, но маму знали как опытного администратора и надеялись, что она справится.

Этот интернат был создан в Ленинграде в спешке. В нем объединили детей, почему-то не уехавших со своими детсадами, детдомами, яслями — всего более трехсот человек. В основном это были ребятишки 3 — 6 лет, а также ясельники и младшие школьники. Времени на организацию карантина не нашлось. В результате интернат «повез» с собой семь разных инфекций: ветрянку, скарлатину, корь... Вторая беда — не было персонала. Решили проблему так: нашли нескольких врачей и медсестер, а на должности воспитательниц, нянечек, поваров, прачек набрали женщин, готовых уехать в эвакуацию вместе со своими детьми.

Кировская область, хоть и бедная, отнеслась к ленинградцам очень хорошо. Интернат разместили в сказочном месте — на высоком берегу реки Чепца на большой поляне среди густого леса. Перед войной там построили детский санаторий под названием «Конып». Он размещался в деревянных двухэтажных корпусах. Имелись водопровод, баня-прачечная, пекарня, конюшня, даже лесопилка.

Но возникла масса проблем. Снабжение продуктами, лекарствами и прочим велось из Кирова, но весьма нерегулярно и не в полном объеме. Надо было самим туда ездить, но руководители интерната собраться так и не сумели. Впрочем, как и организовать заготовку дров. Наступала зима, а зимы там снежные и очень холодные.

К Новому году обстановка в интернате стала по-настоящему блокадной, только без обстрелов. Деревянные дома промерзли насквозь. Большинство женщин пытались спасти хотя бы своего ребенка, накормить, обогреть. Остальные дети целыми днями лежали в холодных палатах, голодные, на мокрых матрацах, в грязной одежде. Все семь инфекций только того и ждали, не щадили и тех, с кем рядом были матери.

Наша мама, посмотрев на все это, на один день съездила к нам (наш интернат тоже был в Кировской области), а потом принялась наводить порядок. В первую очередь добилась, чтобы слушались ее беспрекословно. Много лет спустя она рассказывала мне, как трудно было наладить дисциплину, строжайший контроль за продовольствием, чтобы все до последней крошки шло в общий котел. Постепенно подчиняться новому главврачу стали охотнее — появилась надежда наладить более-менее нормальную жизнь. Но были проблемы, с которыми ленинградки сами справиться не могли. Это снабжение, ремонт лесопилки, водопровода, зданий, которые за несколько месяцев запустили.

Тут мама пошла на нарушение закона. Выяснилось, что в кладовой хранится ситец. В то время в деревне он был ценнее денег. Мама поговорила с председателем сельсовета, и он нашел женщин, подводы, чтобы съездить в Киров за продуктами, лекарством, фуражом. А еще нашелся вернувшийся с фронта инвалид, который починил лесопилку и потом работал на ней. Под его же руководством запустили прачечную, постепенно починили окна-двери. Оплата за все шла ситцем. Мама потом призналась мне, что очень боялась, что ее за это посадят, но ничего другого она придумать не могла.

Только в феврале мама забрала нас с сестрой к себе. Но еще долго не разрешала ходить в корпуса — пока не покончили с болезнями.

Мама добилась ставок механика и конюхов. И в интернате появился гужевой транспорт. В корпусах стало чисто и уютно. Даже цветы росли на территории. Весной детей старше шести лет, и нас с сестрой тоже, отправляли собирать щавель. Летом — ягоды, осенью — шиповник, грибы.

Следующей зимой интернат перевели в большое село Полом. Перевозили детей и все имущество в разгар морозов на санях. Ехали два дня. Поселили нас в большом кирпичном здании школы, выстроенной перед самой войной. И уж в Поломе организовали настоящее подсобное хозяйство: у нас был скот (лошади, коровы, свиньи, козы, куры), огороды (помню поля картофеля, моркови, турнепса). Работали по хозяйству и сотрудницы интерната, и старшие дети. Всему научились ленинградки: и лошадей запрягать, и за плугом ходить, и сено косить, и за свиноматками ухаживать.

В этом селе были еще два детских учреждения из Ленинграда, а школа одна на всех. В ней учились и дети из соседних деревень. Мы едой избалованы не были, но какими же привычно голодными оказались деревенские дети! Даже мы это понимали.

И еще одно воспоминание. В конце 1944 года привезли в наш интернат двадцать детишек, которым было около двух лет. Шептались, что это дети женщин, находящихся в заключении. На эту мысль наводило и отсутствие в сопроводительных документах имен и фамилий ребятишек — только номера. Как назвать детей — придумали воспитательницы и нянечки. А мы с сестрой недоумевали: как же потом их найдут мамы?

Война заканчивалась, и мы мечтали о возвращении домой. Пришло распоряжение, что в Ленинград поедут только те дети, у которых остался хотя бы один из родителей. Составляли списки, оформляли «вызов». В июне 1945-го со второй большой группой уехали и мы.

Но на этом мамины заботы не кончились. Некоторых матерей в городе не оказалось: несколько человек были на торфозаготовках, а кого-то не смогли сразу найти. Мы с сестрой жили у родственников, а измученная мама пристраивала детей. Это удалось только к концу августа.

[~DETAIL_TEXT] =>

Мама была главным врачом одной из детских поликлиник Ленинграда. В июле 1941 года ее направили сопровождать в эвакуацию эшелон с детскими учреждениями. Мы с сестрой — детсадовские девочки — тоже были в этом эшелоне. Довезя ребятишек до места, мама вернулась в Ленинград — врачи были военнообязанными.

В ноябре 1941 года, когда началось движение по Дороге жизни, ей поручили сопровождать большую группу подростков в эвакуацию в Кировскую область. Приехав в Киров, мама сдала своих подопечных, но ей тут же предложили возглавить интернат, тоже эвакуированный из Ленинграда. Ситуация в интернате сложилась отчаянная, но маму знали как опытного администратора и надеялись, что она справится.

Этот интернат был создан в Ленинграде в спешке. В нем объединили детей, почему-то не уехавших со своими детсадами, детдомами, яслями — всего более трехсот человек. В основном это были ребятишки 3 — 6 лет, а также ясельники и младшие школьники. Времени на организацию карантина не нашлось. В результате интернат «повез» с собой семь разных инфекций: ветрянку, скарлатину, корь... Вторая беда — не было персонала. Решили проблему так: нашли нескольких врачей и медсестер, а на должности воспитательниц, нянечек, поваров, прачек набрали женщин, готовых уехать в эвакуацию вместе со своими детьми.

Кировская область, хоть и бедная, отнеслась к ленинградцам очень хорошо. Интернат разместили в сказочном месте — на высоком берегу реки Чепца на большой поляне среди густого леса. Перед войной там построили детский санаторий под названием «Конып». Он размещался в деревянных двухэтажных корпусах. Имелись водопровод, баня-прачечная, пекарня, конюшня, даже лесопилка.

Но возникла масса проблем. Снабжение продуктами, лекарствами и прочим велось из Кирова, но весьма нерегулярно и не в полном объеме. Надо было самим туда ездить, но руководители интерната собраться так и не сумели. Впрочем, как и организовать заготовку дров. Наступала зима, а зимы там снежные и очень холодные.

К Новому году обстановка в интернате стала по-настоящему блокадной, только без обстрелов. Деревянные дома промерзли насквозь. Большинство женщин пытались спасти хотя бы своего ребенка, накормить, обогреть. Остальные дети целыми днями лежали в холодных палатах, голодные, на мокрых матрацах, в грязной одежде. Все семь инфекций только того и ждали, не щадили и тех, с кем рядом были матери.

Наша мама, посмотрев на все это, на один день съездила к нам (наш интернат тоже был в Кировской области), а потом принялась наводить порядок. В первую очередь добилась, чтобы слушались ее беспрекословно. Много лет спустя она рассказывала мне, как трудно было наладить дисциплину, строжайший контроль за продовольствием, чтобы все до последней крошки шло в общий котел. Постепенно подчиняться новому главврачу стали охотнее — появилась надежда наладить более-менее нормальную жизнь. Но были проблемы, с которыми ленинградки сами справиться не могли. Это снабжение, ремонт лесопилки, водопровода, зданий, которые за несколько месяцев запустили.

Тут мама пошла на нарушение закона. Выяснилось, что в кладовой хранится ситец. В то время в деревне он был ценнее денег. Мама поговорила с председателем сельсовета, и он нашел женщин, подводы, чтобы съездить в Киров за продуктами, лекарством, фуражом. А еще нашелся вернувшийся с фронта инвалид, который починил лесопилку и потом работал на ней. Под его же руководством запустили прачечную, постепенно починили окна-двери. Оплата за все шла ситцем. Мама потом призналась мне, что очень боялась, что ее за это посадят, но ничего другого она придумать не могла.

Только в феврале мама забрала нас с сестрой к себе. Но еще долго не разрешала ходить в корпуса — пока не покончили с болезнями.

Мама добилась ставок механика и конюхов. И в интернате появился гужевой транспорт. В корпусах стало чисто и уютно. Даже цветы росли на территории. Весной детей старше шести лет, и нас с сестрой тоже, отправляли собирать щавель. Летом — ягоды, осенью — шиповник, грибы.

Следующей зимой интернат перевели в большое село Полом. Перевозили детей и все имущество в разгар морозов на санях. Ехали два дня. Поселили нас в большом кирпичном здании школы, выстроенной перед самой войной. И уж в Поломе организовали настоящее подсобное хозяйство: у нас был скот (лошади, коровы, свиньи, козы, куры), огороды (помню поля картофеля, моркови, турнепса). Работали по хозяйству и сотрудницы интерната, и старшие дети. Всему научились ленинградки: и лошадей запрягать, и за плугом ходить, и сено косить, и за свиноматками ухаживать.

В этом селе были еще два детских учреждения из Ленинграда, а школа одна на всех. В ней учились и дети из соседних деревень. Мы едой избалованы не были, но какими же привычно голодными оказались деревенские дети! Даже мы это понимали.

И еще одно воспоминание. В конце 1944 года привезли в наш интернат двадцать детишек, которым было около двух лет. Шептались, что это дети женщин, находящихся в заключении. На эту мысль наводило и отсутствие в сопроводительных документах имен и фамилий ребятишек — только номера. Как назвать детей — придумали воспитательницы и нянечки. А мы с сестрой недоумевали: как же потом их найдут мамы?

Война заканчивалась, и мы мечтали о возвращении домой. Пришло распоряжение, что в Ленинград поедут только те дети, у которых остался хотя бы один из родителей. Составляли списки, оформляли «вызов». В июне 1945-го со второй большой группой уехали и мы.

Но на этом мамины заботы не кончились. Некоторых матерей в городе не оказалось: несколько человек были на торфозаготовках, а кого-то не смогли сразу найти. Мы с сестрой жили у родственников, а измученная мама пристраивала детей. Это удалось только к концу августа.

[DETAIL_PICTURE] => Array ( [SRC] => /upload/iblock/cd3/cd3b12590f13a71e3157c93a866e9802.jpg [WIDTH] => 500 [HEIGHT] => 333 [DESCRIPTION] => ФОТО из семейного архива. За четыре года до войны: я и мама. ) [~DETAIL_PICTURE] => [DATE_ACTIVE_FROM] => 28.10.2014 15:12:07 [~DATE_ACTIVE_FROM] => 28.10.2014 15:12:07 [ACTIVE_FROM] => 28.10.2014 15:12:07 [~ACTIVE_FROM] => 28.10.2014 15:12:07 [DATE_ACTIVE_TO] => [~DATE_ACTIVE_TO] => [ACTIVE_TO] => [~ACTIVE_TO] => [SHOW_COUNTER] => 344 [~SHOW_COUNTER] => 344 [SHOW_COUNTER_START] => 28.10.2014 15:16:57 [~SHOW_COUNTER_START] => 28.10.2014 15:16:57 [IBLOCK_TYPE_ID] => content [~IBLOCK_TYPE_ID] => content [IBLOCK_ID] => 10 [~IBLOCK_ID] => 10 [IBLOCK_CODE] => news [~IBLOCK_CODE] => news [IBLOCK_NAME] => Статьи [~IBLOCK_NAME] => Статьи [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => [~IBLOCK_EXTERNAL_ID] => [DATE_CREATE] => 28.10.2014 15:16:32 [~DATE_CREATE] => 28.10.2014 15:16:32 [CREATED_BY] => 1 [~CREATED_BY] => 1 [CREATED_USER_NAME] => (admin) Vedomosti Vedomosti [~CREATED_USER_NAME] => (admin) Vedomosti Vedomosti [TIMESTAMP_X] => 27.04.2017 23:59:59 [~TIMESTAMP_X] => 27.04.2017 23:59:59 [MODIFIED_BY] => 1 [~MODIFIED_BY] => 1 [USER_NAME] => (admin) Vedomosti Vedomosti [~USER_NAME] => (admin) Vedomosti Vedomosti [IBLOCK_SECTION_ID] => 106 [~IBLOCK_SECTION_ID] => 106 [DETAIL_TEXT_TYPE] => html [~DETAIL_TEXT_TYPE] => html [PREVIEW_TEXT_TYPE] => html [~PREVIEW_TEXT_TYPE] => html [LIST_PAGE_URL] => /news/ [~LIST_PAGE_URL] => /news/ [DETAIL_PAGE_URL] => /news/nasledie/kosit_doit_i_zapryagat/ [~DETAIL_PAGE_URL] => /news/nasledie/kosit_doit_i_zapryagat/ [LANG_DIR] => / [~LANG_DIR] => / [EXTERNAL_ID] => 399 [~EXTERNAL_ID] => 399 [LID] => s1 [~LID] => s1 [NAV_RESULT] => [DISPLAY_ACTIVE_FROM] => 28.10.2014 [IPROPERTY_VALUES] => Array ( [ELEMENT_META_KEYWORDS] => Косить, доить и запрягать, Наследие, , Татьяна ФИГЛИН [ELEMENT_META_DESCRIPTION] => Моя мама Ирина Аркадьевна Зарецкая не была на фронте. То, что она сделала, никто (и она сама) не называл подвигом. Но во время войны мама спасла десятки детских жизней, и я считаю, что об этом нужно рассказать. [SECTION_META_TITLE] => Косить, доить и запрягать [SECTION_META_KEYWORDS] => Косить, доить и запрягать [SECTION_PAGE_TITLE] => Косить, доить и запрягать [ELEMENT_META_TITLE] => Косить, доить и запрягать ) [FIELDS] => Array ( [ID] => 399 [CODE] => kosit_doit_i_zapryagat [XML_ID] => 399 [NAME] => Косить, доить и запрягать [TAGS] => [SORT] => 500 [PREVIEW_TEXT] => Моя мама Ирина Аркадьевна Зарецкая не была на фронте. То, что она сделала, никто (и она сама) не называл подвигом. Но во время войны мама спасла десятки детских жизней, и я считаю, что об этом нужно рассказать. [PREVIEW_PICTURE] => Array ( [ID] => 412 [TIMESTAMP_X] => 28.10.2014 15:16:32 [MODULE_ID] => iblock [HEIGHT] => 333 [WIDTH] => 500 [FILE_SIZE] => 32785 [CONTENT_TYPE] => image/jpeg [SUBDIR] => iblock/cd3 [FILE_NAME] => cd3b12590f13a71e3157c93a866e9802.jpg [ORIGINAL_NAME] => 5Mama5.jpg [DESCRIPTION] => ФОТО из семейного архива. За четыре года до войны: я и мама. [HANDLER_ID] => [EXTERNAL_ID] => 587daaf32aa2c5035e2d5fc2578e45fc [~src] => [SRC] => /upload/iblock/cd3/cd3b12590f13a71e3157c93a866e9802.jpg [ALT] => Косить, доить и запрягать [TITLE] => Косить, доить и запрягать ) [DETAIL_TEXT] =>

Мама была главным врачом одной из детских поликлиник Ленинграда. В июле 1941 года ее направили сопровождать в эвакуацию эшелон с детскими учреждениями. Мы с сестрой — детсадовские девочки — тоже были в этом эшелоне. Довезя ребятишек до места, мама вернулась в Ленинград — врачи были военнообязанными.

В ноябре 1941 года, когда началось движение по Дороге жизни, ей поручили сопровождать большую группу подростков в эвакуацию в Кировскую область. Приехав в Киров, мама сдала своих подопечных, но ей тут же предложили возглавить интернат, тоже эвакуированный из Ленинграда. Ситуация в интернате сложилась отчаянная, но маму знали как опытного администратора и надеялись, что она справится.

Этот интернат был создан в Ленинграде в спешке. В нем объединили детей, почему-то не уехавших со своими детсадами, детдомами, яслями — всего более трехсот человек. В основном это были ребятишки 3 — 6 лет, а также ясельники и младшие школьники. Времени на организацию карантина не нашлось. В результате интернат «повез» с собой семь разных инфекций: ветрянку, скарлатину, корь... Вторая беда — не было персонала. Решили проблему так: нашли нескольких врачей и медсестер, а на должности воспитательниц, нянечек, поваров, прачек набрали женщин, готовых уехать в эвакуацию вместе со своими детьми.

Кировская область, хоть и бедная, отнеслась к ленинградцам очень хорошо. Интернат разместили в сказочном месте — на высоком берегу реки Чепца на большой поляне среди густого леса. Перед войной там построили детский санаторий под названием «Конып». Он размещался в деревянных двухэтажных корпусах. Имелись водопровод, баня-прачечная, пекарня, конюшня, даже лесопилка.

Но возникла масса проблем. Снабжение продуктами, лекарствами и прочим велось из Кирова, но весьма нерегулярно и не в полном объеме. Надо было самим туда ездить, но руководители интерната собраться так и не сумели. Впрочем, как и организовать заготовку дров. Наступала зима, а зимы там снежные и очень холодные.

К Новому году обстановка в интернате стала по-настоящему блокадной, только без обстрелов. Деревянные дома промерзли насквозь. Большинство женщин пытались спасти хотя бы своего ребенка, накормить, обогреть. Остальные дети целыми днями лежали в холодных палатах, голодные, на мокрых матрацах, в грязной одежде. Все семь инфекций только того и ждали, не щадили и тех, с кем рядом были матери.

Наша мама, посмотрев на все это, на один день съездила к нам (наш интернат тоже был в Кировской области), а потом принялась наводить порядок. В первую очередь добилась, чтобы слушались ее беспрекословно. Много лет спустя она рассказывала мне, как трудно было наладить дисциплину, строжайший контроль за продовольствием, чтобы все до последней крошки шло в общий котел. Постепенно подчиняться новому главврачу стали охотнее — появилась надежда наладить более-менее нормальную жизнь. Но были проблемы, с которыми ленинградки сами справиться не могли. Это снабжение, ремонт лесопилки, водопровода, зданий, которые за несколько месяцев запустили.

Тут мама пошла на нарушение закона. Выяснилось, что в кладовой хранится ситец. В то время в деревне он был ценнее денег. Мама поговорила с председателем сельсовета, и он нашел женщин, подводы, чтобы съездить в Киров за продуктами, лекарством, фуражом. А еще нашелся вернувшийся с фронта инвалид, который починил лесопилку и потом работал на ней. Под его же руководством запустили прачечную, постепенно починили окна-двери. Оплата за все шла ситцем. Мама потом призналась мне, что очень боялась, что ее за это посадят, но ничего другого она придумать не могла.

Только в феврале мама забрала нас с сестрой к себе. Но еще долго не разрешала ходить в корпуса — пока не покончили с болезнями.

Мама добилась ставок механика и конюхов. И в интернате появился гужевой транспорт. В корпусах стало чисто и уютно. Даже цветы росли на территории. Весной детей старше шести лет, и нас с сестрой тоже, отправляли собирать щавель. Летом — ягоды, осенью — шиповник, грибы.

Следующей зимой интернат перевели в большое село Полом. Перевозили детей и все имущество в разгар морозов на санях. Ехали два дня. Поселили нас в большом кирпичном здании школы, выстроенной перед самой войной. И уж в Поломе организовали настоящее подсобное хозяйство: у нас был скот (лошади, коровы, свиньи, козы, куры), огороды (помню поля картофеля, моркови, турнепса). Работали по хозяйству и сотрудницы интерната, и старшие дети. Всему научились ленинградки: и лошадей запрягать, и за плугом ходить, и сено косить, и за свиноматками ухаживать.

В этом селе были еще два детских учреждения из Ленинграда, а школа одна на всех. В ней учились и дети из соседних деревень. Мы едой избалованы не были, но какими же привычно голодными оказались деревенские дети! Даже мы это понимали.

И еще одно воспоминание. В конце 1944 года привезли в наш интернат двадцать детишек, которым было около двух лет. Шептались, что это дети женщин, находящихся в заключении. На эту мысль наводило и отсутствие в сопроводительных документах имен и фамилий ребятишек — только номера. Как назвать детей — придумали воспитательницы и нянечки. А мы с сестрой недоумевали: как же потом их найдут мамы?

Война заканчивалась, и мы мечтали о возвращении домой. Пришло распоряжение, что в Ленинград поедут только те дети, у которых остался хотя бы один из родителей. Составляли списки, оформляли «вызов». В июне 1945-го со второй большой группой уехали и мы.

Но на этом мамины заботы не кончились. Некоторых матерей в городе не оказалось: несколько человек были на торфозаготовках, а кого-то не смогли сразу найти. Мы с сестрой жили у родственников, а измученная мама пристраивала детей. Это удалось только к концу августа.

[DETAIL_PICTURE] => [DATE_ACTIVE_FROM] => 28.10.2014 15:12:07 [ACTIVE_FROM] => 28.10.2014 15:12:07 [DATE_ACTIVE_TO] => [ACTIVE_TO] => [SHOW_COUNTER] => 344 [SHOW_COUNTER_START] => 28.10.2014 15:16:57 [IBLOCK_TYPE_ID] => content [IBLOCK_ID] => 10 [IBLOCK_CODE] => news [IBLOCK_NAME] => Статьи [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => [DATE_CREATE] => 28.10.2014 15:16:32 [CREATED_BY] => 1 [CREATED_USER_NAME] => (admin) Vedomosti Vedomosti [TIMESTAMP_X] => 27.04.2017 23:59:59 [MODIFIED_BY] => 1 [USER_NAME] => (admin) Vedomosti Vedomosti ) [PROPERTIES] => Array ( [SUBNAME] => Array ( [ID] => 56 [TIMESTAMP_X] => 2015-05-14 21:48:54 [IBLOCK_ID] => 10 [NAME] => Подзаголовок [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => SUBNAME [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => Y [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => HTML [USER_TYPE_SETTINGS] => Array ( [height] => 200 ) [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => 2436 [VALUE] => Array ( [TEXT] => всему научились горожанки [TYPE] => html ) [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => Array ( [TEXT] => всему научились горожанки [TYPE] => html ) [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Подзаголовок [~DEFAULT_VALUE] => ) [NOJOURNALIST] => Array ( [ID] => 60 [TIMESTAMP_X] => 2015-05-14 21:46:13 [IBLOCK_ID] => 10 [NAME] => Внештатник [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => NOJOURNALIST [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => Y [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => 2437 [VALUE] => Татьяна ФИГЛИН [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => Татьяна ФИГЛИН [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Внештатник [~DEFAULT_VALUE] => ) [JOURNALIST] => Array ( [ID] => 61 [TIMESTAMP_X] => 2017-02-19 00:02:24 [IBLOCK_ID] => 10 [NAME] => Журналист [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => JOURNALIST [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => E [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 9 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => Y [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => EList [USER_TYPE_SETTINGS] => Array ( [size] => 1 [width] => 0 [group] => N [multiple] => N ) [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Журналист [~DEFAULT_VALUE] => ) [ISSUE] => Array ( [ID] => 62 [TIMESTAMP_X] => 2014-10-13 17:18:21 [IBLOCK_ID] => 10 [NAME] => Выпуск [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => ISSUE [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => E [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 11 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => Y [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => EAutocomplete [USER_TYPE_SETTINGS] => Array ( [VIEW] => E [SHOW_ADD] => N [MAX_WIDTH] => 0 [MIN_HEIGHT] => 24 [MAX_HEIGHT] => 1000 [BAN_SYM] => ,; [REP_SYM] => [OTHER_REP_SYM] => [IBLOCK_MESS] => N ) [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => 2438 [VALUE] => 395 [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => 395 [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Выпуск [~DEFAULT_VALUE] => ) [LID] => Array ( [ID] => 63 [TIMESTAMP_X] => 2015-05-14 21:48:54 [IBLOCK_ID] => 10 [NAME] => Вводка (лид) [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => LID [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => Y [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => HTML [USER_TYPE_SETTINGS] => Array ( [height] => 200 ) [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => 2439 [VALUE] => Array ( [TEXT] => Моя мама Ирина Аркадьевна Зарецкая не была на фронте. То, что она сделала, никто (и она сама) не называл подвигом. Но во время войны мама спасла десятки детских жизней, и я считаю, что об этом нужно рассказать. [TYPE] => html ) [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => Array ( [TEXT] => Моя мама Ирина Аркадьевна Зарецкая не была на фронте. То, что она сделала, никто (и она сама) не называл подвигом. Но во время войны мама спасла десятки детских жизней, и я считаю, что об этом нужно рассказать. [TYPE] => html ) [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Вводка (лид) [~DEFAULT_VALUE] => ) [ARTICLE_DAY] => Array ( [ID] => 64 [TIMESTAMP_X] => 2014-07-23 12:28:46 [IBLOCK_ID] => 10 [NAME] => Материал дня [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => ARTICLE_DAY [DEFAULT_VALUE] => N [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => Checkbox [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => 2443 [VALUE] => N [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => N [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Материал дня [~DEFAULT_VALUE] => N ) [REVIEWER] => Array ( [ID] => 65 [TIMESTAMP_X] => 2014-11-18 14:49:44 [IBLOCK_ID] => 10 [NAME] => Рекомендуем [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => REVIEWER [DEFAULT_VALUE] => N [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => Y [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => Checkbox [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => 2444 [VALUE] => N [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => N [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Рекомендуем [~DEFAULT_VALUE] => N ) [TO_MAIN] => Array ( [ID] => 66 [TIMESTAMP_X] => 2014-07-23 12:32:43 [IBLOCK_ID] => 10 [NAME] => На главную [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => TO_MAIN [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => L [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => C [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => 2445 [VALUE] => Y [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => Y [VALUE_XML_ID] => Y [VALUE_SORT] => 500 [VALUE_ENUM_ID] => 1 [~VALUE] => Y [~DESCRIPTION] => [~NAME] => На главную [~DEFAULT_VALUE] => ) [ONLY_SITE] => Array ( [ID] => 77 [TIMESTAMP_X] => 2015-03-24 23:29:15 [IBLOCK_ID] => 10 [NAME] => Только на сайте [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => ONLY_SITE [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => L [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => C [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [VALUE_ENUM_ID] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Только на сайте [~DEFAULT_VALUE] => ) [PHOTO_LINK] => Array ( [ID] => 78 [TIMESTAMP_X] => 2015-05-07 12:41:19 [IBLOCK_ID] => 10 [NAME] => Ссылка под фото [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => PHOTO_LINK [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Ссылка под фото [~DEFAULT_VALUE] => ) [NORSS] => Array ( [ID] => 96 [TIMESTAMP_X] => 2016-10-12 13:31:44 [IBLOCK_ID] => 10 [NAME] => Не выгружать в RSS [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => NORSS [DEFAULT_VALUE] => N [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => Checkbox [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => N [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => N [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Не выгружать в RSS [~DEFAULT_VALUE] => N ) [SLIDER_1] => Array ( [ID] => 103 [TIMESTAMP_X] => 2017-04-27 11:15:15 [IBLOCK_ID] => 10 [NAME] => #SLIDER_1# [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => SLIDER_1 [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => F [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => Y [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => #SLIDER_1# [~DEFAULT_VALUE] => ) [SLIDER_2] => Array ( [ID] => 104 [TIMESTAMP_X] => 2017-04-27 11:15:15 [IBLOCK_ID] => 10 [NAME] => #SLIDER_2# [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => SLIDER_2 [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => F [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => Y [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => #SLIDER_2# [~DEFAULT_VALUE] => ) [SLIDER_3] => Array ( [ID] => 105 [TIMESTAMP_X] => 2017-04-27 11:15:15 [IBLOCK_ID] => 10 [NAME] => #SLIDER_3# [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => SLIDER_3 [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => F [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => Y [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => #SLIDER_3# [~DEFAULT_VALUE] => ) [MAIN_SLIDER] => Array ( [ID] => 106 [TIMESTAMP_X] => 2017-04-27 11:15:15 [IBLOCK_ID] => 10 [NAME] => Слайдер вместо главной картинки [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => MAIN_SLIDER [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => F [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => Y [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Слайдер вместо главной картинки [~DEFAULT_VALUE] => ) [STATUS] => Array ( [ID] => 107 [TIMESTAMP_X] => 2017-04-26 23:56:13 [IBLOCK_ID] => 10 [NAME] => Статус публикации [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => STATUS [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => L [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [VALUE_ENUM_ID] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Статус публикации [~DEFAULT_VALUE] => ) [IS_FIRST] => Array ( [ID] => 108 [TIMESTAMP_X] => 2017-04-26 23:56:13 [IBLOCK_ID] => 10 [NAME] => Зафиксировать на 1-м месте [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => IS_FIRST [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => L [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => C [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [VALUE_ENUM_ID] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Зафиксировать на 1-м месте [~DEFAULT_VALUE] => ) [VIDEO] => Array ( [ID] => 109 [TIMESTAMP_X] => 2017-04-27 11:15:15 [IBLOCK_ID] => 10 [NAME] => Видео [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => VIDEO [DEFAULT_VALUE] => Array ( ) [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => video [USER_TYPE_SETTINGS] => Array ( [BUFFER_LENGTH] => 10 [CONTROLBAR] => bottom [AUTOSTART] => N [VOLUME] => 90 [SKIN] => [FLASHVARS] => [WMODE_FLV] => transparent [BGCOLOR] => FFFFFF [COLOR] => 000000 [OVER_COLOR] => 000000 [SCREEN_COLOR] => 000000 [SILVERVARS] => [WMODE_WMV] => windowless [WIDTH] => 400 [HEIGHT] => 300 [SMART_FILTER] => N ) [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => Array ( ) [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => Array ( ) [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Видео [~DEFAULT_VALUE] => Array ( ) ) ) [DISPLAY_PROPERTIES] => Array ( [LID] => Array ( [ID] => 63 [TIMESTAMP_X] => 2015-05-14 21:48:54 [IBLOCK_ID] => 10 [NAME] => Вводка (лид) [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => LID [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => Y [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => HTML [USER_TYPE_SETTINGS] => Array ( [height] => 200 ) [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => 2439 [VALUE] => Array ( [TEXT] => Моя мама Ирина Аркадьевна Зарецкая не была на фронте. То, что она сделала, никто (и она сама) не называл подвигом. Но во время войны мама спасла десятки детских жизней, и я считаю, что об этом нужно рассказать. [TYPE] => html ) [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => Array ( [TEXT] => Моя мама Ирина Аркадьевна Зарецкая не была на фронте. То, что она сделала, никто (и она сама) не называл подвигом. Но во время войны мама спасла десятки детских жизней, и я считаю, что об этом нужно рассказать. [TYPE] => html ) [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Вводка (лид) [~DEFAULT_VALUE] => [DISPLAY_VALUE] => Моя мама Ирина Аркадьевна Зарецкая не была на фронте. То, что она сделала, никто (и она сама) не называл подвигом. Но во время войны мама спасла десятки детских жизней, и я считаю, что об этом нужно рассказать. ) [NOJOURNALIST] => Array ( [ID] => 60 [TIMESTAMP_X] => 2015-05-14 21:46:13 [IBLOCK_ID] => 10 [NAME] => Внештатник [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => NOJOURNALIST [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => Y [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => 2437 [VALUE] => Татьяна ФИГЛИН [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => Татьяна ФИГЛИН [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Внештатник [~DEFAULT_VALUE] => [DISPLAY_VALUE] => Татьяна ФИГЛИН ) [ISSUE] => Array ( [ID] => 62 [TIMESTAMP_X] => 2014-10-13 17:18:21 [IBLOCK_ID] => 10 [NAME] => Выпуск [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => ISSUE [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => E [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 11 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => Y [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => EAutocomplete [USER_TYPE_SETTINGS] => Array ( [VIEW] => E [SHOW_ADD] => N [MAX_WIDTH] => 0 [MIN_HEIGHT] => 24 [MAX_HEIGHT] => 1000 [BAN_SYM] => ,; [REP_SYM] => [OTHER_REP_SYM] => [IBLOCK_MESS] => N ) [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => 2438 [VALUE] => 395 [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => 395 [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Выпуск [~DEFAULT_VALUE] => [DISPLAY_VALUE] => 203 (5329) [LINK_ELEMENT_VALUE] => ) [ARTICLE_DAY] => Array ( [ID] => 64 [TIMESTAMP_X] => 2014-07-23 12:28:46 [IBLOCK_ID] => 10 [NAME] => Материал дня [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => ARTICLE_DAY [DEFAULT_VALUE] => N [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => Checkbox [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => 2443 [VALUE] => N [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => N [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Материал дня [~DEFAULT_VALUE] => N [DISPLAY_VALUE] => Нет ) [TO_MAIN] => Array ( [ID] => 66 [TIMESTAMP_X] => 2014-07-23 12:32:43 [IBLOCK_ID] => 10 [NAME] => На главную [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => TO_MAIN [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => L [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => C [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => 2445 [VALUE] => Y [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => Y [VALUE_XML_ID] => Y [VALUE_SORT] => 500 [VALUE_ENUM_ID] => 1 [~VALUE] => Y [~DESCRIPTION] => [~NAME] => На главную [~DEFAULT_VALUE] => [DISPLAY_VALUE] => Y ) [NORSS] => Array ( [ID] => 96 [TIMESTAMP_X] => 2016-10-12 13:31:44 [IBLOCK_ID] => 10 [NAME] => Не выгружать в RSS [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => NORSS [DEFAULT_VALUE] => N [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => Checkbox [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => N [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => N [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Не выгружать в RSS [~DEFAULT_VALUE] => N [DISPLAY_VALUE] => Нет ) [SUBNAME] => Array ( [ID] => 56 [TIMESTAMP_X] => 2015-05-14 21:48:54 [IBLOCK_ID] => 10 [NAME] => Подзаголовок [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => SUBNAME [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => Y [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => HTML [USER_TYPE_SETTINGS] => Array ( [height] => 200 ) [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => 2436 [VALUE] => Array ( [TEXT] => всему научились горожанки [TYPE] => html ) [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => Array ( [TEXT] => всему научились горожанки [TYPE] => html ) [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Подзаголовок [~DEFAULT_VALUE] => [DISPLAY_VALUE] => всему научились горожанки ) [REVIEWER] => Array ( [ID] => 65 [TIMESTAMP_X] => 2014-11-18 14:49:44 [IBLOCK_ID] => 10 [NAME] => Рекомендуем [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => REVIEWER [DEFAULT_VALUE] => N [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => Y [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => Checkbox [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => 2444 [VALUE] => N [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => N [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Рекомендуем [~DEFAULT_VALUE] => N [DISPLAY_VALUE] => Нет ) ) [IBLOCK] => Array ( [ID] => 10 [~ID] => 10 [TIMESTAMP_X] => 26.04.2017 21:42:03 [~TIMESTAMP_X] => 26.04.2017 21:42:03 [IBLOCK_TYPE_ID] => content [~IBLOCK_TYPE_ID] => content [LID] => s1 [~LID] => s1 [CODE] => news [~CODE] => news [NAME] => Статьи [~NAME] => Статьи [ACTIVE] => Y [~ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [~SORT] => 500 [LIST_PAGE_URL] => /news/ [~LIST_PAGE_URL] => /news/ [DETAIL_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/news/#SECTION_CODE#/#CODE#/ [~DETAIL_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/news/#SECTION_CODE#/#CODE#/ [SECTION_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/news/#SECTION_CODE#/ [~SECTION_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/news/#SECTION_CODE#/ [PICTURE] => 12198 [~PICTURE] => 12198 [DESCRIPTION] => Санкт-Петербургские ведомости - общественно-политическое издание Северо-Запада России [~DESCRIPTION] => Санкт-Петербургские ведомости - общественно-политическое издание Северо-Запада России [DESCRIPTION_TYPE] => text [~DESCRIPTION_TYPE] => text [RSS_TTL] => 24 [~RSS_TTL] => 24 [RSS_ACTIVE] => Y [~RSS_ACTIVE] => Y [RSS_FILE_ACTIVE] => Y [~RSS_FILE_ACTIVE] => Y [RSS_FILE_LIMIT] => -1 [~RSS_FILE_LIMIT] => -1 [RSS_FILE_DAYS] => 1 [~RSS_FILE_DAYS] => 1 [RSS_YANDEX_ACTIVE] => Y [~RSS_YANDEX_ACTIVE] => Y [XML_ID] => [~XML_ID] => [TMP_ID] => 05a4053d18754649d3798ea75a6e1d8b [~TMP_ID] => 05a4053d18754649d3798ea75a6e1d8b [INDEX_ELEMENT] => Y [~INDEX_ELEMENT] => Y [INDEX_SECTION] => Y [~INDEX_SECTION] => Y [WORKFLOW] => N [~WORKFLOW] => N [BIZPROC] => N [~BIZPROC] => N [SECTION_CHOOSER] => L [~SECTION_CHOOSER] => L [LIST_MODE] => C [~LIST_MODE] => C [RIGHTS_MODE] => S [~RIGHTS_MODE] => S [SECTION_PROPERTY] => Y [~SECTION_PROPERTY] => Y [VERSION] => 1 [~VERSION] => 1 [LAST_CONV_ELEMENT] => 0 [~LAST_CONV_ELEMENT] => 0 [SOCNET_GROUP_ID] => [~SOCNET_GROUP_ID] => [EDIT_FILE_BEFORE] => [~EDIT_FILE_BEFORE] => [EDIT_FILE_AFTER] => [~EDIT_FILE_AFTER] => [SECTIONS_NAME] => Разделы [~SECTIONS_NAME] => Разделы [SECTION_NAME] => Раздел [~SECTION_NAME] => Раздел [ELEMENTS_NAME] => Статьи [~ELEMENTS_NAME] => Статьи [ELEMENT_NAME] => Статья [~ELEMENT_NAME] => Статья [PROPERTY_INDEX] => Y [~PROPERTY_INDEX] => Y [CANONICAL_PAGE_URL] => [~CANONICAL_PAGE_URL] => [EXTERNAL_ID] => [~EXTERNAL_ID] => [LANG_DIR] => / [~LANG_DIR] => / [SERVER_NAME] => spbvedomosti.ru [~SERVER_NAME] => spbvedomosti.ru ) [SECTION] => Array ( [PATH] => Array ( [0] => Array ( [ID] => 106 [~ID] => 106 [TIMESTAMP_X] => 2014-09-01 19:20:37 [~TIMESTAMP_X] => 2014-09-01 19:20:37 [MODIFIED_BY] => 1 [~MODIFIED_BY] => 1 [DATE_CREATE] => 2014-09-01 19:20:37 [~DATE_CREATE] => 2014-09-01 19:20:37 [CREATED_BY] => 1 [~CREATED_BY] => 1 [IBLOCK_ID] => 10 [~IBLOCK_ID] => 10 [IBLOCK_SECTION_ID] => [~IBLOCK_SECTION_ID] => [ACTIVE] => Y [~ACTIVE] => Y [GLOBAL_ACTIVE] => Y [~GLOBAL_ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [~SORT] => 500 [NAME] => Наследие [~NAME] => Наследие [PICTURE] => [~PICTURE] => [LEFT_MARGIN] => 15 [~LEFT_MARGIN] => 15 [RIGHT_MARGIN] => 16 [~RIGHT_MARGIN] => 16 [DEPTH_LEVEL] => 1 [~DEPTH_LEVEL] => 1 [DESCRIPTION] => [~DESCRIPTION] => [DESCRIPTION_TYPE] => text [~DESCRIPTION_TYPE] => text [SEARCHABLE_CONTENT] => НАСЛЕДИЕ [~SEARCHABLE_CONTENT] => НАСЛЕДИЕ [CODE] => nasledie [~CODE] => nasledie [XML_ID] => [~XML_ID] => [TMP_ID] => [~TMP_ID] => [DETAIL_PICTURE] => [~DETAIL_PICTURE] => [SOCNET_GROUP_ID] => [~SOCNET_GROUP_ID] => [LIST_PAGE_URL] => /news/ [~LIST_PAGE_URL] => /news/ [SECTION_PAGE_URL] => /news/nasledie/ [~SECTION_PAGE_URL] => /news/nasledie/ [IBLOCK_TYPE_ID] => content [~IBLOCK_TYPE_ID] => content [IBLOCK_CODE] => news [~IBLOCK_CODE] => news [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => [~IBLOCK_EXTERNAL_ID] => [EXTERNAL_ID] => [~EXTERNAL_ID] => [IPROPERTY_VALUES] => Array ( [ELEMENT_META_KEYWORDS] => Наследие, Статьи, , [ELEMENT_META_DESCRIPTION] => [SECTION_META_TITLE] => Наследие [SECTION_META_KEYWORDS] => Наследие [SECTION_PAGE_TITLE] => Наследие [ELEMENT_META_TITLE] => Наследие ) ) ) ) [SECTION_URL] => /news/nasledie/ )

Мама была главным врачом одной из детских поликлиник Ленинграда. В июле 1941 года ее направили сопровождать в эвакуацию эшелон с детскими учреждениями. Мы с сестрой — детсадовские девочки — тоже были в этом эшелоне. Довезя ребятишек до места, мама вернулась в Ленинград — врачи были военнообязанными.

В ноябре 1941 года, когда началось движение по Дороге жизни, ей поручили сопровождать большую группу подростков в эвакуацию в Кировскую область. Приехав в Киров, мама сдала своих подопечных, но ей тут же предложили возглавить интернат, тоже эвакуированный из Ленинграда. Ситуация в интернате сложилась отчаянная, но маму знали как опытного администратора и надеялись, что она справится.

Этот интернат был создан в Ленинграде в спешке. В нем объединили детей, почему-то не уехавших со своими детсадами, детдомами, яслями — всего более трехсот человек. В основном это были ребятишки 3 — 6 лет, а также ясельники и младшие школьники. Времени на организацию карантина не нашлось. В результате интернат «повез» с собой семь разных инфекций: ветрянку, скарлатину, корь... Вторая беда — не было персонала. Решили проблему так: нашли нескольких врачей и медсестер, а на должности воспитательниц, нянечек, поваров, прачек набрали женщин, готовых уехать в эвакуацию вместе со своими детьми.

Кировская область, хоть и бедная, отнеслась к ленинградцам очень хорошо. Интернат разместили в сказочном месте — на высоком берегу реки Чепца на большой поляне среди густого леса. Перед войной там построили детский санаторий под названием «Конып». Он размещался в деревянных двухэтажных корпусах. Имелись водопровод, баня-прачечная, пекарня, конюшня, даже лесопилка.

Но возникла масса проблем. Снабжение продуктами, лекарствами и прочим велось из Кирова, но весьма нерегулярно и не в полном объеме. Надо было самим туда ездить, но руководители интерната собраться так и не сумели. Впрочем, как и организовать заготовку дров. Наступала зима, а зимы там снежные и очень холодные.

К Новому году обстановка в интернате стала по-настоящему блокадной, только без обстрелов. Деревянные дома промерзли насквозь. Большинство женщин пытались спасти хотя бы своего ребенка, накормить, обогреть. Остальные дети целыми днями лежали в холодных палатах, голодные, на мокрых матрацах, в грязной одежде. Все семь инфекций только того и ждали, не щадили и тех, с кем рядом были матери.

Наша мама, посмотрев на все это, на один день съездила к нам (наш интернат тоже был в Кировской области), а потом принялась наводить порядок. В первую очередь добилась, чтобы слушались ее беспрекословно. Много лет спустя она рассказывала мне, как трудно было наладить дисциплину, строжайший контроль за продовольствием, чтобы все до последней крошки шло в общий котел. Постепенно подчиняться новому главврачу стали охотнее — появилась надежда наладить более-менее нормальную жизнь. Но были проблемы, с которыми ленинградки сами справиться не могли. Это снабжение, ремонт лесопилки, водопровода, зданий, которые за несколько месяцев запустили.

Тут мама пошла на нарушение закона. Выяснилось, что в кладовой хранится ситец. В то время в деревне он был ценнее денег. Мама поговорила с председателем сельсовета, и он нашел женщин, подводы, чтобы съездить в Киров за продуктами, лекарством, фуражом. А еще нашелся вернувшийся с фронта инвалид, который починил лесопилку и потом работал на ней. Под его же руководством запустили прачечную, постепенно починили окна-двери. Оплата за все шла ситцем. Мама потом призналась мне, что очень боялась, что ее за это посадят, но ничего другого она придумать не могла.

Только в феврале мама забрала нас с сестрой к себе. Но еще долго не разрешала ходить в корпуса — пока не покончили с болезнями.

Мама добилась ставок механика и конюхов. И в интернате появился гужевой транспорт. В корпусах стало чисто и уютно. Даже цветы росли на территории. Весной детей старше шести лет, и нас с сестрой тоже, отправляли собирать щавель. Летом — ягоды, осенью — шиповник, грибы.

Следующей зимой интернат перевели в большое село Полом. Перевозили детей и все имущество в разгар морозов на санях. Ехали два дня. Поселили нас в большом кирпичном здании школы, выстроенной перед самой войной. И уж в Поломе организовали настоящее подсобное хозяйство: у нас был скот (лошади, коровы, свиньи, козы, куры), огороды (помню поля картофеля, моркови, турнепса). Работали по хозяйству и сотрудницы интерната, и старшие дети. Всему научились ленинградки: и лошадей запрягать, и за плугом ходить, и сено косить, и за свиноматками ухаживать.

В этом селе были еще два детских учреждения из Ленинграда, а школа одна на всех. В ней учились и дети из соседних деревень. Мы едой избалованы не были, но какими же привычно голодными оказались деревенские дети! Даже мы это понимали.

И еще одно воспоминание. В конце 1944 года привезли в наш интернат двадцать детишек, которым было около двух лет. Шептались, что это дети женщин, находящихся в заключении. На эту мысль наводило и отсутствие в сопроводительных документах имен и фамилий ребятишек — только номера. Как назвать детей — придумали воспитательницы и нянечки. А мы с сестрой недоумевали: как же потом их найдут мамы?

Война заканчивалась, и мы мечтали о возвращении домой. Пришло распоряжение, что в Ленинград поедут только те дети, у которых остался хотя бы один из родителей. Составляли списки, оформляли «вызов». В июне 1945-го со второй большой группой уехали и мы.

Но на этом мамины заботы не кончились. Некоторых матерей в городе не оказалось: несколько человек были на торфозаготовках, а кого-то не смогли сразу найти. Мы с сестрой жили у родственников, а измученная мама пристраивала детей. Это удалось только к концу августа.

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook